Андрей Туоми

Андрей Туоми

Журналист, родился в деревне Вокнаволок Калевальского района. В журналистике начала 90-х гг. Был редактором районных газет «Новости Калевалы» (2008-2012), «Северные Вести» (2000-2002 г.г.). Издал четыре книги: две - повести и рассказы «Только не умирай» (2002 г.), «Слезы Ангела» (2009 г.), два сборника стихов – «Первый виток» (1998 г.) и «Как много в жизни пройдено дорог» (2012 г.).

16 апреля в окончательном, третьем чтении Госдума приняла законопроект о создании российского сегмента Интернета. За проголосовало 307 человек, против 68, воздержавшихся не было. Солидарно против законопроекта проголосовала фракция ЛДПР.

Разговоры о том, что российский сегмент глобальной сети необходимо обнести прочным и высоким забором ведутся достаточно давно — еще с первой десятилетки нового столетия. Однако педалировать процесс создания национального сегмента сети российские власти начали примерно с 2014 года, после начала похолодания отношений с Западом.

О чем идет речь? Трактовки сторонников и противников сегментации Рунета совершенно противоположны. Если сторонники говорят о том, что речь идет о создании некоего файервола, способного предотвратить внешние угрозы и обеспечить бесперебойную работу Интернета внутри страны, то противники говорят о том, что власть стремится взять российский сегмент сети под глобальный, тотальный контроль и положить себе в карман ключи от Интернета.

Как выглядит глобальная угроза, что понимать под этим понятием в законе не говорится ни слова. То есть, под глобальной угрозой можно понимать все, что угодно. И мотивировать отрезание российского сегмента Интернета от мировой сети можно будет чем угодно — хоть очередным госпереворотом в Африке, хоть речью Трампа в Белом доме. Важно, как власть воспримет и то, и другое. Сочтет угрозой — и прощай свободный Интернет.

Как обычно, осуществлять и контролировать все процессы по сегментации и кастрации Рунета будет славный российский Роскомнадзор, который в последние годы вполне заслуженно приобрел солидный статус слона в посудной лавке. Вспомним историю с мессенджером Павла Дурова «Телеграм» и просто спроецируем эту ситуацию на весь Рунет. Думается, что прошлые потрясения и обвалы Сети для нас в будущем покажутся жалким детским лепетом. Если за дело возьмется Роскомнадзор, достанется всем — и правым и виноватым.

Операторов связи обяжут установить некие средства противодействия угрозам, на все это удовольствие будет выделено 30 млрд. рублей из федерального бюджета, еще 30 млрд. потратят операторы. Закон вступит в силу с ноября 2019 года. Операторов связи обяжут пользоваться национальной доменной зоной с 1 января 2021 года. Глава комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин заявил, что речь идет только о создании российского сегмента интернета, который работал бы стабильно «вне зависимости от внешних условий» и не стоит его сравнивать с китайской системой «регулирования» сети.

В настоящий момент Россия входит в число стран, контролирующих Интернет. Из развитых в этом списке только Китай и Турция. Все остальные регулировщики — страны третьего мира, для которых ограничение прав и свобод граждан вполне обычное и даже рядовое дело. Приглядимся к этому списку внимательнее: Украина, Северная Корея, Венесуэла, Иран, Пакистан, Вьетнам, Туркменистан. Скажем прямо, компания достойная. Хотя и тут надо сделать поправку на то, что в каждой из этих стран реализуется своя стратегия контроля над Интернетом. От глобального запрета до мягких ограничений на период гражданских протестов, например.

Что касается развитых стран, то отношение в них к глобальной сети ровно такое же, как отношение к реальной повседневной жизни. В Интернете вполне успешно ловят мошенников, хакеров, террористов и прочих криминальных элементов никак не ограничивая доступ к Интернету гражданам своих стран. Ну, согласитесь, на самом деле глупо в реальной жизни закрывать на замок целый город, если ему угрожают террористы или заезжие преступники. Или закрывать целую страну. Глупо по тем простым причинам, что при большом желании, наличии денег и навыков сквозь любую, самую продвинутую систему контроля и запрета современные преступники пройдут как нож сквозь масло. Ибо системы взломов защиты всегда работают на опережение самих систем защиты.

Это очень напоминает ситуацию с синтетическими наркотиками и курительными смесями. Пока государство выясняет, анализирует, выявляет, устанавливает вред, вносит в запретительные реестры и т. д., наркомафия не просто срубает на синтетике колоссальные деньги, убивает людей и превращает их в наркоманов, но и тратит средства на разработку новых наркотиков. И к моменту официального государственного объявления о том, что некое вещество признано наркотическим, у нее уже есть в запасе другой, еще более эффективный, пока не запрещенный и не внесенный в реестры наркотик.

Ситуация же с «Telegram» наглядно показала, что даже достаточно оснащенная и хорошо финансируемая государственная махина с большими возможностями не в состоянии эффективно противостоять современным технологическим решениям в области преодоления Интернет-барьеров. И поэтому есть серьезные опасения, что бюджетные средства, выделяемые под закон о суверенном Интернете, попросту будут снова распилены и разворованы. А операторы снова потратят деньги зря. Хотя как раз они в накладе не останутся, ибо все расходы, связанные с обновлением законодательства, они переложат на плечи конечных пользователей, которые и оплатят через завышенные тарифы все потуги государства построить забор вокруг Рунета.