Юлия Шевчук

Юлия Шевчук

Историк по образованию - окончила Петрозаводский госуниверситет. Журналист по призванию. В первую редакцию устроилась в 1992 году случайно, отец был редактором и взял корреспондентом. Более 25 лет работала в районных газетах Карелии ("Диалог", "Новая Кондопога"). Получила несколько уроков от власти. Первый: не жди справедливости, но работай ради нее. Второй: гни свою линию. Третий: сомневайся во всем, старайся быть честной. Наверное, есть что-то более интересное, чем журналистика, но не для меня. Член Союза журналистов России.

«Форелевые» битвы сотрясают республику, жители районов учатся отстаивать свои права на чистую воду и портят аппетит тем рыбоводам, которым прибыль глаза застит. Граждане надеются, все еще надеются, что во власти, в том числе представительной, найдутся люди, которые помогут.

Год назад, а именно 21 марта, в Кондопоге состоялись общественные слушания в защиту озера Сандал.

Тогда кондопожане дружно выступили против расширения уже имеющегося форелевого хозяйства ООО «Тари Бари» и приняли резолюцию, которую направили в карельский парламент. Почему сегодня мы об этом вспоминаем? Спустя год оказалось, что никаких действий депутаты Законодательного собрания не приняли. Об этом рассказали «Чернике» член правления КРОПО «зеленых» «Сандал» Алексей Карпенко и член КРОО «Наш Кивач» Виктор Гусев. Такое равнодушие к важной проблеме удивляет.

О чем говорилось в резолюции?

Жители Кондопоги просили депутатов выйти с инициативой и изменить нормативные документы таким образом, чтобы защитить озера, из которых организован водозабор, было предложение расширить санитарную зону питьевых озер до 100 километров. Если не внести изменения в законодательство, граждане рискуют в один прекрасный день оказаться один на один с «рыбными» проплаченными юристами, которые камня на камне не оставят от позиций активистов. Слишком большими усилиями общественникам даются победы в столкновениях с рыбозаводчиками, решили в Кондопоге, необходимо обезопасить Сандал раз и навсегда, а это возможно только с изменением законодательной базы. Ведь попытки зайти в озеро будут повторяться снова и снова, а учитывая неспособность местной власти к борьбе за интересы людей, вариант захвата озера форелеводами вполне вероятен.

«Взрывная» политика

К сожалению, когда к власти в районах Карелии приходят новые люди, зачастую они не знают и не желают знать, какие решения принимали их предшественники. Новое поколение руководителей не имеет ни жизненного, ни профессионального опыта, спускается с небес на грешную землю и принимает такие решения, от которых у местных жителей появляется множество проблем. И эти самые проблемы приходится решать в точке кипения.

За резолюцию проголосовали все участники слушаний, имевшие право голосовать, кроме двух представителей форелевого хозяйства. Фото: Алексей Владимиров.

Если говорить конкретно о Кондопоге применительно к Сандалу, то еще в бытность главы района Андрея Кузьмина и главы райадминистрации Олега Панова были приняты решения о том, чтобы отказывать форелеводам в размещении новых садков на водоемах района. Кондопожский район удобен для производства логистически, однако это вовсе не означает, что жители готовы отдать свои озера и молча смотреть, как кто-то делает деньги, уничтожая чистую воду. Производство необходимо поддерживать, но все должно быть разумно, не во вред природе и человеку.

Так вот, еще в 2014 году власть Кондопожского района, учитывая мнение общественности, сформулировала свою позицию однозначно:

«Учитывая позицию кондопожан, «зеленых», а также то, что ранее Советом Кондопожского муниципального района были приняты решения о запрете размещения форелевых хозяйств на территории … района, администрация Кондопожского муниципального района сообщила директору ООО «Форель Ладоги» об отказе в размещении форелевого хозяйства на озере Сандал.

Несмотря на то, что окончательное решение по размещению форелевого хозяйства принимает Министерство сельского, рыбного и охотничьего хозяйства Республики Карелия, руководству администрации Кондопожского муниципального района удалось убедить предпринимателя не разводить форель на Сандале. Евгений Смирнов добровольно отказался от этой идеи, понимая, что он не найдет поддержку в лице местной власти, для которой мнение жителей является первичным в принятии решения о размещении любого производства на территории района».

Тогда власть прислушивалась к людям. В 2019 году администрация Кондопожского района под руководством главы АКМР Виталия Садовникова, вопреки мнению жителей города, на комиссии Минсельхоза проголосовала ЗА выделение акватории Сандала под садки. И только из-за активности кондопожан, которые не сдались и продолжили борьбу за Сандал, призывая к проведению референдума, ситуацию удалось повернуть вспять. Общественность просто приперла власть к стенке, и той в лице Садовникова ничего не оставалось делать, как промямлить свое «да» на вопрос: вы против садков? Только в такой ситуации у кондопожской власти вдруг открываются глаза и она, словно очнувшись от своего сладкого летаргического сна, начинает осознавать действительность.

Форелеводы отказались от своих планов, Минсельхоз Карелии отменил свое решение о выделении участка акватории, аукцион был остановлен. Но очевидно: именно позиция районной администрации, которая ради нескольких рабочих мест поставила под угрозу водоснабжение 30-тысячного города, а мнению многотысячного города противопоставила мнение бизнеса, — именно такая позиция стала причиной социального взрыва, до которого было рукой подать.

Проигнорировали

Без изменения федерального законодательства не обойтись, только внеся в него изменения с целью защиты именно питьевых озер, можно добиться, чтобы форелеводы перестали покушаться на чистую воду Сандала. Это и стало движущим мотивом для кондопожских общественников Алексея Карпенко и Виктора Гусева (КРОО «Наш Кивач»), которые обивали пороги Законодательного собрания. Несколько визитов в парламент ни к чему не привели. Письменного ответа общественники тоже не получили. Нас просто проигнорировали, считают активисты.

Алексей Карпенко (сидит) и Виктор Гусев на слушаниях по Сандалу.

Дело в том, что передавая в ЗС РК резолюцию 2019 года, общественники, не сильно сведущие в тонкостях документооборота, не внесли пункт, в котором содержалась бы просьба об ответе по такому-то адресу. Поэтому по формальному признаку им никто и не должен был отвечать. Видимо, формализм – это то самое качество, которое и отличает настоящего парламентария? А мы не ответили, потому что вы не просили – что может быть красноречивее?

«Черника» уточнила в пресс-службе ЗС, почему же общественники целый год ждали ответа и так и не дождались его. На что был получен тот самый ответ, который мы привели выше. А уж по каким кабинетам ходила резолюция, кому и кто ее передавал, по большому счету, общественникам все равно.

Самое интересное, что весной 2019 года реакция в Заксобрании все же была: в Минсельхоз Карелии направили запрос, чтобы выяснить позицию ведомства об инициативе общественности Кондопоги по санитарной зоне. И даже был получен ответ.

Первая страница ответа Минсельхоза Карелии в Законодательное собрание от 8 мая 2019 года.
Третья страница ответа Минсельхоза Карелии в Законодательное собрание от 8 мая 2019 года.

Почему на основе этого ответа Законодательное собрание в мае 2019 года не сформулировало ответ общественникам, непонятно. Но факт остается фактом. Когда весной 2020 года Карпенко с Гусевым поняли, что не дождутся ответа на резолюцию общественных слушаний, то рук не опустили. Эти люди привыкли добиваться своего.

К слову, весной 2019 года они полтора месяца ждали, когда же администрация района выполнит решение горсовета и организует публичные слушания по Сандалу. А когда поняли, что дело волокитят и хотят спустить на тормозах – быстро организовали общественные слушания самостоятельно. Это были первые подобные слушания в городе, они стали настоящим событием в общественно-политической жизни и показали чиновникам: если не будете слушать народ, он сам к вам придет и объяснит, что почём и почему.

Это один из трёх плакатов, которые не разрешили развернуть во время слушаний. Фото автора.

Поэтому весной 2020 года в Законодательное собрание Карелии было направлено новое обращение, на этот раз по всей форме. Спикер ЗС РК Элисан Шандалович ответил очень оперативно. В Минсельхоз Карелии и Отдел госконтроля, надзора и рыбоохраны по Республике Карелия Северо-Западного управления Федерального агентства по рыболовству от имени ЗС РК были направлены запросы. А следом общественники получили еще одно письмо за подписью Шандаловича.

Когда «Черника» обратилась за комментарием в пресс-службу ЗС, нам разъяснили, что Министерство сельского и рыбного хозяйства Карелии подготовило изменения в Правила, которые предполагают, что если границы запрашиваемого рыбоводного участка попадают в санитарную зону питьевого озера, то такой участок не может быть сформирован для разведения аквакультуры, в том числе для выращивания форели. Предложения направлены в федеральные органы власти.

Также «Черника» поинтересовалась, о каком именно озере идет речь в ответе из Законодательного собрания. Дело в том, что водозабор в Кондопоге организован не из Сандала, а из Нигозера, в которое впадают воды Сандала. Нам ответили, что имеется в виду именно Сандал.

Общественники чудес не ждут и понимают, что внесение изменений в нормативные документы на федеральном уровне – дело долгое. Однако, когда карельские парламентарии не проявляют активности уже на первоначальном этапе и не желают ничего предпринимать, это логично вызывает множество вопросов.

Мы обратились за комментарием к члену КРОПО «Сандал» Алексею Карпенко, как он оценивает поступивший из Законодательного собрания ответ:

Ответ на жизненно важный вопрос для 30-ти с лишним тысяч горожан пока не может удовлетворить. Что значит, как пишет министерство сельского и рыбного хозяйства: «все водоёмы могут использоваться для питьевого водозабора»? Да, человек, берущий воду из озера, сам за себя отвечает, поскольку разрешения на это служба государственного санитарно-эпидемиологического надзора не дает. Но в конкретном случает речь идёт о водозаборе питьевой воды для нужд целого города из Нигозера, являющегося неотъемлемой частью озера Сандал. А согласно заключению, полученному из Института биологии КарНЦ РАН, размещение рыбоводных хозяйств на таких водоёмах не РЕКОМЕНДУЕТСЯ.

Вопрос упирается в установление зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения. И практика показывает, что уже установленные зоны в соответствии с нормами ч. 8 ст. 26 Федерального закона от 03.03.2018 г. № 342-ФЗ, на порядок ниже того расстояния, на котором находится форелевое хозяйство. В связи с этим принципиально важно данный вопрос решать не только общественности, а и надзорным органам, депутатам. К тому же администрация Кондопожского района еще не внесла на утверждение в Министерство природных ресурсов и экологии РК зоны санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения. Они считаются, согласно названному выше закону, установленными до 1 января 2022 г.

Остается надеяться, что отдел государственного контроля, надзора и рыбоохраны по РК Северо-Западного территориального управления Федерального агентства по рыболовству сумеет доказать необходимость внесения изменений в Правила определения береговых линий, утвержденных 11.11. 2014 г. правительством РФ.

***

Борьба за Сандал продолжается, сейчас – в коридорах и кабинетах. Общественники не намерены отступать и понимают, что если не проявят упорства, то ничего не добьются. Пойдут они по этой дороге одни или вместе с депутатами Законодательного собрания? «Черника» будет следить за развитием ситуации.