Как детский омбудсмен отправил полицию искать оружие у многодетного отца

0
2342
Детский омбудсмен Карелии Геннадий Сараев. Фото: Валерий Поташов
Детский омбудсмен Карелии Геннадий Сараев. Фото: Валерий Поташов

Поистине чудовищный оборот принимает история деревенской семьи Логиновых из Кижских шхер, разрушению которой девять месяцев назад положила начало прежняя детский омбудсмен Карелии Оксана Старшова. Под надуманным предлогом, в сопровождении силовиков, среди которых были подполковник Следкома Карелии Геннадий Веригин, представитель медвежьегорской прокуратуры и полицейские, 30 июня она заявилась в деревню Лонгасы и, не поставив в известность главу семейства, вывезла четверых его несовершеннолетних детей и жену в Петрозаводск. Семью вопреки существующим правилам поместили в социальный центр для женщин, пострадавших от семейного насилия. Кстати, по сегодняшний день оснований для такого решения омбудсмена не найдено. «Черника» рассказывала  об этой семейной драме в октябре 2017 года.

На обращения Общественной палаты Карелии (куда первым делом отправил просьбу о помощи Михаил Логинов) в республиканскую прокуратуру и Следком Карелии приходили пространные отписки, тогда как вопросы общественниками ставились предельно четкие. На основании каких документов участие в экспедиции на остров (один из полицейских впоследствии проговорился, что это было «секретное задание правительства») принимали силовики, если омбудсмен ехала проверять состояние здоровья детей (правда, медиков с собой Старшова не позвала)? Кто несет ответственность за то, что на младших детях во время 40-километровой поездки по Онежскому озеру не было спасательных жилетов (это спустя год после трагедии на Сямозере!), а все взрослые, включая представителей надзорных органов, жилетами были обеспечены? Кто ответил за то, что дети перевозились в транспорте без удерживающих кресел? И главное – почему законный представитель детей – их отец – не был оповещен о приезде так называемой «комиссии»?

Многодетная семья Логиновых из Заонежья. Фото из семейного архива
Многодетная семья Логиновых из Заонежья. Фото из семейного архива

Чтобы замести следы своей неуклюжей «работы», организаторы развала семьи стали предпринимать судорожные действия для собственного оправдания. Детский омбудсмен публично – в эфире одного из телеканалов – назвала отца семейства Михаила Логинова «опасным» человеком. Аргументом стал добытый, возможно, в милицейских архивах «компромат» 30-летней давности о его судимости. Многодетную мать подвели к мысли о разводе и при помощи юрисконсульта центра «Истоки» составили заявление в суд, которое женщина подписала, как сама позднее призналась, даже не читая, поэтому документ вышел явно нелепый. Повод для развода – «насилие в семье». Так, явно выполняя указания свыше, специалисты социального учреждения вместо коррекционной работы со всеми членами семьи, усугубили и ускорили ее развал.

5 марта на очередном – четвертом по счету – судебном бракоразводном заседании под председательством судьи Максима Цехановича, когда заинтересованная в скорейшем вынесении решения сторона уже тайно торжествовала, случилось непредвиденное. Проводившая по поручению суда психологическую экспертизу детей специалист заявила под протокол, что не нашла во взаимоотношениях детей и взрослых признаков насилия, младшие пятеро детей любят и маму, и папу, переживают за семью и скучают по родителям и друг по другу. В настоящее время, несмотря на решение суда о проживании несовершеннолетних детей с матерью, двое сыновей – 16 и 5 лет – живут с отцом на Большом Клименецком острове. Женщина с двумя дочерьми-школьницами и пятилетним сыном сменила несколько съемных квартир в Петрозаводске. А это, заметим, недешевое удовольствие. Кто-то, вероятно, ей оплачивает – откуда у уборщицы такие средства?…

Бывший детский омбудсмен Карелии Оксана Старшова. Фото: Губернiя Daily
Бывший детский омбудсмен Карелии Оксана Старшова. Фото: Губернiя Daily

Получается, в суде не нашел своего подтверждения главный довод экс-омбудсмена Старшовой и всех, кто потом спасал ее репутацию – «секретное задание правительства» оказалось провалено? Насилие не подтвердилось. Но не тут-то было. Суд, который тоже, вероятно, получил установку поскорее завершить позорное для Карелии дело, постановил развести супругов. А проблемы семьи по мановению волшебной палочки не закончились.

31 марта, спустя ровно девять месяцев со дня «экспедиции» омбудсмена Старшовой в Заонежье, к дому Логиновых в Лонгасы снова подошли люди в погонах. Незнакомцев дружно облаяли местные собаки. Визитерами оказались представители медвежьегорской полиции и член районной комиссии по делам несовершеннолетних, тоже полицейский. Оказалось, что на этот раз у силовиков на руках было решение медвежьегорского суда о проведении обыска в доме Михаила Логинова, где он, якобы, вместе с группой лиц хранит нарезное оружие, взрывчатые вещества и наркотики…

Министр внутренних дел Карелии Дмитрий Сергеев. Фото с сайта МВД РК
Министр внутренних дел Карелии Дмитрий Сергеев. Фото с сайта МВД РК

Обыск продолжался несколько часов, на глазах у напуганных детей (законодательство запрещает проводить подобные действия в присутствии несовершеннолетних) незваные гости рылись в личных вещах, рыболовных снастях, помещениях с ульями. Ни в старом доме, ни в новостройке, которую семья возводит на средства материнского капитала, полицейские ничего не обнаружили. Зато сам глава семейства сделал неприятное «открытие». Ему в руки попало обращение уполномоченного по правам ребенка в Карелии Геннадия Сараева, который просит министра внутренних дел РК Сергеева организовать выезд полицейских в Лонгасы с целью проверки условий проживания детей Логиновых. Повод – обращение шестнадцатилетнего Миши Логинова к главе Карелии Парфенчикову, о котором также сообщала «Черника». По информации Сараева, отец семейства «не впускал специалистов органов опеки и попечительства в помещение, создавая препятствие, угрожал оружием и физической расправой, вел себя агрессивно».

Михаил Логинов в шоке от такой лжи: каких специалистов органов опеки он не впускал в дом, угрожая оружием? Последний представитель опеки появлялся на острове прошлым летом вместе со Старшовой, когда самого хозяина дома не было. А за истекшие девять месяцев Михаил сам неоднократно умолял руководство органов опеки Петрозаводска и Медвежьегорска приехать и осмотреть условия проживания семьи, составить соответствующий акт (в редакции имеются эти обращения), чтобы у власти не было сомнения в том, что ему можно доверить детей. Никто не приехал. Представители опеки говорили, что у них нет для этого повода. А вот Сараев проявлял агрессию в отношении критикующей его действия и поддерживающей интересы детей Логиновых руководителя КРОО «Возрождение» Галины Григорьевой – однажды омбудсмен публично заявил, что общественница «поддерживает отца-тирана» и он этого так не оставит, пригласит журналистов центральной прессы, которые об этом напишут …

Досталось и мне, как журналисту: на одном из судебных заседаний по рассмотрению места проживания детей Логиновых, сидевший рядом Геннадий Сараев вдруг сказал многозначительным тоном, что в последнее время слышит про меня «много интересного». Но любопытство мое не удовлетворил: что же такое известно омбудсмену? И зачем он собирает сплетни о независимом журналисте, которому небезразлична судьба детей, страдающих в Карелии от равнодушия и непрофессионализма власти, и не только детей Логиновых.

Уполномоченный по правам ребенка в РК Геннадий Сараев. Фото с личной страницы в соцсети Facebook
Уполномоченный по правам ребенка в РК Геннадий Сараев. Фото с личной страницы в соцсети Facebook

Заметим, что по оценке Михаила Логинова, полицейские и представитель комиссии по делам несовершеннолетних разговаривали с ним корректно, терпеливо отвечали на вопросы (не каждый день к вам являются люди в погонах, чтобы искать в доме оружие), агрессии не проявляли. Чувствовалось, что им самим надоели непонятные наезды на семью островитянина – сегодня в деревнях жизнь непростая, а тут в доме тепло, у детей есть все необходимые вещи, достаточно еды, работают компьютеры, через которые онлайн учится старший сын Михаил, о чем и написали в акте обследования полицейские…

Трудно понять детского омбудсмена Сараева, который явно переусердствовал в своем старании решить проблему семьи Логиновых, выбрав своим противником главу семейства. Борясь с отцом, он, прежде всего, навредил детям. Прискорбно, если именно так он понимает свою задачу по защите интересов детей. Или – на манер предшественницы Старшовой – защиты власти от детей? С зарплатой министра второе кажется более правдоподобным.

Выступая 5 марта на пленарном заседании Общественной палаты Карелии, я напомнила историю семьи Логиновых, ставшую примером того, как взаимодействие гражданина и органов власти не складывалось по причине непрофессионального и пренебрежительного отношения чиновников и представителей правоохранительных органов к человеку и его проблеме. На сегодня ситуацию с Логиновыми взял на особый контроль Следком Российской Федерации, об этом есть ответ главе семейства. Общественная палата Карелии также оставила вопрос на контроле с пожеланием, чтобы участвующие в этой нелицеприятной истории чиновники и представители правоохранительных органов нашли в себе силы и посмотрели на нее с точки зрения закона и уважения человеческого достоинства.