Как лесной поселок «осчастливили» перед президентскими выборами

0
4401
Так выглядит
Так выглядит "перрон" на железнодорожной станции Суун, который соорудили перед президентскими выборами. Фото: Анна Лялина

Очередное послание президента Путина, по-видимому, должно было вселить дух оптимизма не только в присутствующих в зале московского Манежа – у них-то как раз все в порядке, но и в каждого жителя многострадальной России. Рассуждая о доступности здравоохранения, набрав воздуха в легкие, президент произнес поистине убийственную фразу: «Забыли о главном – о людях. Об их интересах и потребностях. Наконец, о равных возможностях и справедливости…». В порыве предвыборного пафоса Путин вспомнил населенные пункты, где проживает менее ста человек: «У нас такие тоже есть…». В зале никто радостно не зааплодировал. Как же так? Еще есть?

В Карелии таких малонаселенных поселков, в основном — построенных в послевоенные годы для лесозаготовителей – множество. Жизнь там угасает, но людям некуда бежать, а власть ссылается на недостаток средств для обеспечения самых насущных нужд своих граждан. Ей нет дела до того, что когда-то именно эти люди трудились на благо Родины, надеясь на то, что Родина не обделит их на старости лет своим вниманием.

Президент РФ Владимир Путин выступил с ежегодным Посланием Федеральному собранию. Фото: kremlin.ru
Президент РФ Владимир Путин выступил с ежегодным Посланием Федеральному собранию. Фото: kremlin.ru

«Пишу от имени жителей поселка Тумба Муезерского района, – говорится в обращении местной жительницы Анны Лялиной к главе Карелии Артуру Парфенчикову в соцсети. – Бросили людей на произвол судьбы, в поселке живут в основном пенсионеры. У нас нет никакого сообщения с районом, автобус давно не ходит, в больницу не попасть, за поездку частнику надо заплатить больше 3000 рублей. Поезд у нас ходит два раза в неделю, слава богу, что ходит. Но и здесь проблем хватает. Железнодорожная станция находится в 2 километрах от поселка, вокзала давно нет, раньше была сараюшка, в которой можно было спрятаться от непогоды, теперь и ее нет. К нам ходит пригородный поезд Суккозеро – Лендеры. Поезд проходит мимо поселка, несколько лет назад обращались к руководству РЖД, чтоб сделали остановку в самом поселке, но пришел отказ, для того чтобы сделать остановку, нужна платформа, семафор и т.д. Цена вопроса несколько миллионов рублей, которых у местной администрации нет. Хотя на нашей станции Суун нет никакого перрона, т.к. поезд раньше приходил на первый путь, а когда закрыли станцию, разобрали пути, оставив только второй, естественно, без всякой платформы. Сейчас подходы к вагону никто не чистит, нет освещения, да и дорога к станции чистится плохо. Из Суккозера поезд приходит в 7.20 утра, чтоб встретить кого-то, не всегда можно подъехать на машине из-за нечищеной дороги, приходиться машину оставлять на центральной дороге и метров 250-300 пробираться по снегу, по колено, по лесу и ждать поезд в темноте на улице, рискуя встретить волков. Помогите нам добиться от РЖД остановки поезда в поселке. Тем более путейцы садятся в поселке, для них можно останавливаться, а для жителей – нет. Мы отработали по 30-40 лет, а сейчас не живем, а выживаем. Помогите нам! Жители поселка».

В поселке Тумба. Фото: Анна Лялина
В поселке Тумба. Фото: Анна Лялина

В разговоре с Анной Лялиной нам удалось выяснить, что будущим летом поселок отметит свое 60-летие, сейчас в Тумбе проживает чуть больше ста человек (тех самых ста, о которых призывает позаботиться Путин). Пока есть почта, пенсии привозят, два частных магазина. Минувшим летом закрыли фельдшерско-акушерский пункт, врач общей практики приезжает в поселок примерно раз в месяц, посещает лежачих больных и проводит прием в помещении ФАПа, который к этому времени пытаются согреть электрическими тэнами. К специалистам и на анализы надо ехать в райцентр, а лучше в Петрозаводск, но это очень накладно. Раньше в поселке была школа, детсад, в 2003 году Тумбский лесопункт закрыли. Детсад закрыли раньше, школу – в 2008 году. Семьи с детьми уехали в Суккозеро…

– До Суккозера от Тумбы 28 километров, до Муезерки около 100, кроме железки есть автомобильная дорога, состояние которой оставляет желать лучшего, яма на яме, особенно весной и осенью, – рассказала местная жительница. – Раньше в райцентр маршрутка из Мотки (соседний поселок за Тумбой в 20 км) ходила два раза в неделю, сейчас из Суккозера ходит маршрутка-«буханка». В Тумбу она не заезжает, надо лишних 9 километров от развилки делать, да 9 обратно. Сейчас же все нерентабельно. Никто никому не нужен. Обычно жители нанимают машину на 3-4 человека, сейчас извозчики берут около 1000 рублей с человека. А если срочно нужно в район попадать и нет попутчиков, едешь один, то придется заплатить за всю машину.

По дороге туда, где раньше была станция, местные жители написали на снегу "Путин". Фото: Анна Лялина
По дороге туда, где раньше была станция, местные жители написали на снегу «Путин». Фото: Анна Лялина

Еще в 2014 году Анна Лялина, будучи депутатом поселкового совета, написала статью в одну из республиканских газет: «Каждый день слушаем про беженцев с Украины! Бедные люди! Но хочется задать вопрос: может и нам дать статус вынужденных переселенцев? Кто думает о жителях маленьких поселков Тумба, Лендеры, Мотко? Нашу жизнь и жизнью назвать нельзя, выживание одно! РЖД уже не знает, как нас еще уничтожить…» И далее местная жительница рассказывает о том, какому издевательству подвергаются люди, которым некуда деваться, поэтому они пользуются «услугами» железнодорожников. «Может лучше посыпать жителей отдаленных поселков дустом? Но можно еще бомбочку сбросить на нас. А что – нет людей, нет проблем», – говорилось в той статье.

Реакции на публикацию не последовало, за четыре года ничего не изменилось: «У нас ходит один плацкартный вагон от Петрозаводска до Суккозера, где его отцепляют от костомукшского поезда, потом подцепляют к тепловозу и до Лендер он идет, как пригородный, покупаем билет, как в электричке. Назад из Лендер поезд у нас проходит в 13.20, до Суккозера 40 минут идет. Там вагон оставляют на втором пути и сидят люди до 1.15 минут ночи, ожидая поезда. Почти двенадцать часов пенсионеры, дети, больные сидят в вагоне (хорошо, еще, что в вагоне, не на улице). Туалет, естественно закрыт, все блага в кустах. Правда, в вагоне тепло, кипяток есть. Куда только не обращались, но кто мы такие, где нам тягаться с монополистом РЖД. Будем рыпаться, еще совсем поезд уберут».

Так жителям лесных поселков приходится ждать поезда на станции Суун. Фото: Анна Лялина
Так жителям лесных поселков приходится ждать поезда на станции Суун. Фото: Анна Лялина

Скоро выборы президента, и в Тумбе начались «чудеса». «4 марта нас «осчастливили», на станции соорудили перрон, — написала о последних событиях Анна Лялина. – Сегодня с подругой прогулялись, посмотрели, сфотографировали. Путейцы положили вдоль рельсов на станции шпалы, где-то 6-8 метров, а вагон сегодня останавливался от этого «перрона» на расстоянии 8-10 метров. Мы подошли уже после поезда, по следам пассажиров видно, где они в вагон забирались. Путейцы еще расчистили площадку, до этого снег был до самых рельсов, как снегоочиститель чистил. И еще мы-то просили перенести остановку ближе к поселку, а то после сильного снегопада не всегда успевают расчистить дорогу и до станции не добраться».

Когда о жителях Тумбы и подобных поселков, в которых осталось сто человек, вспомнят в очередной раз? Лет через шесть, надо полагать, к следующим выборам. Если там останутся живые люди…