Лариса Куликова: «Ночью в палатке я плачу от холода…»

0
1822
Педагог-ветеран Лариса Куликова отказывается переезжать в жилье, которое ей выделили по программе расселения аварийного жилфонда. Фото: Черника
Педагог-ветеран Лариса Куликова отказывается переезжать в жилье, которое ей выделили по программе расселения аварийного жилфонда. Фото: Черника

Около сорока лет она преподавала в школе – учила, готовила к экзаменам не одно поколение детей карельской деревни Вокнаволок. Родилась на Украине, росла и училась на Дальнем Востоке, а после вуза распределилась в Карелию. Ларисе Ивановне Куликовой в кошмарном сне не могло присниться, что в 67-летнем возрасте жить ей придется не в обустроенной своими руками уютной квартире, а на улице, как бомжу. Что глумиться над ней станут государственные люди – представители муниципальной власти города Костомукша, работники прокуратуры, судебные приставы… Равнодушие, доходящее до откровенного хамства, которое пенсионерка испытывает на протяжении последних нескольких месяцев, довело женщину до крайней степени отчаяния, она стала гипертоником с давлением 200 на 140. Но Лариса Ивановна держится и продолжает жить в палатке рядом с домом, из которого ее вышвырнули 21 июля.

«Черника» не раз возвращалась к теме насильственного переселения жительницы Вокнаволока Ларисы Куликовой в дом, построенный по программе расселения аварийного жилья, переезжать в который она не хочет, потому что вопреки решению суда считает это необоснованным, а документы, на основании которых ее изгнали из обжитой квартиры, мягко говоря, искаженными.

– Сегодня ко мне снова приезжали «проверяющие» – пристав и полицейский, наверно, чтобы посмотреть – жива ли я еще, и не проникла ли в свою квартиру, – со слезами в голосе говорит Лариса Ивановна. – У меня складывается впечатление, что они очень бы обрадовались моей смерти. Нет человека – нет проблемы. Живу по-прежнему в палатке, готовлю еду на костре, поэтому горячая пища у меня один раз в сутки. Одну кастрюлю варю для себя, вторую – для собаки. Одеваюсь как бомж, потому что все хорошие теплые вещи вывезены и свалены приставами в кучу там, куда меня пытаются запихать. Что успела забрать из сарая, который приставы заколотили, а это старье, в том и хожу. Ночи становятся все холодней, скоро будут минусовые температуры – рядом с Полярным кругом живем. Просыпаюсь ночью от холода и плачу…

Пристав указала женщине, что она должна очистить территорию возле дома, который Лариса Ивановна считает незаконно отнятым. В тот момент, когда явились «гости», пенсионерка разводила костер, чтобы сварить еду. «Если вы не заберете свои вещи из дома и сарая, они будут реализованы службой судебных приставов», – предупредили пенсионерку. Но как забрать вещи, не сказали. Ведь после того, как Лариса Ивановна вернулась в свое жилье и 30 августа была повторно выдворена из дома, который она не желает покидать, вызванный сварщик заварил входную дверь металлическими уголками. Мало того, по словам женщины, на болты заварена печная дверца – чтобы не было возможности отапливать квартиру. Надо полагать, так готовится к использованию «маневренный фонд», в разряд которого, по уверению костомукшской власти, собирались перевести квартиру Куликовой. Забили гвоздями и дверь в сарай, где хранятся дрова и погибают без ухода комнатные орхидеи…

Существование, на которое обрекло Ларису Куликову «заботливое государство», невыносимо. Чего было проще пойти навстречу педагогу и оставить ей прежнее муниципальное жилье, а квартиру в новостройке с буржуйкой и буйными соседями передать под маневренный фонд?

В карельской деревне Лариса Куликова чувствует себя изгоем. На первое сентября она общалась с приехавшими в Вокнаволок силовиками, которые отнеслись к ней по-человечески и даже сходили в дом, куда пытаются переселить пенсионерку. Этим людям не повезло: в первой же квартире на них бросился нетрезвый человек с бутылкой в руке…

Обращения к врио, а теперь уже главе республики Парфенчикову, видеообращение к президенту Путину, многочисленные прошения и публикации в СМИ не дают никакого результата, а, кажется, только придают сил тем, кто глумится над пожилой женщиной – их никто не ставит на место, никто не одергивает: хватит! Хотелось бы, чтобы они хоть на минутку представили, что это их мать страдает от холода, голода, ненависти и несправедливости…

Остановитесь, если вы люди!