Елена Теплищева

Елена Теплищева

Автор книг, статей для районных и республиканских СМИ, участник коллективных поэтических сборников. Активно занимается общественной работой, секретарь и соучредитель джип-клуба «Вседорожник», соучредитель приюта для животных «Право на жизнь», представитель федерации спортивно-прикладного собаководства «Сириус» в Кондопоге, член общества «зелёных» «Сандал» и литературного клуба «Северный ветер» при Кондопожской центральной районной библиотеке им. Б. Кравченко.

В 2018 году был принят закон № 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными», по которому отловленных безнадзорных собак надлежит помещать в приюты. С 1 января 2020 года вступили в силу его положения, регулирующие деятельность по обращению с животными без владельцев, а также работу приютов для животных. Это время было дано на строительство приютов, и предусматривалось направить на эти цели до 30% средств, выделяемых на отлов. Но результаты проверки генпрокуратурой показали, что страна обеспечена приютами всего на 20% от необходимого. В список самых злостных нарушителей закона Карелия не попала, но назвать нашу ситуацию в этой сфере благополучной никак нельзя. В республике нет муниципальных приютов для собак, эта работа переложена на плечи общественных организаций.

Возьмем для примера Кондопогу. Здесь целых два приюта, один из них – «Право на жизнь» — имеет статус юридического лица. Оба они общественные, т.е. примерно по 15 собак содержится силами волонтёров – как правило, женщин, имеющих и работу, и семью, и тратящих на приют своё личное время и средства. Средства также собираются из добровольных взносов неравнодушных граждан.

Приют «Право на жизнь» образовался в 2015 году, собак поселили в бывшем коровнике, принадлежащем частному лицу. Администрация выделила небольшой участок около госветстанции. Очень долго шло оформление земли. Наконец заключили договор на аренду, но строительство продвигалось черепашьим шагом из-за отсутствия средств.

В 2019 году администрация предложила субсидию (те самые 30 %, что составило 313 тысяч рублей) в обмен на размещение 12 собак из отлова. Много это или мало? На 313 тысяч почти удалось построить забор и 18 вольеров (добрые люди помогли, как обычно, и деньгами, и материалами, и трудом). А 12 собак плюс к имевшимся на тот момент в приюте 16 – это почти двукратное увеличение нагрузки на волонтёров приюта.

Ведь с каждой собакой нужно погулять, накормить и напоить, вычистить вольер, каждую ветеринарно обработать – от блох, клещей, глистов и вирусов и от внеплановых болячек. Но в масштабах города это очень мало, ведь несознательные граждане постоянно выбрасывают на улицу всё новых несчастных.

В Суоярви подсчитали, что в год выбрасывают в среднем 15 собак, значит, в Кондопоге около 60. Пристроить в хорошие руки мы можем в среднем 6 собак в год, т.е. ложкой пытаемся вычерпать море. На самом деле нужно строить муниципальный приют, во-первых, и принимать меры к сокращению выбрасывания, во-вторых.

Плохо то, что общественное сознание никак не осуждает таких горе-хозяев, которые, наигравшись или столкнувшись с какой-то проблемой, отправляют свое животное за дверь – лазать по помойкам, воровать и попрошайничать, служить переносчиком разных заболеваний и вскоре окончить свои дни в придорожной канаве. Напротив, в обществе принято шпынять тех, кто водит своего питомца на поводке и старательно убирает за ним какашки, — ведь это наиболее уязвимые и бесправные члены общества, на них можно вылить всё накопившееся раздражение!

Пора менять это отношение. Хозяин, отправляющий питомца на улицу – на самовыгул или насовсем, перекладывает свою ответственность за него на окружающих, создает им множество проблем, от антисанитарии до опасности покусов, почему же общество это терпит? И почему перекладывает эту вину на собак? Ведь виноваты во всём люди! А собаки расплачиваются за нашу безответственность. Когда люди становятся бомжами, это, как правило, их личный выбор. У собак выбора нет. Каждая собака хочет быть домашней, любимой и нужной, даже если родилась на улице. И приют стремится найти для своих питомцев ответственных хозяев.

Но не так всё просто. Обещанных денег активисты приюта ждали со дня на день с августа, а поступили они на счет только 18 декабря. Можно ли строить зимой? Если очень надо, то можно! Долбить ломом ямы в мерзлом грунте, со страховкой спускаться по обледенелому берегу канала за водой, греть феном окрашиваемые поверхности, расковыривать ломом замерзший песок…

Каждый пустяк становится зимой проблемой. Но видя упорство и решимость волонтёров, природа пошла им навстречу: зима выдалась необычайно тёплой. К концу февраля строительство забора и 3 блоков по 6 вольеров было завершено. Еще раньше в приюте появились первые постояльцы – четырех собак прислали из отлова. Пришлось срочно заняться обустройством еще недостроенного приюта, разрываясь на части между стройкой, обустройством, собаками в старом помещении и вновь прибывшими.

Ситуация была слишком сложной, чтоб ее затягивать, и 7 марта всех собак перевели в новые вольеры. Им понравилось – светло, воздух свежий и друг друга видно, а когда выпускают, можно безопасно бегать по огороженной территории. А волонтёрам еще предстоит налаживать быт на новом месте: отсыпка территории, водоснабжение, электропроводка, ремонт вагончика-склада, постройка летней кухни и еще множество проблем – но я верю, что все они постепенно будут решены, потому что рук никто не опускает, как бы сложно ни было.