Власть с «фуранькой» на носу. К десятилетию кондопожских беспорядков

0
1168
Десять лет назад в Кондопоге произошли массовые беспорядки на национальной почве. Фото: Губернiя Daily
Десять лет назад в Кондопоге произошли массовые беспорядки на национальной почве. Фото: Губернiя Daily

Ровно 10 лет назад, 2 сентября 2006 года в 12 часов, прорвав «ватную стену» молчания местных и федеральных СМИ, Кондопога и ее жители вошли в Большую Историю. События, ставшие поводом, произошли тремя днями раньше – группа кавказцев с милицейской скоростью приехала в заведение «Чайка», чтобы «уладить конфликт» между посетителем и барменом, и «уладили» – вбежали в ресторан с бейсбольными битами, дрекольем и ножами, стали избивать всех подряд с криками «Аллах Акбар!». Эта вылазка стоила жизни двум местным жителям.

Похоронив убитых в столкновении с кавказцами ни в чем не повинных посетителей «ресторана» (какой там ресторан, столовка с безвкусной отделкой!), около двух тысяч горожан собрались на народный сход, а пара сотен горячих голов бросились громить кавказские ларьки и торговые точки. Пресловутую «Чайку» и вовсе попытались сжечь и разнести по кирпичам. Обе группы действовали стихийно, но любой руководитель обязан был предвидеть, что неизбежно произойдет и то, и другое.

Эти две группы горожан прибегли к двум давно известным и описанным в истории, философии, политологии и десятке смежных наук формам самозащиты. Те, которые митинговали на площади, осуществили акт прямой демократии – вообще, сила прямой демократии в быстрой постановке вопросов и принятии конкретных решений. Те же, кто пошел подрывать экономическую базу приезжих, использовали признанное еще Томасом Гоббсом «право на восстание». Такое право Гоббс, в частности, признавал за людьми, если власть запрещает им защищаться от нападения.

Потом эти события называли чуть ли не «кавказским погромом». Свежеиспеченный герой России и президент Чечни Рамзан Кадыров (тогда еще, кажется, так и ходивший в спортивных штанах) пообещал защитить своих земляков, выслав в Карелию чеченский батальон. Тут же оказались провокаторы и подстрекатели из националистической организации ДПНИ с русским патриотом Поткиным, именовавшим себя для благозвучия «Белов». Экспертом был чуть не каждый второй недоучка, а политики действовали по старому принципу: «если другая партия против – мы за». Но никто не ответил на простые вопросы.

Как ситуацию довели до белого каления и сколько времени она «созревала»? Почему кавказцам месяцами разрешалось носиться по городу на «мерседесе» без номеров, и кто в нем носился, в то время как с простых кондопожцев гаишники, по доброй традиции, драли в три шкуры за малейшее нарушение? Как получилось, что на местном рынке цены устанавливали чеченцы и азербайджанцы – причем не на свою хурму и гранаты, а на нашу картошку и бруснику? Что это была за милиция, если «гости города» смеха ради могли подойти к «представителю власти» и натянуть ему «фураньку» на нос или на уши? При том, что в городе ментов и военных было 600 человек? Что это вообще была за власть, если милиционеры из уличного патруля ДПС глядели на побоище из машины?

Через год после трагедии на месте ресторана "Чайка" был построен Молодежно-культурный центр, но горожане все равно пришли к нему на гражданскую панихиду по погибшим. Фото: Валерий Поташов
Через год после трагедии на месте ресторана «Чайка» был построен Молодежно-культурный центр, но горожане все равно пришли к нему на гражданскую панихиду по погибшим. Фото: Валерий Поташов

Большинства ответов мы так и не получили. Но некоторые выводы очевидны. «Гости» ведь приехали в город не за неделю и не за месяц до этих событий. Не одним поездом. Они ехали один за другим, заводили полезные знакомства и в Петрозаводске, и у властей в самой Кондопоге, и, очевидно, многих сумели подкупить, соблазнить на грязные делишки, а кто-то и сам охотно бросился в их объятия за прибавку к жалованью, размер которой зависел от служебных возможностей. И наступило в городе разделение труда: кавказцы торговали, обзавелись пилорамой и даже мебельным цехом, прибрали к рукам общественное питание и рынки. А городские менты в это время ловили рыбку и денежку на трассе «Кола» у проезжих дальнобойщиков – не ахти, какая золотая жила, да все ж на хлеб с маслом. Те, кто работал на ЦБК, на ком держался город, и к кому прилипли все эти паразиты – так и работали за зарплату, в то время, когда значительная часть чиновничества и «гости Карелии» поделили сферы деятельности и установили для себя «ренту».

И вот минуло десять лет, Кондопожский ЦБК объявлен банкротом, малый бизнес в городе чахнет, потому что население города неспособно оплачивать ни товары, ни услуги – все живут по минимуму. Пока мы бедны – нам ничто и никто не угрожает…

Градообразующее предприятие Кондопоги - целлюлозно-бумажный комбинат - объявлено банкротом. Фото: Губернiя Daily
Градообразующее предприятие Кондопоги — целлюлозно-бумажный комбинат — объявлено банкротом. Фото: Губернiя Daily

А вот чеченцы в свою республику получают миллиард рублей в день и, образно говоря, пляшут на мешках с деньгами. Нехитрое деление суммы на количество населения в Чечне дает интересную цифру: на каждого чеченца федеральный центр платит ежемесячно 22430 рублей просто так. Чтобы не «бузили». Ах, да, им еще недавно запретили стрелять в Москве в воздух из пистолетов на свадьбах…

Проблема не решена. Снятие с должностей министра, пары полковников и одного генерала вообще никогда ничего не решает.

Усиление и реформирование полиции эффективно только тогда, когда эта самая полиция укреплена и реформирована нравственно. Власть нормально работает только тогда, когда несет реальную ответственность перед гражданами, а не перед начальством повыше. Суды вообще могут называться судами только в том случае, когда занимаются выяснением истины, а не исполняют заказы начальников-временщиков. Не в одной Кондопоге – по всей России… Но ничего из этого не сделано – и прекрасно осведомленное об этом высшее руководство страны «платит дань». 140-миллионная страна платит эту «дань» одному проценту своего населения. Но как только в Кондопоге или еще где-то заведутся деньги – немедленно ждите «гостей с юга». К местному начальству у них будут и подарки, и интереснейшие предложения.