Николай Флеганов

Николай Флеганов

Адвокат, состоит в коллегии адвокатов, тренер проекта "Адвокатская школа", член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов.

После того, как цены на жилье взлетели до небес в нашей стране, квартирный вопрос испортил жителей не только известного региона, описанного в романе Михаила Булгакова.  История из практики, которую я вам поведаю, вполне житейская, но внимания заслуживает. Заслуживает потому, что суд применил закон исходя из его смысла и духа, а не подошёл к рассмотрению дела формально и безразлично.

Столкнуться пришлось на практике вот с такой ситуацией: четверо братьев и сестер после достижения совершеннолетнего возраста стали жить самостоятельно.  Переданную от родителей муниципальную квартиру они решили приватизировать, но не очень справедливо. Она переходила только двум из четверых родственников, так как две сестры по каким-то причинам от приватизации отказались. Не знаю, с чем было связано такое решение, но предположу, что девушки были просто обмануты предприимчивыми родственниками.

С течением времени родственники обзавелись своими семьями и решили, что будут жить раздельно. А спустя ещё время двое родственников-собственников решили лишить права проживания двух своих сестер, которые в свое время отказались от собственности в пользу первых. Собственники подали иск о признании моих доверительниц прекратившими право пользования спорным жилым помещением. В исковом заявлении было указано, что девушки не являются собственниками жилого помещения, а следовательно – препятствуют самим собственникам владеть, пользоваться, а главное – распоряжаться квартирой.

Стороной защиты было принято решение о подаче встречного иска – заявления о признании права пользования жилым помещением. После чего сторона истца в корне изменила позицию и заявила уточнённый иск с требованием о признании сестёр-ответчиц уже не приобрётшими права пользования квартирой, как будто они там никогда и не жили.

Дело подлежало рассмотрению в Петрозаводском городском суде. После четырех утомительных судебных заседаний суд встал на сторону моих доверителей и сохранил за ними право проживания и регистрации по данной квартире. Не помогли стороне истца ни постоянные запросы в поликлиники, детские сады, школы, ни многочисленные свидетели, ни постоянная смена позиций.

Суд, рассматривая дело, учел все обстоятельства: не только степень родства сторон, но и основания приобретения жилья истцами, а также молодой возраст доверительниц на момент отказа от приватизации. Кроме этого, суд упомянул в решении прямой запрет на прекращение права проживания лиц, отказавшихся от приватизации. Решение соответствовало духу и смыслу закона, но стороне истца показалось, что оно не соответствует буквальному толкованию норм права, на которые опирался суд при постановке судебного акта.

Недовольной стороной была подготовлена жалоба. Дело было назначено к производству в Верховном суде. По просьбе доверителей я подготовил проект возражений на жалобу истцов. В судебном заседании коллегия из трёх судей Верховного суда предоставила слово подателю жалобы. Жалоба, к слову, была на 14-ти страницах с двух сторон, то есть почти 28 страниц печатного текста. Сторона истца перечитала всю жалобу, и коллегия судей в течение часа слушала доводы этой жалобы. Наше выступление было лаконичнее, так как возражения после редактуры заняли всего один лист текста.

Итог: судебное решение выдержало проверку законности, обоснованности и справедливости и было оставлено без изменений. Истцы на этом не успокоились, но это несколько иная история.