Подросток рассказал Парфенчикову, как страдает из-за чиновников и силовиков его семья

0
1874
Услышит ли глава Карелии Артур Парфенчиков крик о помощи 16-летнего подростка? Фото: Валерий Поташов

Шестнадцатилетний житель старинной заонежской деревни Лонгасы, что на Большом Клеменецком острове возле Кижей, отправил главе Карелии Артуру Парфенчикову полное отчаяния и какого-то уже не детского понимания несправедливости окружающего мира письмо.

«Уважаемый Гарант Конституции Республики Карелия, Артур Олегович! Я, несовершеннолетний гражданин Карелии, обращаюсь к вам с просьбой провести независимое расследование по происходящему со мной и всей моей семьей с 30 июня 2017 года, когда вы уже руководили нашей республикой, – начинает мальчик свое обращение. – В нашу жизнь вторглись взрослые… Сегодня они хотят нас разделить и пытаются обвинить мою маму, что она бросила меня и папу по своей воле, отдала двух дочерей, моих сестер в интернат, пытаются вытащить истории из личной жизни моего папы 25-летней давности, о которых я даже не знал, чтобы очернить его в глазах детей… Я всегда видел, что мой отец трудится, зарабатывая физическим трудом средства на жизнь многодетной семьи, я всегда брал с него пример. Папа меня научил деревенской жизни: ловить рыбу, чинить технику, строить новый дом, заниматься пчеловодством. Сейчас моя мама со слепым пятилетним братом скитается по нелегальным городским квартирам в Петрозаводске. Две мои младшие сестры живут в интернате и при родной матери в одном городе живут раздельно от нее. Я уже восемь месяцев живу без мамы. Еще один мой пятилетний брат не видит мать третий месяц…»

«Черника» провела расследование этой семейной драмы, которую, по сути, организовала тогдашний карельский детский омбудсмен Оксана Старшова. «Под занавес своей провальной трехлетней карьеры Оксана Старшова продемонстрировала поистине «высший пилотаж»: используя свои обширные полномочия вкупе с административным ресурсом, она практически разрушила многодетную деревенскую семью Логиновых из Заонежья», – писал наш интернет-журнал.

Бывший детский омбудсмен Карелии Оксана Старшова. Фото: Губернiя Daily
Бывший детский омбудсмен Карелии Оксана Старшова. Фото: Губернiя Daily

История вывоза части семьи – мамы и четверых несовершеннолетних детей – из Лонгасов с самого начала выглядела очень странной. Из полученного от Старшовой в июле ответа на обращение из Общественной палаты Карелии следовало, что к ней 14 марта 2017 года якобы обратилась супруга главы семейства с просьбой об оказании содействия ее семье в получении социальных услуг, в том числе прохождения детьми осмотров узкими специалистами. Нам так и не удалось выяснить, чем занималась Старшова больше трех месяцев, чего ждала, почему не поступила законным путем и не организовала выезд бригады медиков в Лонгасы, не направила туда специалистов органов опеки. Ведь дети теоретически могли находиться в опасном положении (до сих пор этого никому не удалось доказать – Т.С.), но омбудсмен совсем не спешила. Более того, впоследствии выяснилось, что мама не писала Старшовой никакого обращения – по неподтвержденным данным к омбудсмену приходила живущая в городе совершеннолетняя дочь Логиновых и жаловалась на то, что отец хочет вернуть ее в деревню…

«Целую неделю я не знал вообще, что стало с моей мамой и родными, пока чиновник из МВД не прислал нам странное сообщение о том, что увезенные мама с детьми находились в социальной опасности, – пишет Парфенчикову мальчик. – Хотя меня, тогда пятнадцатилетнего подростка, Старшова оставила на острове с папой, как она заявила по телевидению – «опасным человеком», а со мной даже не попыталась встретиться и поговорить, как и новый омбудсмен Сараев не желает общаться со мной, услышать мое мнение… Лишь однажды мама приезжала к нам и успела рассказать, как омбудсмен Старшова приказывала полицейским не сообщать папе, куда она увозит маму с братьями и сестрами, а не то их уволят с работы. Я тогда сделал вывод, что они уехали не по доброй воле… Папа выяснил, разговаривая с мамой, что во время поездки в Петрозаводск жизнь малышей была в опасности. Был в ужасе, что после трагедии на озере Сямозере мои маленькие братья ехали больше 20 километров, не надев даже жилетов безопасности. Жилетов такого размера просто не было на катере, по утверждению работников данного судна. Как сказала мама, сама же Уполномоченная надела на себя жилет».

Многодетная семья Логиновых. Фото из семейного архива
Многодетная семья Логиновых. Фото из семейного архива

Правоохранительные органы до сих пор не дали ответ на вопрос, почему детей перевозили по Онежскому озеру без спасательных жилетов. Его неоднократно ставил отец детей и общественники, поскольку это очень серьезное правонарушение. Заметим, совершенное в присутствии работников правоохранительных органов Карелии! Как недавно удалось выяснить правозащитнику Галине Григорьевой, вместе с Оксаной Старшовой в «операции» принимал участие заместитель руководителя отдела процессуального контроля республиканского управления Следкома РФ подполковник юстиции Геннадий Веригин. Вот что указано в функционале сотрудников этого отдела: «Изучая материалы уголовных дел, они проверяют законность и обоснованность принятых процессуальных решений, своевременность проведения следственных действий и проверочных мероприятий, соблюдение сроков расследования, своевременность и обоснованность возбуждения уголовных дел. Они контролируют законность принятия и проверки заявлений и сообщений о преступлениях и решений по ним». Скажите, причем здесь семья, живущая на острове и не замеченная ни в каком криминале, что там было контролировать? Отвечая на вопрос Галины Григорьевой, адресованный Веригину, зачем он поехал в Лонгасы вместе со Старшовой, тот ответил: «Посмотреть, живы ли дети…» И еще, направленные в Следском Карелии жалобы отца семейства подписывает… все тот же господин Веригин. Стоит ли в этом случае ждать объективности?

Карельское управление Следственного комитета РФ. Фото: Валерий Поташов
Карельское управление Следственного комитета РФ. Фото: Валерий Поташов

«Теперь, когда я вижу все тяготы, свалившиеся на моих родителей, братьев, сестер и на меня, когда начинаю понимать всю лживость взрослых по защите детства, обвиняющих моего папу в том, что он никогда не совершал, живя с мамой и детьми, мне многое видится несправедливым, – продолжает свое обращение подросток. – Мое письмо к вам – это крик о помощи. Если уполномоченные так защищают права детей, то мне становиться страшно за судьбу всех детей в Карелии. Взрослые люди, специалисты, которые могут помочь детям пережить эту трудную ситуацию, в которую попала наша семья по вине прежде всего Старшовой, не хотят нам помочь, подсказать, как нам дальше жить? За все время, пока наша семья разделена, к нам в Лонгасы несколько раз приезжали «гости», но это были не психологи, не опека и не медики, а полицейские, которые бесцеремонно пытаются ворваться в наше жилье, пугают моего брата, обманывают отца, запугивают всеми способами и обвиняют в чем-то. В разговоре с папой полицейский сказал о «секретном изъятии детей по заданию Правительства Карелии» – это страшные для меня слова. Надеюсь, вы лично, Артур Олегович, такой команды не давали? Мой отец пытался обратиться к вам через депутата Мазуровского, но ответа мы не получили ни от вас, ни от Мазуровского.

Как говорит папа, сперва у нашей семьи забрали медобслуживание, закрыв в деревне медпункт, затем забрали доступное образование, закрыв школу, правда, папа добился и мы все учились дистанционно, по Интернету. Сложно у нас стало и с транспортом для поездок на Большую Землю. Затем уполномоченная Старшова тайком увезла мою маму и братьев с сестрами. Затем она назвала моего папу по телевидению «опасным типом» и выдала детям и всему миру его личные тайны».

В своих, может быть, наивных оценках мальчик улавливает суть происходящего: вся государственная система защиты детства работает в их случае не на пользу, а во вред:

Новый детский омбудсмен Карелии — бывший партийный функционер «Единой России» Геннадий Сараев. Фото: Валерий Поташов

«На сайте уполномоченного по правам ребенка Сараев сообщает всему миру, что суд при определении места жительства моего пятилетнего брата вынес справедливое решение, даже не задумываясь, что сам он не имеет право называть себя участником судебного процесса, не являясь стороной судебного процесса, что самого решения еще долго-долго не будет. Сараева даже не смущает то, что он открыто называет мою, нашу фамилию. В отношении меня и сестер, которые находятся в интернате при живых матери и отце, он не только не защищает наши права на семью, но проявляет безразличие и бездействие не только свое, но и поощряет бездействие органов опеки, деятельность центра «Истоки», – размышляет мальчик.

«Артур Олегович, скоро я стану совершеннолетним гражданином Республики Карелия. В школе я узнал, что вы являетесь Гарантом моих прав. Поэтому прошу вас создать независимую комиссию и повернуть вспять, насколько возможно, события в моей семье… Я родился и расту в Кижских шхерах. Это моя Родина и я знаю, что мои братья и сестры мечтают жить здесь и быть счастливыми, – завершает послание юный заонежанин. – Я понял, что папе, как «опасному типу» не добиться правды, поэтому я сам буду ее добиваться… Уверяю вас, что я буду добиваться справедливости сейчас и в будущем. Копию этого обращения я рассылаю всем детским омбудсменам России, чтобы нигде не повторилось подобной ошибки «с секретным изъятием» моей семьи».