Депутаты по вызову? По требованию!

0
866
"Выберем достойных!". Плакат советских времен

В совете Калевальского городского поселения сложился занятный правовой прецедент. Как и следовало ожидать, статья в «Чернике» о депутатской «клоунаде», вышедшая в минувшую пятницу вызвала «в верхах» некоторое замешательство, с которым, впрочем, власти быстро справились.

Сессия, заявленная на понедельник, 25 декабря, была отменена. Поначалу депутаты получили уведомление о переносе сессии на 31 декабря, а ближе к вечеру — повестки на вторник, 26 декабря. Все это наталкивает на мысль, что в связи с публикацией «верхи» взяли суточный тайм-аут для оценки своих возможностей и для консультаций с республиканскими властями.

Несмотря на то, что в повестку дня были все-таки включены два вопроса об отставке депутатов Гороховой и Терво, вопрос, касающийся отмены ноябрьского решения совета в отношение бывшего депутата Шамалуевой, ушедшей в добровольную отставку в октябре, с повестки дня не был снят. Совет твердо решил вернуть ее в лоно депутатства.

С какого момента наступает утрата полномочий депутата? Вопрос толкования и понимания законов — не праздный. 131 ФЗ и 37 статья Устава совета Калевальского городского поселения в этом смысле говорят одно и то же. В этой статье приводится 11 пунктов перечня, с исчерпывающими основаниями для отставки депутата.
Смотрим. Вот для примера первые пять пунктов.

Полномочия депутата совета прекращаются досрочно в случае:

1) смерти;

2) отставки по собственному желанию;

3) признания судом недееспособным или ограниченно дееспособным;

4) признания судом безвестно отсутствующим или объявления умершим;

5) вступления в отношении его в законную силу обвинительного приговора суда

Администрация Калевальского района. Фото из соцсетей
Администрация Калевальского района. Фото из соцсетей

Процедура принятия соответствующего решения совета тут проста. Допустим, депутат умирает (дай им бог всем крепкого здоровья!). Считается ли он утратившим свои полномочия? Или для этого нужны какие-то дополнительные условия? Скажем, личное заявление умершего? Конечно, не нужны — отвечает нам здравый смысл, достаточно свидетельства о смерти. И совет принимает соответствующее решение — выводит умершего депутата из своего состава.

Далее, возьмем пункт 5. Вот в отношении бывшего депутата Светланы Крупенькиной вступил в законную силу обвинительный приговор суда. В соответствии с пятым пунктом 37 статьи Устава она утратила свои депутатские полномочия и досрочно их прекратила. Совет принял соответствующее решение — вывел Крупенькину из состава совета на основании вступившего в законную силу приговора суда.

Пункт 2. Бывший депутат Жанна Шамалуева вышла в отставку по собственному желанию, то есть, досрочно прекратила свои депутатские полномочия. Совет принял соответствующее решение — вывел Шамалуеву из состава совета на основании заявления об отставке.

А теперь давайте попробуем предположить, что произойдет, если вдруг совет решит отозвать свои решения. Ну, например, в отношение умершего (не дай бог!) депутата. Вот решит совет отозвать свое решение — и все. Кто-то скажет, например, что видел умершего живым и здоровым в магазине. Будет ли отзыв решения иметь законную силу? Вернет ли он умершему человеку его депутатский статус и полномочия? Воскресит ли он его? Бред, конечно, скажете, не будет ничего. И правильно — прокуратура такой отзыв обязательно опротестует.

Второй пример. Допустим, Светлана Крупенькина, прекратившая свои полномочия по вступившему в законную силу обвинительному приговору, написала заявление о возврате в совет, и совет отозвал принятое ранее решение о ее выводе из своего состава. Будет ли такое решение иметь юридическую силу? Нет, не будет — прокуратура тут же его опротестует.

А может ли Крупенькина как-то иначе снова стать депутатом? Конечно, такое право есть у каждого гражданина РФ, отвечающего требованиям закона. Сможет, но тогда, когда будет погашена судимость. И только в результате выборов. Даже амнистия или помилование не вернут ей депутатские полномочия. И даже в случае полной реабилитации и признания государством того, что она была, допустим, не справедливо осуждена и теперь полностью восстановлена в правах, не несет за собою автоматического восстановления утраченных депутатских полномочий. По их восстановлению должно быть отдельное решение суда.

Жанна Шамалуева. Фото из соцсетей
Жанна Шамалуева. Фото из соцсетей

Так почему же в отношение бывшего депутата Жанны Шамалуевой действуют другие правила? Утратила ли она свои полномочия? Да, утратила! Можно ли их вернуть отменой решения совета о ее отставке? Нет, конечно! Получить вновь депутатские полномочия можно только на новых выборах!

А вообще, может ли совет отозвать свои решения, которые уже вступила в законную силу? Может, но для этого должны действовать условия, оговоренные в пунктах 6 и 7 статьи 27 Устава, на основании которого совет и работает:

6. Муниципальные правовые акты могут быть отменены или их действие может быть приостановлено органами местного самоуправления и должностными лицами местного самоуправления, принявшими (издавшими) соответствующий муниципальный правовой акт, судом; а в части, регулирующей осуществление органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий, переданных им федеральными законами и законами Республики Карелия, — уполномоченным органом государственной власти Российской Федерации (уполномоченным органом государственной власти Республики Карелия).

7. Муниципальные правовые акты не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, Федеральному закону от 06.10.2003 года №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», другим федеральным законам и иным нормативным правовым актам Российской Федерации, а также Конституции Республики Карелия, законам, иным нормативным правовым актам Республики Карелия, настоящему Уставу.

Как видите, никакие иные условия (как, например, заявление Шамалуевой о «возврате в состав совета») не влекут за собой отмену действующих решений, если они не опротестованы надзорным органом, не отменены судом и не нарушают российского законодательства.

Таким образом, у совета нет соответствующих полномочий по отмене своего действующего решения, если для этого нет оснований. Заявление Шамалуевой таким основанием быть не может в принципе. И, принимая подобные решения, совет превышает свои полномочия, чем, само собой, нарушает действующее российское законодательство.

Так зачем же все это делается? Да все очень просто: на сегодняшний день совет утратил свою дееспособность. Из десяти депутатов осталось шестеро. Нет в составе совета Крупенькиной, Шамалуевой, Гороховой и Терво, а значит, нет необходимых и оговоренных Уставом двух третей состава. В таких случаях проводятся не довыборы в состав совета, а его роспуск и назначение новых выборов. Отсутствие двух третей подразумевает за собой полное отсутствие у совета способности к законотворчеству, где решения принимаются двумя третями.

Почему это делается — есть объяснение в предыдущей статье. Потому что очень хочется оставаться кое-кому у власти. А когда нельзя, но очень хочется — то можно. Так, по крайней мере многие люди, наделенные властью, у нас считают. И главные интересанты этой политической движухи вполне себе известны.

Будет ли Калевальская прокуратура опротестовывать принятое 26 декабря решение совета об отзыве решения по принятию отставки Шамалуевой? Поживем — увидим. Прокуратура — надзорный орган, у нее свой регламент работы, свои функции и полномочия.

Думается, что тут в расчет берется не столько незаконность отзыва (это очевидно, и все этот факт прекрасно осознают), сколько игра «в догонялки» со временем. Пока вращается государственный механизм, можно заготовить другие пути отступления. Ну, допустим, опротестует прокуратура такое решение совета, что дальше? Депутаты же могут и не принять прокурорский протест. Значит — дальше будет суд, который вынесет, спустя какое-то время, свое решение, которое, опять же, можно опротестовать в вышестоящей инстанции.

Конечно, рано или поздно это решение будет отменено, но все это дает властям отсрочку для маневра. А, исходя из того, что выборы президента у нас назначены на март, можно провести в этот же день и довыборы депутатов на три свободных мандата бывших депутатов Крупенькиной, Гороховой и Терво.

«Добро пожаловать!» Плакат советских времен

Уже в середине марта совет пополнится (будьте уверены — это случится) тремя депутатскими новобранцами и — вуаля — волшебным образом к нему вернется дееспособность. Потом уже можно будет принять и протест прокуратуры, и решение суда (если таковые будут), и снова отправить Жанну Шамалуеву в отставку — все это уже не будет иметь ровно никакого решающего значения.

Все нормально. Пока якобы легитимный совет продолжит свою работу с якобы легитимным депутатом. А там, в обозримом будущем, разве кто-то будет вспоминать об этом? Кому это вообще все надо? Как говорится, кто старое помянет… Ну, не беда, проглотим как-нибудь. Мало ли до этого момента проглатывали? На всех уровнях власти народ дурачат и обводят вокруг пальца на раз-два профессиональные политические наперсточники и шулеры.

Говорить здесь о совести, морали и нравственности уже не приходится. Там где власть и полномочия — мораль, нравственность и совесть отсутствуют, как таковые. Они не приживаются в этих структурах, они там просто дохнут, ибо они подменены совершенно иными стимулирующими надбавками: личной выгодой, карьерным ростом, продвижением по властной вертикали, привилегиями. Все это, конечно, создает определенную иллюзию неуязвимости, голубой крови, высшей касты, элиты, сливок общества. Но это всего лишь иллюзия.

Вопрос лишь в том, будет ли так всегда? Нет, конечно. Рано или поздно допустимый предел прочности будет преодолен. С какого момента и с какой ступени вертикали начнется обрушение, сказать трудно. Но в том, что оно произойдет неизбежно, очень резко и очень скоро, сомневаться уже не приходится. Коррупция, как и ржавчина, не останавливается на одном определенном этапе сама по себе, она истощает не только государство, но и абсолютно все его институты и ценности. До основания. До состояния бурой исторической пыли. Боюсь, это обрушение будет очень болезненным.
Отсюда и выводы. И каждый пусть их сделает самостоятельно.

Репродукция картины Камиля Бомбуа "Перед выходом на арену" (1930-1935)
Репродукция картины Камиля Бомбуа «Перед выходом на арену» (1930-1935)

P.S. На этой, в сущности «исторической» сессии произошла еще парочка экстраординарных событий. Ну, во-первых, проводила сессию глава администрации Калевальского городского поселения Зоя Пекшуева, заявившая, что у нее на это имеются полномочия. Странно, но в Уставе мне не удалось найти строки о том, что председательствование заседанием совета может быть делегировано главе администрации. И, вообще, регламент работы совета находится вне его компетенции. Есть положение о том, что председатель совета может делегировать это право своему заместителю. Но не более того.

Заместителя на 26 декабря в Калевале не было. Председателя выбрали во вторник. Открытым остается вопрос — а кто, собственно говоря, делегировал главе администрации проведение сессии? И на основании какого документа? И могут ли быть решения, принятые на такой сессии считаться легитимными, если выяснится, что Зоя Пекшуева не имела права председательствовать на сессии совета?

Председателем совета на сессии 26 декабря избрали бывшего главу Калевальского района Геннадия Филиппова, который летом ушел со своего поста по состоянию здоровья. Видимо, теперь здоровье депутата заметно поправилось, коль скоро он согласился возглавить совет поселения.

Вообще, удивительно но «состояние здоровья» и «семейные обстоятельства» стали странным мотивирующим фактором на перемещения калевальских депутатов туда-сюда. Ну, не совет, а проходной двор какой-то, базар-вокзал и поле чудес. Там подепутатствовал, тут просто позаседал. Ушел-пришел, написал-отозвал. Нормально! The Show Must Go On!

Вот только Карабас-Барабас всего этого театра марионеток всегда в тени, всегда за кулисами. Хотя в таком небольшом районе наличие кулис вовсе не означает, что за ними можно спрятаться.