Андрей Туоми

Андрей Туоми

Журналист, родился в деревне Вокнаволок Калевальского района. В журналистике начала 90-х гг. Был редактором районных газет «Новости Калевалы» (2008-2012), «Северные Вести» (2000-2002 г.г.). Издал четыре книги: две - повести и рассказы «Только не умирай» (2002 г.), «Слезы Ангела» (2009 г.), два сборника стихов – «Первый виток» (1998 г.) и «Как много в жизни пройдено дорог» (2012 г.).
Роспотребнадзор озадачился вопросом питания школьников домашней едой

 

Роспотребнадзор намерен запретить российским школьникам приносить в образовательные учреждения с собой еду из дома. Ограничения содержатся в новых санитарных нормах и правилах питания, разработанных этим ведомством. Проект документа на данный момент находится на стадии публичных обсуждений.

Очередное нововведение уже вызвало массу негодующих откликов родителей тех детей, которые предпочитают кормить своих чад домашней едой, а не тем, что предлагают школьные столовые. Давайте попробуем разобраться во всех аспектах этой проблемы.

Как обычно, Роспотребнадзор ссылается исключительно на заботу о подрастающем поколении, о том, чтобы дети в школах получали полноценную и здоровую пищу. И все бы ничего в подготовленном законопроекте, если бы не этот пресловутый пункт о запрете вноса в школу еды из дома.

Интересно, что одним из аргументов называются участившиеся случаи массового отравления детей в школах страны. Однако, при этом как-то обходится стороной именно вопрос массовости. Разве можно массово отравиться одной булочкой, принесенной кем-то из школьников? Ведь массово люди травятся только тем, что подается в массовом порядке — в школьных столовых. Один ребенок может отравиться своим бутербродом, но отравить им весь класс он не в состоянии. Да и едва ли единичный случай отравления школьника станет когда-либо поводом для дискуссии в СМИ, или поводом для возбуждения проверок и уголовных дел. Тем более, что факт такого отравления легко контролируем и проверяем: в школах ведется достаточно хороший учет тех, кто питается в столовых, а кто — нет.

По какой причине дети не едят в школьных столовых? Тут однозначно ответить нельзя. Да, часть детей малоимущих семей питается в столовых бесплатно. Остальные платят. И для некоторых семей, которых в России с каждым днем становится все больше, весьма проблематично оплатить ребенку ежедневный завтрак или обед в школе. Пусть это даже 100 или 200 рублей в день. А если в семье двое или трое школьников? Население стремительно нищает, что особенно бросается в глаза в небольших городах и поселках. Родители ищут всякие способы экономии и, конечно же, домашняя еда в данном случае является такой существенной экономией.

Но это еще не все. Многие родители, которые в состоянии оплатить услуги школьной столовой, попросту не доверяют качеству питания в школах. Да, где-то лучше, где-то хуже. Единого стандарта школьного питания в стране нет. Да, наверное, в элитных гимназиях, частных школах и Президентских кадетских корпусах детей кормят исключительно хорошо и только качественными продуктами. Но сколько таких элитных учебных заведений приходится на десятки тысяч рядовых школ? На многие тысячи сельских школ, которые и так уже несколько лет трясет и лихорадит от оптимизаций и сокращений? Кто может гарантировать родителям, что не смотря на плачевное состояние школ питание в них исключительно хорошее и безопасное? Ведь травятся дети в школьных столовых!

Зачем Роспотребнадзор с таким упорством проталкивает этот запрет? Казалось бы — если не питается ребенок в столовой, а приносит свою еду — что за дело санитарам до его желудка? Целиком и полностью ответственность за такое питание лежит на плечах его родителей, а никак не школы и не школьной столовой.

Вопрос этот не праздный. И имеются все подозрения предполагать, что проталкивается эта инициатива не просто от Роспотребнадзора, а как раз со стороны властей. Не надо быть особо Навальным, чтобы проследить цепочки заинтересованных чиновников и начальников и фирм осуществляющих поставки продуктов в школьные столовые. Практически в ста процентах случаев конец ниточки «выгодополучателя» окажется в руках какого-нибудь чиновника, его жены, брата-свата или подставного лица. Школьная столовая — это конвейер, который приносит ежедневную прибыль, на его работу не влияет ни спрос, ни конкуренция. Заполучить контроль над поставками продуктов в школу — это голубая мечта любого предприятия общепита, любой фирмы, торгующей продуктами питания.

Единственное, что влияет на этот бизнес — платежеспособность населения. От того, что все чаще дети приносят в школу домашнюю еду, отказываясь от услуг школьной столовой, страдают чьи-то прибыли. Поэтому выход для бизнеса такого рода состоит в том, чтобы всячески лоббировать запрет на питание вне школы. Чтобы не мытьем, так катанием заставить родителей выворачивать карманы и оплачивать услуги школьной столовой.

Народ нищает, прибыль уменьшается, гайки закручиваются. Надо выжать из людей последнее. И запрет на домашнюю еду в школах — это всего лишь одно звено в цепи нехитрых способов отъема денег у населения. Прикрыто это, правда, как всегда, только благими намерениями и громкими, заботливыми словами.

Мы не раз уже выясняли, что все благие намерения, инициируемые российской властью в последние годы, приводят, как правило к еще большим проблемам в стране и к новым, еще более «благим намерениям».

Правда, при этом мы забываем то, что следовало бы поставить в самое начало этой статьи — безусловное право человека на питание. Это как право дышать. Как право отправлять естественные надобности. Никто не вправе эти безусловные права человека ограничивать — ни Роспотребнадзор, ни депутаты, ни президент, ни сам господь бог.

В «Изложении фактов № 34» Организации Объединенных Наций, под заголовком «Право на достаточное питание», в части первой, пункте А, дается исчерпывающее определение права на достаточное питание:

«Право на питание является всеохватывающим правом. Это не просто право на минимальное потребление калорий, белков и других конкретных питательных веществ. Это − право на все питательные элементы, в которых человек нуждается для здоровой и активной жизни, а также на средства доступа к ним.

Право на питание может быть описано следующим образом:

Право на достаточное питание реализуется в том случае, когда каждый человек – мужчина, женщина и ребенок – отдельно или совместно с другими в любое время имеет физические и экономические возможности для доступа к достаточному питанию или располагает средствами его получения.

Право иметь регулярный, постоянный и свободный доступ, либо непосредственно, либо путем закупок, к адекватному и достаточному в количественном и качественном отношении питанию, соответствующему культурным традициям народа, к которому принадлежит потребитель, и обеспечивающему как в индивидуальном, так и в коллективном порядке удовлетворительную и достойную психическую и физическую жизнь, свободную от тревог».

Таким образом, нетрудно прийти к простому и понятному выводу: путь запрета всегда тупиковый путь, а в данном случае, это та тонкая грань, за которой начинается весьма щекотливая для государства ситуация, где в глазах мирового сообщества оно еще и еще раз подтверждает свою бесчеловечную сущность и готовность растоптать базовые, неотъемлемые и безусловные права человека, приобретаемые им от рождения.

Но самое-то гнусное и кошмарное состоит в том, что это не депутаты и не санитары будут шмонать рюкзаки и портфели школоты, а те, кто призван вести детей в светлый мир знаний и просвещения: учителя, воспитатели, педагоги… Это им будет отведена роль тюремных надзирателей, отбирающих, вдумайтесь, еду у детей!

Какое отношение к школе и учителям мы пожнем в результате очередной «реформы»? С каким «грузом знаний» наши дети будут покидать стены учебных заведений и каким эхом это  откликнется в будущем — даже представить страшно.