Ликвидаторы вошли в раж, или как жителей Тойволы объединила общая беда

0
2241
Детский сад в Тойволе попал под оптимизацию. Фото: Юрий Гадалев
Детский сад в Тойволе попал под оптимизацию. Фото: Юрий Гадалев

Сегодня вы живете спокойно и особо не задумываетесь над тем, что завтра относительное благополучие окажется зыбким, а послезавтра привычный мир и вовсе обрушится, ведь так? С высокой степенью вероятности главным разрушителем человеческих судеб окажется существующая на наши налоги власть, получившая свыше установку экономить на всем, резать, кромсать, жечь каленым железом. Ну, не себя же чиновникам обижать. Так появились ликвидаторы. И начали они с самых беззащитных.

На примере Суоярвского района расскажем, какую схему экономии на живых людях придумали в местной администрации, возглавляемой бывшим прокурорским работником Олегом Болговым. Именно это особенно удивляет: тот, кого государство учило следовать букве и духу закона, блюсти Конституцию РФ, статья 2 которой гласит, что «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью», допустил их нарушение в поселках вверенного ему на попечение решением конкурсной комиссией (не гражданами – на выборах) района…

Жители поселка Тойвола прислали в «Чернику» коллективное письмо, под которым десятки подписей. Отчаяние в каждом слове:

«Уважаемая «Черника», мы, жители поселка Тойвола Суоярвского района Республики Карелия обращаемся к вам с надеждой!

Администрация Суоярвского района планомерно уничтожает наш поселок. Лет 20 назад наша Тойвола процветала, руководители поселка заботились о каждом жителе. Зверосовхоз-миллионер, где работала основная часть населения, обеспечивал стабильность семьям и инфраструктуре, для детей младшего возраста построили замечательный детский сад, для школьников – просторную двухэтажную школу, мы отдыхали в самом лучшем доме культуры (посещали сельскую библиотеку, занимались в тренажерном зале и тире, ходили в кино, на концерты). Прошло несколько лет и ситуация изменилась радикально. Обанкротили зверосовхоз. Люди в поисках работы стали уезжать из поселка. Численность населения значительно сократилась. Закрыли дом культуры, сейчас здание лежит в руинах. Закрыли основную школу (на момент закрытия в ней обучалось 46 учащихся) и оно тоже разрушается – стоит без окон, без дверей.

В таком состоянии находится сегодня бывшая школа в Тойволе. Фото: Юрий Гадалев
В таком состоянии находится сегодня бывшая школа в Тойволе. Фото: Юрий Гадалев

И вот в августе 2018 года администрацией Суоярвского района без предварительного уведомления была закрыта группа детского сада. Работников предупредили о сокращении в трехдневный срок. Все дошкольники оказались лишены права на бесплатное дошкольное образование. В двухэтажном здании садика находятся лицензированный медицинский пункт, почтовое отделение и сельская библиотека. Все закрылось вместе с детсадом, так как по решению хозяина здания садика, которым является школа в поселке Лахколампи в лице ее директора Оксаны Сендо, отключено отопление и водоснабжение. Таким образом, мы, все жители поселка, остались без медицинского пункта – для работы фельдшера нет никаких условий (в помещении холодно и нет воды, т.е. нарушены санитарные нормы).

Сельская библиотека являлась единственным культурно-досуговым центром поселка. Библиотекарь проводила для ребят литературные праздники, викторины, тематические выставки. Была организована работа женского клуба. В данный момент жители поселка лишены возможности посещать сельскую библиотеку и культурно развиваться.

Большая часть населения Тойвола – это пенсионеры. Многие получают пенсию через почтовое отделение, здесь же приобретают газеты и журналы, оплачивают квитанции за коммунальные услуги. До ближайшего отделения связи и медпункта 9 километров, но добраться туда можно только на частном транспорте, а машины, как понимаете, есть не у всех.

Администрация нашего района не приняла никаких мер для сохранения необходимых (медицинских и образовательных) условий для жизни нашего поселка, закрыв последнее капитальное хорошего качества общественное здание. Хуже того, местная и районная власти даже не сочли нужным приехать, и хоть как-то объяснить жителям поселка, почему они закрывают важные социальные объекты в нашем поселке. У представителей администрации один ответ – нет денег. Нет денег на дороги, нет денег на освещение, нет денег на содержание и обслуживание жилья, на медицину и образование. Хочется спросить, где наши налоги? Неужели мы, пенсионеры, проработавшие в своем государстве по 30-40 лет, заслужили такого обращения?
Мы обращаемся к вам с просьбой, разобраться в данном вопросе. Нас в поселке чуть больше 200 человек, но мы – ЛЮДИ, которые нуждаются в медицинских и образовательных услугах».

Доводы жителей Тойволы понятны, но их не слышат. Они возмущены, растеряны и ищут поддержки в СМИ, не надеясь на обнаглевшую и предавшую их власть. А власть, и правда, ведет себя хуже феодалов, творящих беззаконие за спинами граждан, которых, вероятно, считает своими подданными.

Руководители Суоярвского района и Найстенъярвского поселения, к которому относится Тойвола, появились поселке только 2 октября – спустя месяц с небольшим после расторжения 24 августа директором школы Сендо договора об аренде помещений садика с почтой, ФАПом и библиотекой, учредителями которых являются ведомства федерального, республиканского и местного уровня. Вряд ли Сендо приняла такое бесчеловечное решение самостоятельно, без указания республиканских и районных чиновников, но в этом она вряд ли сознается, став в глазах жителей Тойволы ликвидатором номер один.

О том, что в поселке соизволило появиться начальство, включая заместителя главы администрации Суоярвского района по финансам и ЖКХ и одновременно руководителя ликвидационной комиссии (об этом мы еще скажем) Романа Петрова и избранного в сентябре главой Найстенъярвского поселения от партии «Единая Россия» Валерия Теслина, люди узнали случайно – с ними никто вступать в диалог не собирался, так как целью визитеров было решение вопроса с отоплением и водоснабжением ФАПа. В руководстве района и Минздраве Карелии понимают, что случится нешуточный скандал, если в поселок не вернуть медпомощь.

«Узнав об их приезде, население поселка собралось, чтобы задать волнующие нас вопросы, – написали недавно в районную прокуратуру жители Тойволы. – Оказалось, что наши вопросы не в их компетенции. В этот же день мы обратились в письменной форме к главе администрации района О.В. Болгову с просьбой провести сельский сход. Нас интересует, почему без согласования с родителями их детей лишили права на дошкольное образование (в группе 7 детей шести возрастов). Мы обеспокоены тем, что остались без медицинского обслуживания, услуг почты, культурного досуга. 27 октября последнее дежурство работников в помещении детсада. Нас очень беспокоит как судьба здания, как и нашего проживания в поселке, на котором поставлен крест. После нашего обращения прошло две недели – никакого ответа от руководства района нет».

Олег Болгов не захотел разговаривать и с журналистом «Черники», выслушав мой вопрос, он сослался на совещание и предложил позвонить ему завтра, хотя мог бы по такому важному вопросу и перезвонить, а назавтра глава администрации уехал в Петрозаводск на похороны безвременно умершего Николая Левина. Вместо того, чтобы поехать в Тойволу для встречи с народом.

Жители Тойволы, напротив, охотно рассказывали мне по телефону о происходящем. О том, как варварски вышвыривали из помещений садика все то, что годами приобреталось для комфорта детей и занятий с ними: директор школы распорядилась пригнать трактор с телегой, в которую без разбору швыряли мебель, игрушки, посуду и прочую утварь. Куда увезли и где свалили – никто не знает. Любопытно, при этом кто-то государственную копейку считал? Или главное – уничтожить, чтобы не было пути назад? «В целях экономии бюджетных средств можно было отключить отопление и энергоснабжение на втором этаже, а все учреждения разместить на первом и таким образом сохранить здание», – говорили мне люди. Но, похоже, ликвидаторы вошли в раж.

Таким же образом расправились в конце лета с детским садом в поселке Суоёки Найстенъярвского поселения. О том, как это происходило, нам рассказала воспитатель Ольга Михайлова, которая обратилась за защитой своих гражданских прав к Уполномоченному по правам человека в Карелии Александру Шарапову, так как, пройдя множество инстанций, законных решений со стороны власти не добилась.

– Я коренной житель поселка Суоёки, 28 лет отработала в местной школе учителем начальных классов, – цитируем обращение женщины, которое она отправила и в «Чернику». – Поселок маленький, численность населения небольшая. Я и все остальные работники школы, а также родители принимали активное участие в жизни школы, поселка, района и республики. Показывали неплохие результаты, за что были награждены благодарственными письмами, почетными грамотами. Поэтому для меня и моих коллег, а также родителей новость о том, что 23 августа закрывается школа и детский сад – всего за девять дней до 1 сентября – было как гром среди ясного неба. Десять работников школы, которые могли бы продолжить свою трудовую деятельность, и семь родителей обучающихся и дошкольников вынуждены были принять решение до 27 августа.

Началось уничтожение школы по обкатанной в других поселках Карелии схеме, с создания филиала, а уж филиал закрыть для учредителя – районной власти – проще простого. В начале 2018 года была проведена реорганизация МОУ Суоёкская начальная школа путем присоединения к МОУ Лахколампинская СОШ, которая, к слову, находится в 40 с лишним километрах при полном отсутствии автобусного сообщения.

– 16 октября 2017 года я получила уведомление о реорганизации школы, в котором прописано, что за мной в соответствии с 75 статьей Трудового кодекса остается должность учителя начальных классов с сохранением всех условий трудового договора, – говорится в обращении Ольги Михайловой. – Перед моим уходом в очередной отпуск в начале июня этого года никакого разговора о закрытии школы не было. 7 августа благополучно прошла приемка готовности школы к новому учебному году. Членом комиссии была Т.В. Тишкова, заместитель главы по социальной политике. 17 августа мне позвонила директор школы О.В. Сендо и дала указания по проведению Дня знаний 1 сентября. А 23 августа (я еще находилась в отпуске) в срочном порядке приглашают родителей и работников школы на собрание. Директор Лахколампинской школы, начальник районного отдела образования Ж.Л. Корьят, заместитель главы района по социальной политике Т.В. Тишкова и В.А. Теслин (нам его не представили, но 9 сентября после выборов он стал главой администрации нашего Найстенъярвского сельского поселения) сообщили о том, что школу закрывают. Протокол собрания вести не хотели, ввели родителей и работников школы в заблуждение. Принудили родителей обучающихся написать заявление о том, что они согласны возить детей обучаться в город Суоярви – это за 25 км по ужасной грунтовой дороге, а дошкольники просто «повисли в воздухе» и теперь болтаются по поселку, не получая никакого образования. С работниками школы поступили следующим образом: три человека не пенсионного возраста сократили, а семь человек пенсионеров в приказном порядке заставили написать заявление по соглашению сторон или переехать работать в Лахколампи и пояснили, что транспорт и жилье они нам не обязаны предоставлять (расстояние между поселками 40 км и автобусного сообщения нет). Мне директор предложила самой решать вопрос с проживанием, а через месяц, возможно, что-то найдется…

Ликвидаторы резали по живому, не утруждаясь войти в положение тех, кого махом лишили работы и тех, кто остался без гарантированного государством дошкольного образования – детей и их родителей. Ольга Михайлова решила бороться за свои права, так как одновременно с другими работниками пенсионного возраста ей предложили подписать соглашение сторон с оплатой двухмесячного заработка. У нее сразу возник вопрос: почему одних работников школы – не пенсионеров – сократили, а другим предложили «договариваться», ведь в соответствии с реформой пенсионеры и не пенсионеры уравнены в правах.

И тогда началось выкручивание рук: директор школы Сендо сообщила, что педагог должна принять решение в срочном порядке. «Если я не напишу заявление по соглашению сторон, и не явлюсь на работу 3 сентября в Лахколампи, то она меня уволит за грубое нарушение трудовой дисциплины, за прогул, – рассказывает женщина. – Но в моем договоре написано, что я принимаюсь на работу на неопределенный сток, а в случае изменения условий договора работодатель обязан уведомить работника не позднее, чем за два месяца».

Дальше – полный беспредел и беззаконие. Педагог обратилась в прокуратуру и в трудовую инспекцию Карелии, а сама стала ходить на работу в свою школу. «Дверь мне, конечно же, никто не открывал, приходилось со свидетелями составлять акты на каждый день и звонить директору Сендо, ставить ее в известность, что я на работу явилась, а приступить к своим должностным обязанностям учителя начальных классов не могу, – рассказывает Ольга Михайлова. – На вопрос, что мне делать, директор четкого ответа дать не смогла, а 10 сентября ознакомила с приказом о том, что новый адрес моей работы – поселок Лахколампи улица Школьная, 33. Нагрузка – два обучающихся на дому (курсы у меня не пройдены, программы не составлены, опыта работы с такими детьми нет и один из обучающихся пятиклассник, а я учитель начальных классов). 25 сентября в седьмом часу вечера директор Лахколампинской школы вызывает меня в школу Суоёки (было довольно-таки темно, а в здании свет отрезан) и знакомит с приказом об увольнении на основании актов об отсутствии меня на рабочем месте, которых я не подписывала».

Из трудовой инспекции педагогу ответили, что она может обращаться в суд, а прокуратура (в своем привычном бюрократическом стиле) переслала обращение министру образования Карелии Морозову. «Оттуда пришел ответ, где все было перевернуто с ног на голову, – говорит учительница. – Оказывается, школа находится в аварийном состоянии, обучающиеся в школе отсутствуют, а дошкольники взяты под контроль. Это неправда: 23 августа школа принята комиссией как готовая к учебному году, в ней было 2 обучающихся и 4 дошкольника, три ребенка еще пришли бы в детский сад в ближайшее время. В итоге мне пришлось обратиться с исковым заявлением в суд, чего очень не хотелось делать».

Прокомментировать сложившуюся в Суоярвском районе ситуацию согласилась журналист Нaтaлья Кaзберович, редaктор группы ВКонтакте «Город 257»:

– Новaя исполнительнaя влaсть Суоярвского рaйонa по ряду покaзaтелей считaется эффективной. Нaпример, в прошлом году муниципaльному обрaзовaнию удaлось сокрaтить нa полторa миллионa госдолга, который к концу 2018 годa плaнируется уменьшить уже нa три с половиной миллионa. Секрет успехa озвучил зaместитель глaвы aдминистрaции по финaнcaм и ЖКХ Ромaн Петров: «Мы оптимизировaли рaсходы, зaкрыв, нaпример, школу в поселке Суоёки. Помещение площaдью около 400 квaдрaтных метров обходилось бюджету рaсходaми только зa электроэнергию рaвными примерно трем с половиной миллионaм рублей в год. Детей возим в Кaйпинскую основную школу в Cуоярви. В городе обучaются 5-11 клaссы пийтсиекских школьников, aвaрийное здaние в этом поселке, a тaкже школa в Поросозеро зaкрыты».

Школы в Суоеки больше нет. Фото: Юрий Гадалев
Школы в Суоеки больше нет. Фото: Юрий Гадалев

Замечу, что общественность Суоярви не позволилa оптимизaторaм ликвидировaть этим летом дошкольное учреждение в микрорaйоне Вокзaл, где воспитывается более 80 детей. Оно могло пополнить список побед господина Петрова, и в связи с этим вопрос: почему госдолг местные влaсти сокрaщaют не зa cчет себя, любимых?

В прошлом году после объединения рaйонной и городской aдминистрaций ликвидaционную комиссию возглaвил бывший мэр Суоярви Роман Петров. Это было в нaчaле сентября. С тех пор кредиторскaя зaдолженность городского поселения стaрaниями пересевшего в кресло зaместителя глaвы aдминистрaции района по финaнcaм и ЖКХ Петровa не особо сокрaтилaсь. Одако нa нужды «ликвидaторов» депутaты горсоветa зaложили в бюджете почти полторa миллионa рублей, a нa cентябрьской сессии горсоветa единоглaсно проголосовaли зa то, что фонд зaрaботной плaты двух членов комиссии (Петров Р.В. и бухгaлтер) зa 6 месяцев 2018 годa состaвил 414 тысяч. Вот и возникaет вопрос: почему суоярвский чиновник позволяет себе безнaкaзaнно зaнимaть срaзу две муниципaльные должности, a люди в поселкaх рaйонa, зa cчет чьих нaлогов влaсть жaловaнье получaет, вынуждены бороться зa прaво жить?

Как пояснила Наталья Казберович, по положению о ликвидaционной комиссии депутaты дaли добро нa то, чтобы Роман Петров одновременно зaнимaл две муниципaльные должности, что недопустимо по зaкону и похоже нa коррупцию. Среди депутaтов горсоветa (сейчaс их 9) семеро – директорa бюджетных уреждений (службa зaнятости, спортивнaя школa, редaкция, центр соцобслуживaния и т.д), финaнсово зaвисимые от Петровa. Олег Болгов – нынешний глава районной администрации, бывший прокурор рaйонa, не может не понимaть, чем все это чревато.

– Рaботa местных экономистов-ликвидаторов кипит под стaрую песню о глaвном – «Денег нет, но вы держитесь» с припевом про проблемы в связи с повышением МРОТ. Однaко нa caйтaх министерствa финaнсов РФ, a тaкже прaвительствa Кaрелии регулярно появляется официaльнaя информaция о том, что регионы получaют из федерального центра средствa нa реaлизaцию мaйских укaзов президентa и прочих нововведений (изменения в зaкон о Северaх, нaпример) – где они? – комментирует журналист. – Никто из предстaвителей местных влaстей ни рaзу и нигде не предaл публичной оглaске информaцию о том, что финaнсовое бремя в связи с повышением, нaпример, МРОТ целиком и полностью возложено нa нищие муниципaлитеты.

Местное сообщество Суоярвского района активно обсуждает в соцсетях, как районная власть экономит средства на жителях города и поселков не в ущерб себе. Например, задекларированные доходы ликвидатора Романа Петрова за прошлый год составили 1 миллион 577,7 тысячи рублей. Что немного отстает от доходов республиканских министров, а чьи-то даже превышает (Воронов A.М. – министр по делaм молодежи, физической культуре и спорту задекларирвал за этот же период 1604837, 79 руб., Aнтошинa Е.A. – министр финaнсов – 1657553,87 руб., Лесонен A.Н. – министр культуры – 16773547,23 руб., Морозов A.Н. – министр обрaзовaния – 1671674, 55 руб., Швец М.П. – министр здрaвоохрaнения – 1400037, 93 руб., Соколовa О.A. – министр соцзaщиты – 1641713, 79 руб. Ермолaев О.A. – министр строительствa, ЖКХ и энергетики – 1481078,59 руб.).

Жители поселков Тойвола, Суоёки, Поросозеро, где тоже кавалерийским наскоком перед началом учебного года закрыли начальную школу, в чем сегодня видит нарушение прокуратура, продолжают бороться за свои права. В Тойволе создана инициативная группа граждан, уполномоченных вступать в переговоры с властью. Бунт? Нет, конечно. Люди мечтают спокойно жить, но власть лишает их покоя и самых необходимых гарантированных Конституцией государственных услуг.

Сегодня жители Тойволы ждут действий от министров, которым глава Карелии Парфенчиков перенаправил их обращение в соцсетях. Но, скорей всего, люди получат отписки. У избирателей района есть еще два покровителя – это их депутаты в Законодательном собрании Карелии – бизнесмены Владимир Семенов и Андрей Мазуровский, но свое обращение они направили другому депутату – Андрею Рогалевичу. Почему? Резонный вопрос. Люди обращаются к тем, кто их слышит…

Людей власть не слышит

Ликвидация идет по всей Карелии, жизнь на территории которой сжимается словно шагреневая кожа. Кто станет следующей жертвой, знают в правительстве республики те, у кого нет никаких проблем.