Александр Степанов

Александр Степанов

Журналист и блогер. Успел побывать - рабочим нижнего склада Олонецкого леспромхоза, солдатом Группы советских войск в Германии, машинистом котельной, учителем истории, корреспондентом газеты "Олония", помощником депутата Жореса Алферова, депутатом Законодательного Собрания Карелии двух созывов.

Член Совета Федерации от Карелии Игорь Зубарев и его законодательные инициативы редко попадают в поле внимания СМИ. Недаром в рейтинге эффективности депутатов и сенаторов регионов РФ в 2019 году, составленном «Аргументами недели», он отнесен к «длинному списку законодателей с низкой лоббистской эффективностью». В нем вообще констатируется, что «если оценивать целостно, Республику Карелию представляет слабый состав парламентариев». Впрочем, низкая лоббистская эффективность – понятие весьма относительное. Ведь лоббировать интересы жителей республики – это одно, а интересы определенного бизнеса – совсем другое.

Сенатором от Карелии Игорь Зубарев

На своем недавнем заседании Совет Федерации одобрил внесение изменений в Земельный кодекс РФ и федеральный закон «Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в части совершенствования земельных отношений, возникающих при осуществлении аквакультуры (рыбоводства). Как сообщается, на рассмотрение коллег документ представил член Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Игорь Зубарев.

Суть принятых при активном участии сенатора из Карелии изменений — значительное упрощение получения земельных участков для предприятий, занимающихся товарным рыболовством. Теперь форелеводы смогут брать в аренду участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, без проведения торгов. На этих землях, находящихся рядом с водоемами, допускается возведение объектов капитального строительства и некапитальных строений.

То есть проще говоря — пролоббированы очередные поблажки для бизнеса.

Между тем, бурное развитие форелеводства принесло населению республики не только создание некоторого, не очень большого, количества рабочих мест в карельской глубинке. В первую очередь это принесло социальные конфликты. Зачастую деятельность форелеводческих хозяйств приносит серьезнейшие экологические проблемы, ведь далеко не каждое карельское озеро пригодно для выращивания форели. Прибыль для немногих «эффективных собственников» обеспечивается ценой уничтожения уникальной карельской природы. Типичная схема для периферийного российского капитализма.

Все помнят скандал в Лахденпохском районе с «кровавыми реками», когда из-за аварии на очистных сооружениях форелеводческого хозяйства сточные воды пошли почти прямиком в Ладожское озеро. Были активные протесты жителей против создания конкретных объектов в Калевальском и Кондопожском районах. И люди приводили аргументы, что этот процесс самым негативным образом скажется на экологии. Что наоборот, надо ужесточать на законодательном уровне условия для создания форелеводческих хозяйств. Однако у сенатора Зубарева, тесно связанного с крупным рыбным бизнесом, иные представления и интересы.

Один из общественников, которого я попросил прокомментировать эту новость, предрек новое «наступление» форелеводов на карельскую природу: «Это будет иметь серьезные последствия. Там, куда еще не дотянулись питерские и московские дачники, дотягивается форелевый бизнес. И несколько строек в Лахденпохском районе уже известны. Так вот они всю береговую инфраструктуру спокойно ставят на «сельхозке». Теперь понятно, почему так всё спокойно…»