Геноцид русского населения в Карелии финскими оккупационными войсками в период с 1941 по 1944 годы. Эта серьёзнейшая тема должна лежать в основе проекта благотворительного фонда Натальи Абрамовой, который воплощен в глухой карельской деревне Ватнаволок на средства Фонда президентских грантов.

Ватнаволок. Фото: Юлия Шевчук

8 июля 1941 года главнокомандующий финской армией Карл Маннергейм издал приказ № 142, из которого ясно следовало, какая судьба предначертана русским на оккупированной территории:

«Русское население брать в плен и направлять в концентрационные лагеря».

Жестокость финских оккупантов по отношению к узникам, самая высокая плотность мест принудительного содержания, высокая смертность — вот то, что отличало оккупированную территорию Карелии от других в период Великой Отечественной войны.

5 декабря в 30 км от Кондопоги и в 80 км от Петрозаводска открыли реконструкцию финского концлагеря и провели пресс-конференцию для российских и иностранных журналистов.

Наталья Абрамова. Фото: Юлия Шевчук

Нам показали начало нашумевшего проекта «Историческая реконструкция жизни и быта узников финских переселенческих лагерей 1941-1944 годов». На вопросы журналистов ответила руководитель благотворительного фонда «Открытые возможности» и автор проекта Наталья Абрамова, студент 2 курса исторического факультета Петрозаводского госуниверситета и экскурсовод Денис Попов, министр национальной и региональной политики Республики Карелия Сергей Киселёв и другие.

От пионерского — к концентрационному

1974 год. Пионеры встречают приехавших в лагерь «Чайка» ветеранов Великой Отечественной войны. Фото: домашний архив жительницы Кондопоги, которая изображена на этом снимке

На территории бывшего пионерского лагеря «Чайка» треста «Кондопожстрой», а ныне — базе отдыха «Карелия», которой владеет известный среди туроператоров бизнесмен Александр Королёв, журналисты имели возможность посмотреть установленные декорации (бараки, вышки, ворота и забор с колючей проволокой) военной драмы «Весури». Снятый в 2018 году в Кондопожском районе фильм Александра Тютрюмова рассказывает о детях — малолетних узниках финского концлагеря.

Напомним, что мысль о сохранении и использовании декораций после окончания съёмок была активно поддержана главой республики Артуром Парфенчиковым. До Ватнаволока декорации начали устанавливать на берегу Онежского озера в центре моногорода Кондопога, на территории, арендованной Александром Королёвым.

Июнь 2020 года. В Кондопоге начали устанавливать декорации фильма «Весури». Фото: Юлия Шевчук

А когда горожане возмутились такому вольному обращению с территорией, предназначенной под зону отдыха, а также псевдопатриотичностью проекта, под давлением общественности авторам идеи пришлось отказаться от реализации задумки в Кондопоге. Министр Сергей Киселёв, осматривая бараки в Ватнаволоке, признался журналисту «Черники, что это была плохая идея.

И вот теперь декорации перевезли на частную землю, заключили договор безвозмездного пользования с Александром Королёвым. А так как проект рассчитан на год, а историческая реконструкция такого содержания не терпит рядом развлекательных мероприятий, то получается, и это подтвердила Наталья Абрамова на пресс-конференции, что бизнесмен Королёв на 12 месяцев вывел загородную базу отдыха из широкого туристического оборота.

Предприниматель решительно поддерживает проект Натальи Абрамовой. Он сам выдвинул идею установить декорации в Кондопоге, потому что после пожара на Успенской церкви в Кондопоге некуда возить туристов. И весьма эмоционально высказывался в адрес тех, кто выступал против. Ну, есть такие люди, которые буквально ненавидят тех, кто им противоречит. Но если в Кондопоге интерес успешного бизнесмена к декорациям еще можно объяснить коммерческими соображениями, то какую прибыль он может извлечь из этого проекта в глухой деревне, куда 10 лет запрещено движение рейсовых автобусов в виду аварийного состояния дороги? Или же эти вложения имеют другой смысл, который нам пока не ведом?

Обсерватор закрыт

На территории базы отдыха, где теперь стоят декорации фильма «Весури», был открыт обсерватор для людей с подозрением на контакт с коронавирусными больными. Туда даже помещали несколько человек, о чем говорит сохранившаяся на двери обсерватора табличка. Он находится в непосредственной близости от декораций, в нескольких метрах. На вопрос «Черники» о том, будут ли сюда в будущем привозить пациентов с подозрением на COVID-19, ответ был отрицательный. «Нет, конечно», — сказала Наталья Абрамова.

В администрации Кондопожского района нам сообщили, что обсерватор закрыт, договор с владельцем Александром Королёвым расторгнут. На сегодняшний день другого обсерватора в Кондопожском районе нет.

За колючкой

Журналистов, прибывающих на турбазу, встречала громким лаем собака. Кто-то усмехнулся: как и положено в концлагере…

После регистрации было время осмотреть территорию. Она с двух сторон обнесена колючей проволокой, по углам мы увидели вышки для охранников с лестницами из досок, по которым можно забраться наверх. Было странное чувство, будто то, что видишь, нереально…

Наверное, этого эффекта и добивались авторы проекта? Одно дело, когда мы видели декорации летом: солнце слепило глаза и бараки на фоне песчаного карьера на месте съемок фильма не смотрелись такими уж устрашающими. Другое дело, когда серый барак сливается с местностью, припорошённой снегом, а промозглый ветер пробирает до костей, мерзнут руки-ноги, тогда рассказ о невыносимых условиях жизни узников финских концлагерей воспринимаешь особенно остро.

Надо признаться, что декорации концентрационного лагеря в Ватнаволоке смотрятся атмосферно, особенно в это время года. Успела порадоваться, что всего этого не увижу в центре Кондопоги.

После пресс-конференции состоялась экскурсия для прессы. В одном из бараков экскурсовода Дмитрия Попова фотографируем на фоне двухярусных широких нар, на которых солома покрыта домоткаными дорожками, есть соломенные тюфяки из рогожи. Рядом — стол, на нём керосиновая лампа, посуда, ключи, замок, ножницы, утюг. На противоположной стене — рукомойник с бочкой под ним, зеркало и полотенце.

От буржуйки протянута веревка для сушки одежды. Фуфайки и ботинки — рядом с нарами. Дмитрий рассказывает о советско-финских отношениях начиная с 1899 года, большое внимание уделяя идеям «Великой Финляндии». Именно они и обусловили территориальные претензии соседней страны и привели к пяти боевым столкновениям с 1918 по 1944 годы.

Но собственно предвоенный период и оккупация Карело-Финской ССР в 1941-1944 годах — эта тема, которую мы ожидали, зазвучала уже во втором бараке. Фоном для рассказа Дмитрия стала экспозиция из предметов, найденных карельскими поисковиками на местах боёв. Они разложены на широких, грубо сколоченных скамьях. Есть вещи, принадлежавшие советским и финским солдатам, у каждой — своя история. Фотографии на стенах — известные снимки лагерей, созданных оккупантами на территории Карелии, предвоенное фото Гитлера и Маннергейма, цветное фото военного Повенца.

Кроме декораций фильма, на территории ничего нет. У одного барака мы видим велосипед того времени, а у другого — валежник на козлах и пилу.

Научное обоснование

В интервью «Чернике» Денис Попов, отвечая на вопрос, возможно ли осуществление подобных исторических проектов без научного сопровождения, документального обоснования, согласился, что ни один популярный научно-исторический проект без помощи ученых не может жить. Как здесь не вспомнить о том, что проект изначально был не проработан, не наполнен конкретным содержанием. Ведь построенные для фильма декорации это не настоящий, киношный, лагерь, поэтому его и прозвали бутафорским, тем более если он устанавливается без привязки к местности, то есть в том месте, где никогда не было лагеря.

Авторы сначала отправили проект в Фонд президентских грантов, выиграли средства бюджета (напомним, 2,8 млн рублей получено на осуществление проекта, 4 млн составит софинансирование), а только потом удосужились озадачиться поиском места для установки декораций. Именно эта легковесность по отношению к такой важной теме, как сохранение памяти о тех ужасах, что пережили узники финских лагерей, и вызвала шквал недовольства, в частности, от жителей Кондопоги.

Авторы учли свои ошибки, хотя и поздно, но пригласили в проект специалистов. Однако, к сожалению, даже поверхностный взгляд показывает, что глубокого погружения в тему им добиться не удалось. Если мы говорим об исторической реконструкции, то, конечно, хотелось бы аутентичности даже в мелочах. Посмотрим на брошюру, подготовленную для посетителей экспозиции.

Буклет, подготовленный для посетителей экспозиции в Ватнаволоке

Обратите внимание на колючую проволоку на обложке. В 1941-1944 годах, как пояснили журналисту «Черники» поисковики, проволока «егоза» не применялась. Вы скажете — мелочи. Да, но из них и складывается образ времени. Кто даст гарантию, что на частной территории, в частной экспозиции таких вот «мелочей», нарушающих историческую правду о финской оккупации 1941-1944 годов, не будет?

Концлагеря «Великой Финляндии»

Монографий и документов, посвященных периоду оккупации Карелии, не так много. В интервью «Чернике» Денис Попов рассказал, что документы хранятся в Национальном архиве РК, архиве Управления ФСБ по РК и финских архивах. Он упомянул о проекте «Без срока давности», в рамках которого издан том, посвященный периоду оккупации Карелии, он составлен из документов Национального архива, архива Управления ФСБ и региональных архивов, прежде всего Олонецкого. Именно здесь хранятся воспоминания узников концлагерей, которые существовали в Олонецком районе, уже после войны узники писали письма с воспоминаниями, эти документы были переданы для публикации и частично обнародованы.

Среди книг по теме Денис Попов назвал работы Хельге Сеппяля («Финляндия как оккупант в 1941 — 1944 годах») и Сергея Веригина, а также документальные сборники, например, «По обе стороны Карельского фронта» или «Без срока давности». Документов мало, а те, что изданы в Финляндии, страдают субьективизмом, считает Попов.

Сборник документов в рамках проекта «Без срока давности». Один из 23-х томов посвящен Карелии.

Начинающий историк рассказал, что узнал о проекте реконструкции концлагеря не так давно, присоединился к нему в роли консультанта, подготовил стенды, текст буклета, экскурсию. Отметим, что в свои 19 лет Денис уже стал автором или соавтором трех книг. Его книга «Людские потери войск Рабоче-крестьянской Красной армии в ходе боевых действий 1941-1944 годов» вышла, когда автору было 16 лет.

Мы поинтересовались мнением Дениса о том, узнают ли школьники во время экскурсии что-то новое об истории родного края?

— Думаю, практически все, что услышат… Не то что в нашей республике, но и в стране тема концлагерей непопулярна… Я большой сторонник того, чтобы в школьном курсе были уроки об оккупации, — считает Денис Попов.

«Черника»: «Какие факты из подготовленной вами экскурсии, по вашему мнению, будут наиболее интересны для ребят?»

Денис Попов: «Причины того, что финны создавали концлагеря, идея «Великой Финляндии», русофобия…»

Свидетель того времени

Перед журналистами выступила малолетняя узница лагеря, который располагался в «пятом поселке» Петрозаводска, Ленина Павловна Макеева. Она занимается общественной работой — является заместителем председателя общественной организации бывших малолетних узников Карелии.

Л.П.Макеева

Она рассказала, как маленькой девочкой пережила все лишения, которые выпали на ее долю, остановилась на том, какие усилия приходится предпринимать обществу БМУ, чтобы добиться льгот для этой категории ветеранов.

«Сейчас мы старые и больные люди, нам по 85-90 лет, все инвалиды 1-2 групп. По некоторым данным, в лагерях находились 50 тысяч человек, а сейчас осталось менее 2 тысяч. Только за один год, с 1 октября 2019-го по октябрь [2020] умерло 315 узников, это, конечно, очень много».

В прошлом году, рассказала Ленина Павловна, правительство Германии выделило компенсацию узникам немецких концлагерей. Но правительство Финляндии не пошло на такие же меры. «Мы… ставим вопрос, чтобы Финляндия приняла участие и тоже компенсировала понесенные страдания, утраченное здоровье», — сказала бывшая узница.

Ленина Павловна вместе с журналистами осмотрела экспозицию. Она поддерживает проект фонда «Открытые возможности». Считает, что идея установки подобной реконструкции в Петрозаводске, на месте, где располагался лагерь, нереальна. А Ватнаволок, где среди прочего обеспечена охрана имущества, хорошее место.

Цитаты

Наталья Абрамова:
«Данная реконструкция является историко-образовательной площадкой для детей и взрослых… Наверное, каждый школьник знает, что существовали немецкие концлагеря, но, к сожалению, далеко не каждый знает, что на территории Карелии тоже были концлагеря. Поэтому для нас важно говорить не только о героизме воинов, но и говорить о героизме мирного населения, которое точно также сражалось и за свою жизнь, и за свою родину за колючей проволокой.
Те, кто выжили, вынесли самый главный урок: что в отношениях между государствами не должно быть превосходства одного народа над другим и что война никогда не должна повторяться».

Денис Попов:
«На оккупированных территориях финны, как и немцы, проводили жестокую оккупационную политику. Карелия стала регионом с самой высокой плотностью мест принудительного содержания мирного населения и военнопленных — здесь находилось 14 концентрационных лагеря, 34 трудовых лагеря, 42 роты для военнопленных и 10 тюрем. В концлагеря было заключено около 25 тысяч мирных граждан, в самой Карелии на момент оккупации находилось около 85 тысяч человек. Помимо этого в плен попало около 65 тысяч советских солдат».

Сергей Киселёв:
«С моей точки зрения, историческая правда, не ложь, а именно правда, никогда не может помешать отношениям… Наши ученые… ведут свою научную работу параллельно со своими коллегами из Финляндии… и никто не говорит о том, что исследователи… вносят какой-то деструктив в российско-финляндские отношения».

О патриотизме — правильно

Журналистам на пресс-конференции пришлось проявить немало терпения. Часть вопросов осталась без ответа. Автор проекта говорила, что он носит патриотический характер. Но о том, кто же станет партнером проекта именно в части патриотического воспитания (а оно выделено отдельным блоком), удалось узнать только после неоднократных уточняющих вопросов. Как сообщила Наталья Абрамова, учить детей патриотизму станут члены Петрозаводского казачьего общества. Странно, что их представителя не было на пресс-конференции.

Когда журналист «Губерния Дейли» попросила Сергея Киселёва прокомментировать и ответить на вопрос: «Какое вообще отношение казачество имеет к данной реконструкции?», — министр сказал, что Ксения Лурикова хочет увести куда-то в «неправильную» сторону. Видимо, по мнению министра, когда журналист настаивает на ответе и не согласен с тем, что его водят по кругу, а спрашивает снова и снова, это непрофессионально.

Пространно отвечая на вопрос, Киселёв напомнил, что республика занимает седьмое место в РФ и второе по Северо-Западу после Санкт-Петербурга по активности НКО…

«Проект — это некая идея, которая сопровождается целым рядом мероприятий… Мы никогда не ставим задачу навязать свою идею, идеологию. Мы помогаем, в частности, если говорить про Фонд президентских грантов, составлять проекты в части приглашения экспертов, консультаций, семинаров и так далее, все остальное делают авторы…

Речь не идет о 100-процентной имитации и восстановлении тех событий, которые происходили в годы войны на территории Республики Карелия, в том числе в конкретном лагере… Нет, речь идет о некоей идее, некоем мероприятии, связанных с историей, с патриотическим воспитанием…

Вот в этой части надо сказать, наше Петрозаводское казачье общество очень активно работает. Я вот в этом году встречался с детьми, мы там фотографировались, я рассказывал о своем прошлом. Какие они молодцы. Это та организация, которая работает с нашими детьми по патриотическому воспитанию…

Да, дети приехали, рассказали им, послушали лекцию, посмотрели экскурсию, пообедали, потом у них некая программа, связанная с проведением патриотических мероприятий, в том числе которые проводят казаки. Ну, и чего тут? Потом, может быть, с ними какие-то спортивные занятия проведут, и что, ну… Нормальная ситуация».

 

***

Организаторы планируют, что в ближайшее время начнут возить школьников в Ватнаволок, состояние дороги не станет препятствием. Напомним, согласно проекту, посмотреть экспозицию должны более 300 старшеклассников, для которых трансфер, питание и проживание оплатят организаторы, так как эти траты входят в стоимость гранта. Однако на пресс-конференции цифр вообще старались не называть — ни точного количества школьников, ни конкретных строк сметы расходов, никаких других. Датами и цифрами оперировал только историк Денис Попов.

На вопрос, когда именно ожидается первый заезд, точного ответа получить не удалось. Прозвучало, что заявок много, в том числе из других регионов. Каким образом в условиях режима повышенной готовности по коронавирусу дети из Санкт-Петербурга смогут посетить Карелию, не очень понятно. Но в запасниках организаторов есть удаленный формат, который, вероятно, может существенно сэкономить бюджет проекта: не придется тратиться на доставку, питание и проживание школьников.

Обсуждение денежных моментов организаторам проекта, судя по реакции на вопросы, не понравилось. Но не будем забывать, что 2,8 миллиона бюджетных средств — это хороший повод для вопросов вне зависимости от содержания проекта, а уж если он позиционируется как историко-патриотический и сопровождается одним скандалом за другим, тем более.

Предыдущая статьяСовещание на свалке. «По лесу вопрос решён»
Следующая статьяВЕРХОВНЫЙ СУД КАРЕЛИИ ПОДДЕРЖАЛ УЧИТЕЛЕЙ в борьбе за трудовые права
Юлия Шевчук
Историк по образованию - окончила Петрозаводский госуниверситет. Журналист по призванию. В первую редакцию устроилась в 1992 году случайно, отец был редактором и взял корреспондентом. Более 25 лет работала в районных газетах Карелии ("Диалог", "Новая Кондопога"). Получила несколько уроков от власти. Первый: не жди справедливости, но работай ради нее. Второй: гни свою линию. Третий: сомневайся во всем, старайся быть честной. Наверное, есть что-то более интересное, чем журналистика, но не для меня. Член Союза журналистов России.