День «покаяния» или день понимания?

346
Население Западной Белоруссии с ликованием встречает Красную Армию. Сентябрь, 1939 год.

Сегодня 23 августа. Очередная годовщина того самого договора о ненападении между СССР и Германией 1939 года. Или так называемого «пакта Молотова-Риббентропа», по поводу которого с начала 90-х годов нашему обществу навязывался комплекс вины. Годы прошли, прежние «обличители» в этом день уже не проявляют активности. Устали? Или понимают, что общественное сознание за последние годы постепенно излечивается от старых либеральных химер, начиная спокойно и объективно подходить к оценке исторических событий.

Итак, 23 августа 1939 года в Москве был подписан договор о ненападении между СССР и Германией, и секретный протокол к нему. Подписанию договора предшествовали долгие и нудные переговоры в Москве между СССР, Англией, Францией. СССР, боровшийся с фашизмом с момента его появления, предлагал им союз против агрессивной фашистской Германии. Однако «западные демократии», до этого успешно сдавшие фашистским державам Эфиопию, Испанию, Австрию и Чехословакию, надеялись направить агрессию Гитлера на Восток. И в какой-то момент руководству СССР пришлось выбрать вариант, который и в то время не вызывал никаких положительных эмоций с моральной точки зрения. Но который на тот момент оказался «меньшим злом».

Одним из последствий произошедшего стало то, что 17 сентября 1939 года начался освободительный поход Красной Армии на Западную Украину, Западную Белоруссию и часть нынешней Литвы. С 1920 года они были оккупированы поляками. То есть больше всего сегодняшней дате должны радоваться как раз украинцы, белорусы и литовцы. И еще, по вполне понятным причинам — евреи. А тем, кто не хочет радоваться, а хочет скорбеть по поводу «раздела Польши», необходимо в этот день требовать, чтобы этой стране вернули ее исконные земли и города — Волынь, Львов, Вильнюс, то есть польский Вильно, и многое другое. Ведь справедливость должна быть восстановлена! Удивительно, но почему-то они этого не требуют. А ведь тут, как говорится, или трусы или крестик…

Между прочим, с датой 23 августа тесно связана проблема датировки начала войны. И сейчас уже можно констатировать, что это серьезнейший промах советской пропаганды времен Никиты Хрущева. Ведь когда началась вторая мировая война? 1 сентября 1939 года? Извините, но на этот момент военные действия шли уже на трех континентах! Китай и Япония воевали с 1937 года. Это две мировые державы, а если учесть два конфликта на границе с СССР – то и три. Сотни тысяч убитых, прежде всего китайцев (одна Нанкинская резня – 200 тысяч). До этого было уничтожено государство Эфиопия, между прочим, полноправный член Лиги наций. Это около 700 тысяч жертв.

Была гражданская война в Испании, где на стороне мятежников в разное время воевало более 300 тысяч иностранных солдат, да еще на стороне республиканцев десятки тысяч добровольцев со всего мира. Около 450 тысяч погибших. А в Европе уже оккупированы Чехословакия, Албания и Австрия. Причем Чехословакия ликвидирована при участии Англии, Франции и Польши, которая в 1938 году была союзником фашистской Германии. То есть количество трупов переваливает за полтора миллиона, но войны «как будто» нет.

Причем тут 1 сентября 1939 года? Только при том, что английский и французский обыватель в этот день были неприятно удивлены, что война коснулась и их? Однако можно ведь и по-иному взглянуть на события. В сентябре 1939 года две крупнейшие мировые державы, США и СССР, не находились в состоянии войны. Получается, что дата 1 сентября весьма искусственная!

Да, она очень удобна для западных держав, ведь таким образом опускается мюнхенский сговор и многое другое, как будто нет никакой связи между двумя этими событиями. А ведь еще 10 марта 1939 года в своем докладе на съезде партии Сталин говорил: «Уже второй год идет новая империалистическая война, разыгравшаяся на громадной территории от Шанхая до Гибралтара и захватившая более 500 миллионов населения. Насильственно перекраивается карта Европы, Африки, Азии. Потрясена в корне вся система послевоенного так называемого мирного режима».

В хрущевское время дату начала второй мировой войны перенесли на 1 сентября. И автоматически получилось так, что все предыдущие события оказались в тени, и западные державы вместе с Польшей оказались «невинными овечками», а вот СССР, всего лишь ликвидировавший в 1939 году результаты польской агрессии 1920 года, якобы в чем-то виновен. Хотя это совсем не так.

Не кто иной, как Уинстон Черчилль по этому поводу писал: «Тот факт, что такое соглашение оказалось возможным, знаменует всю глубину провала английской и французской политики и дипломатии за несколько лет. В пользу Советов нужно сказать, что Советскому Союзу было жизненно необходимо отодвинуть как можно дальше на запад исходные позиции германской армии с тем, чтобы русские получили время и могли собрать силы со всех концов своей колоссальной империи. В умах русских каленым железом запечатлелись катастрофы, которые потерпели их армии в 1914 году, когда они бросились в наступление на немцев, еще не закончив мобилизации…Если их политика и была холодно-расчетливой, то она была также в тот момент в высокой степени реалистичной».

Из последней фразы, в сущности, следует, что сам Черчилль, будь он на месте Сталина, поступил бы так же. А куда было деваться? Многие забывают, что в это же время советские войска вели бои на Халхин-Голе. Вступать в войну на два фронта означало обречь свою страну на гарантированное поражение. А что бы конкретно предложили сделать руководству СССР сами нынешние критики этого соглашения?