Юлия Шевчук

Юлия Шевчук

Историк по образованию - окончила Петрозаводский госуниверситет. Журналист по призванию. В первую редакцию устроилась в 1992 году случайно, отец был редактором и взял корреспондентом. Более 25 лет работала в районных газетах Карелии ("Диалог", "Новая Кондопога"). Получила несколько уроков от власти. Первый: не жди справедливости, но работай ради нее. Второй: гни свою линию. Третий: сомневайся во всем, старайся быть честной. Наверное, есть что-то более интересное, чем журналистика, но не для меня. Член Союза журналистов России.

Увольнение с работы по статье за разглашение персональных данных – редкий случай. Но в петрозаводском ООО «Связьсервис» посчитали, что должны преподнести урок своим сотрудникам. Представитель компании заявил в суде, что разглашение персональных данных – серьезное основание для увольнения, даже более весомое, чем прогул. На момент расторжения трудового договора инженер отработал в компании без малого 20 лет. Фоном для увольнения послужило то, что сотрудник публично рассказал о проблемах с обеспечением средствами защиты в условиях распространения коронавируса.

«Черника» сообщала о том, что инженер службы подключений ООО «Связьсервис», опасаясь за свое здоровье и безопасность петрозаводчан в условиях распространения коронавирусной инфекции, в самом начале «путинской нерабочей недели» отказался выходить на работу, потому что не был обеспечен всеми средствами индивидуальной защиты. Сегодня он рассказывает о том времени, что в окружении его питерских коллег умерли шесть сотрудников, поэтому для него вопрос безопасности был не просто чем-то далеким и непонятным, а близким и конкретным. Это была не паника, а сознательный выбор: ради спокойствия семьи с двумя маленькими детьми он предпочел безопасность. А чтобы предать гласности ситуацию на предприятии, воспользовался своим правом и обратился в СМИ.

Отметим, что работа в условиях режима повышенной готовности обсуждалась инженерами службы подключения, было составлено коллективное заявление на имя руководителя организации. Именно публикация данного документа в нашем журнале и стала формальной причиной увольнения 29 апреля 2020 года. И хотя сотрудник компании был готов к такому исходу дела и заявлял об этом сразу, но все же принял решение бороться.

4 сентября Петрозаводский городской суд рассмотрел иск к ООО «Связьсервис» о признании незаконными приказов о дисциплинарных взысканиях, о расторжении трудового договора, о восстановлении на работе и взыскании утраченного заработка и морального вреда.

ООО «Связьсервис» в лице двух представителей настаивало на том, что сотрудник уволен на законном основании, так как распространил персональные данные коллег «путем передачи коллективного заявления работников… в СМИ «Черника», что квалифицируется как однократное грубое нарушение трудовых обязанностей, а именно: разглашение охраняемой законом тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашение персональных данных другого сотрудника (пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ).

Однако представитель истца юрист Елена Пальцева обратила внимание суда на тот факт, что персональные данные своих коллег истец узнал не в силу исполнения профессиональных обязанностей (он не имел доступа к документам отдела кадров, не составлял базы данных или каким-то другим способом не мог обрабатывать их), поэтому не может быть уволен по пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81. Персональные данные сегодня, учитывая развитие информационных технологий, могут стать доступны многими способами. В нашем деле не доказана причинно-следственная связь, не доказано, что истец получил информацию о ФИО именно в связи с исполнением трудовых обязанностей. Тот факт, что речь идет о работниках ответчика, автоматически не означает, что речь должна идти о пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81. Работодатель владеет данной информацией не эксклюзивно, она могла быть получена из других источников.

«Несмотря на факт распространения персональных данных в сетевом издании в данном случае есть основания для применения п. 5 ст. 192 Трудового кодекса, которая говорит о том, что при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть проступка и обстоятельства, при которых он был совершён», — считает Елена Пальцева.

Она обозначила два юридически значимых обстоятельства. Первое: коллективное заявление, опубликованное в «Чернике», появилось как реакция на бездействие, по мнению работников, по обеспечению СИЗ, то есть это был акт привлечения внимания к общественно важной проблеме. Редакция «Черники» и истец не хотели навредить, а защищали общественный интерес, направленный на обеспечение безопасности не только сотрудников компании, но и ее клиентов. В суде говорилось о том, что в тот момент другие компании не подключали своих абонентов к сети Интернет, а ООО «Связьсервис» продолжило работу, было включено в список непрерывно действующих предприятий.

Второе: в суде нашел подтверждение тот факт, что персональные данные распространяются по сути самими работниками при заключении договоров на абонентское обслуживание. За время работы только одним сотрудником за год выдается несколько тысяч (!) договоров со своими персональными данными. Плюс к этому сотрудники имеют аккаунты в соцсетях, делая свою персональную информацию общедоступной. Кроме того, информация о фамилии, пусть даже с инициалами, сама по себе не является настолько уникальной, что может навредить личности.

Практика применения пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК показывает, что по этой статье увольняют за грубые нарушения, например, разглашение медицинской тайны, сведений о паспорте, заработной плате и других данных. В нашем случае речь идет о публикации фамилий и инициалов, должности, поэтому считать проступок тяжелым нельзя, наказание несоразмерно проступку.

Сторона ответчика парировала тем, что уволенный сотрудник нарушил допсоглашение к трудовому договору, где есть пункт о неразглашении персональных данных работников, а также Трудовой кодекс, правила внутреннего трудового распорядка.

Представитель ответчика сообщил суду, что в Карелии зарегистрировано 30 операторов связи, одним из «реальных» конкурентов назвал компанию «Ситилинк». Публикация персональных данных сотрудников ООО «Связьсервис» могла нанести ущерб компании, это «очень серьезный повод для конкурирующих фирм»: «Эти данные позволяют организовать утечку квалифицированных кадров и принести убыток предприятию».

Также ответчик настаивал, что непосредственной опасности здоровью сотрудника не было, что работодатель уволил работника не за публикацию в СМИ, а за незаконное распространение персональных данных.

Позиция прокуратуры, которую выразил помощник прокурора Константин Красников, была однозначна: отклонить иск в полном объеме.

В качестве третьих лиц к участию в деле были привлечены два сотрудника компании и журналист нашего журнала. Дело в том, что по просьбе «Черники» директор по маркетингу ООО «Связьсервис» Виталий Ковальчук прокомментировал ситуацию, в опубликованной статье ответы на вопросы даны без правки. Однако представитель компании в ходе разбирательства подверг сомнению тот факт, что в комментарии Ковальчука говорилось о том, что «30 марта все сотрудники не были допущены к работе с абонентами в связи с тем, что на предприятии не было должного количества защитных медицинских масок». Еще бы: руководство компании признавало проблему. В суде сомнения были рассеяны и доказательством послужила распечатка электронных писем. Кроме того, в суде позиция нашего СМИ заключалась в том, что инициатива публикации спорного заявления с ФИО работников компании принадлежала именно редакции.

Коллеги истца, привлеченные в качестве третьих лиц, по сути поддержали исковые требования о восстановлении на работе. Один из инженеров заявил, что поддерживает иск в полном объеме.  Второй сначала тоже придерживался этого мнения, но затем оставил решение на усмотрение суда. Еще один сотрудник компании сообщил, что не имеет никаких претензий по поводу обнародования его данных в «Чернике». Из его рассказа следовало, что семья была серьезно обеспокоена той ситуацией, когда мужу и отцу двоих несовершеннолетних детей приходилось работать с абонентами, не имея всех средств индивидуальной защиты. Впоследствии в суде он без обиняков заявил, что сотрудник был уволен «за другое», а на наводящий вопрос работодателя «за что?» ответил: потому что был слишком активным.

Сотрудник компании сказал то, что обсуждалось за пределами зала заседаний открыто и откровенно: сотрудник ООО «Связьсервис» был уволен за активную гражданскую позицию, а вовсе не из-за распространения персональных данных работников. Вряд ли у кого-то, кроме стороны ответчика, это утверждение вызывает сомнения.

ООО «Связьсервис» беспокоится о том, чтобы конкуренты не увели работников, однако само увольняет опытного сотрудника по формальному поводу только за то, что тот посмел публично обсуждать ситуацию с обеспечением СИЗами в период режима повышенной готовности. Забыты 20 лет безупречной работы в компании, положительный послужной список, повышение по службе в марте 2020 года, отсутствие нарушений трудовой дисциплины. Можно много лет добросовестно работать, но в один прекрасный день окажется, что способность думать и отстаивать свою позицию не устраивает работодателя — он бы предпочёл, чтобы сидели тихо и не задавали вопросов, бездумно выполняя то, что велено. В такой ситуации у каждого есть выбор. Истец считает, что правда стоит дороже, чем место в ООО «Связьсервис».

Судья Елена Ващенко предложила прийти к мировому соглашению и объявила перерыв. Но стороны не смогли найти общий язык. Суд принял решение отказать Максиму Кириченко в удовлетворении исковых требований в полном объёме. Решение не вступило в законную силу, может быть обжаловано в апелляционной инстанции.