«Карелец! Это больше не твое!»

3
829
Таких заборов в карельских лесах становится все больше. Фото: Валерий Поташов
Таких заборов в карельских лесах становится все больше. Фото: Валерий Поташов

Проглядывая в очередной раз карельские новостные ленты, я увидел знакомое федеральное лицо. Человек, известный оптимистическим лозунгом «Денег нет, но вы держитесь!» предложил рассмотреть предоставление Карелии финансовой помощи. Что это означает? Что по итогам финансового года республика наша имеет в кошельке черную дыру с отрицательной суммой денег, и сумма эта чуть ли уже не превышает собственную стоимость Карелии.

Есть у Юрия Нагибина рассказ, как молодой журналист приезжает в колхоз и видит кругом сплошные развалины, нарушения, ну, ужас, в общем. И чуть не кричит на председателя: «Надо что-то делать!», а тот ему отвечает: «Да ты сам подумай, как? Тут в стенку палец ткни, все разом повалится». Республика наша в подобном положении.

В карельской глубинке нет ни производства, ни торговли. Фото: Губернiя Daily
В карельской глубинке нет ни производства, ни торговли. Фото: Губернiя Daily

Любимое направление на любой дороге в Карелии – «подальше отсюда». Молодые жители карельских деревень встречают друг друга, устраиваясь на работу в питерские гипермаркеты. Едут вахтенным методом охранять опасные объекты (питерские свалки, или хранилища отработанного ядерного топлива), идут в московские ЧОПы. Петрозаводская молодежь думает в том же направлении. Ей полегче – в Петрозаводске больше учебных заведений, отсюда едут в столицы с дипломами. А там подготовленные в Карелии специалисты гнутся по 15 часов в сутки без всяких прав и шансов на пенсию в будущем (ну, хотя эти шансы ни у кого невелики), тратят сумасшедшие деньги на съемное жилье, живут по высоким московским ценам, не имея ни регистрации, ни шансов на медицинскую помощь. И это рабское бесправие лучше, чем перспективы в родной Карелии.

Перспективы стариков совершенно определенны. В Беломорске демографию можно измерять в километрах. Там кладбище расположено вдоль дороги. Когда-то было длиной километр от силы. Теперь вытянулось чуть не на десять, создавая у водителей невеселое настроение. «Города мертвых» растут и вокруг Петрозаводска. Здесь демографию меряют гектарами.

Карелия - вымирающий регион России. Фото: Валерий Поташов
Карелия — вымирающий регион России. Фото: Валерий Поташов

Безработица в Карелии, разумеется, растет, но не будем забывать и о скрытой безработице, когда заработка после оплаты ЖКХ и электричества не хватает на еду. Как в начале 90-х появились «новые бедные», а пенсионерам уже не хватает ни на мясо, ни даже на молоко. Пачка овсяных хлопьев стоит по курсу доллар.

Так проявляется прелесть губернаторского положения при вертикальной власти. Понимая, что с губернаторского поста два пути – либо повысят, либо арестуют, региональные руководители впадают в известное состояние души, когда хочется либо шампанского и женщин, либо водки и охоты на лосей, либо тянет к прекрасному, ну или, не зная экономики, просто «навести порядок». Три варианта разорительны, потому что требуют занимать все больше и больше денег, но четвертый – страшнее всех. Он разоряет полностью.

Назначая на нашу голову чиновников районного масштаба или проворовавшихся пьяниц (как показывает практика), федеральная власть наводит порядок – и разрушает, развращает и губит местную элиту. «Варягам» не нужны сильные и уважаемые людьми оппоненты внутри отданного им на растерз… в управление региона. И делается все, чтобы такие оппоненты были отдавлены в сторону, выброшены из политики, из экономики, производства. Их ожидает дорога «вон отсюда» или казенный дом.

Не избиравшийся населением Карелии губернатор Худилайнен обещал "навести порядок" в республике, однако дальше уголовного преследования политических оппонентов республиканской власти "наведение порядка" почему-то не пошло.  Фото: Губернiя Daily
Не избиравшийся населением Карелии губернатор Худилайнен обещал «навести порядок» в республике, однако дальше уголовного преследования политических оппонентов республиканской власти «наведение порядка» почему-то не пошло. Фото: Губернiя Daily

Но однажды наступает предел, когда остается одно-два предприятия, которые трогать уже нельзя, потому что республика в северных условиях осталась и так «без штанов» – применительно к финансам. Элита разгромлена. Каждый предыдущий губернатор залезал в долги, другой менял, снова топил республику в долгах, как в болоте. Проценты растут, они растут сейчас, когда вы это читаете, растут со скоростью чуть не рубль в секунду.

А потом вам улыбается человек, на весь мир заявивший, что у него нет денег, и предлагает финансовую помощь. Не страшно? Мне – страшно. Потому что долги будут выплачивать нашей Карелией. Ее землями, лесами, озерами. В лесу появятся заборы и ворота со шлагбаумами, и с табличками: «Эй, карелец! Это больше не твое!» Вы думаете, это невозможно? Ну, так вы ошибаетесь.