У Старшовой к Сараеву вопросов не возникло

0
874
Карельский детский омдудсмен на заседании профильного комитета республиканского парламента. Фото: Татьяна Смирнова
Карельский детский омдудсмен на заседании профильного комитета республиканского парламента. Фото: Татьяна Смирнова

На заседании комитета по законности и правопорядку Законодательного собрания Карелии 7 ноября состоялось обсуждение выдвинутого главой республики Артуром Парфенчиковым на должность карельского уполномоченного по правам ребенка Геннадия Сараева. «Черника» рассказывала о том, как происходило обсуждение и выдвижение кандидатов на эту должность и какие, с точки зрения правозащитной общественности, нарушения процедуры были выявлены впоследствии гражданскими активистами. Что и всплыло на обсуждении в ЗС РК, куда по непонятной причине не были приглашены представители общественных организаций, в том числе, поддержавших Геннадия Сараева, постоянно ссылающегося на свою опору из 44 организаций.

Подвергнув этот список сомнению, депутат ЗС Андрей Рогалевич заметил, что коммерческое Агентство домашнего персонала для детей «Наша няня» – точно не имеет отношения к правозащитным организациям. А сколько еще НКО, включая ветеранские, тоже притянуты кандидатом для массовки? В Миннаце Карелии, которому было поручено собирать голоса поддержки за кандидатов, никаким анализом не занимались, поскольку поручения такого, скорей всего, не получали. А зачем? Сказано — Сараев, значит — Сараев.

Еще один аргумент Андрея Рогалевича заставил собравшихся призадуматься: три года назад, когда в еще более бурной обстановке проходило обсуждение кандидата на должность детского омбудсмена, тогдашний глава Карелии Александр Худилайнен мотивировал свой выбор Оксаны Старшовой ее политической неангажированностью. Дескать, другие претенденты, а среди них был и сам Рогалевич, и нынешний выдвиженец Сараев имеют партийную принадлежность – один представлял «Справедливую Россию», другой – «ЕР». И это будто бы давало право Старшовой быть более объективной и независимой (правда, практика показала, что эти надежды не оправдались). Почему же сегодня главу региона ничуть не смущает, что его кандидат последние годы находился в самом эпицентре партийной работы, и поэтому о его независимости не может быть и речи? В настоящее время Сараев является руководителем регионального исполнительного комитета партии «Единая Россия».

Кстати, сам кандидат в своем кратком выступлении (зачем стараться и кого-то убеждать, если вопрос по нему решен и парламентское большинство проголосует как надо?) несколько нескромно заявил, что считает себя наиболее подготовленным для должности уполномоченного, поскольку обладает необходимым опытом общественной работы в Фонде образования, трудился на государственной службе и умеет взаимодействовать с органами местного самоуправления. И, добавил, готов работать со всеми заинтересованными сторонами.

На трибуне - Геннадий Сараев. Фото: Татьяна Смирнова
На трибуне — Геннадий Сараев. Фото: Татьяна Смирнова

Вопросы от представителей общественности, которые пришла на заседание без приглашения, были острыми. Депутат Петросовета Галина Васильева считает, что было бы правильным со стороны главы Карелии внести на рассмотрение в ЗС РК две кандидатуры, набравшие наибольшее число голосов – это Елена Пальцева и Геннадий Сараев. Но представитель руководителя республики в Заксобрании Юрий Шабанов сослался на законодательство: глава действовал в рамках своих полномочий и несет ответственность за свой выбор. Правда, заметим мы, разделяет эту ответственность с депутатами, которые тоже должны отвечать за свое решение при голосовании. Но, как известно, коллективная ответственность порождает коллективную безответственность – доказано предыдущими тремя годами, когда граждане как ни пытались – не могли убедить главу республики, что омбудсмен Старшова занимает не свое место.

Известная правозащитница, председатель правления общественной организации «Служба социальной реабилитации и поддержки «Возрождение» Галина Григорьева напомнила, что работавшие в феврале в Карелии представители Совета по правам человека при президенте РФ, разбирая многочисленные факты детского неблагополучия и жалобы на действующего омбудсмена, назвали закон об уполномоченном по правам ребенка в РК недемократичным. Однако депутаты ЗС этого замечания почему-то не услышали и не поторопились внести необходимые поправки, хотя время у них было.

Валентина Сукотова. Фото: Татьяна Смирнова
Валентина Сукотова. Фото: Татьяна Смирнова

Председатель КРОО «Заонежье» Валентина Сукотова снова вернулась к вопросу участия общественности в выдвижении кандидатур на должность детского омбудсмена, легитимности некоторых организаций, голоса которых пошли в зачет кандидата от «Единой России» и учету мнений Миннацем, назвав случившееся «недоработкой или наоборот». На что вновь посыпались аргументы: от представителя минюста, что НКО по закону могут не иметь юридической регистрации, и от Шабанова, что анализ общественных организаций не входит в обязанность комитета заксобрания.

Заметим, что на заседание комитета явилась детский омбудсмен Оксана Старшова, проигнорировавшая приглашение Общественной палаты Карелии принять участие в дискуссионном клубе 19 октября, где ее выступления о болевых точках детства Карелии ждала общественность и кандидаты в уполномоченные. Сегодня все понимают, что сказать ей было попросту нечего, поэтому в скроенный правительством сценарий мероприятия Старшова не вписалась. Полномочия нынешнего омбудсмена заканчиваются 20 ноября. Вопросов к своему преемнику она не задавала, так и просидела молча. Зачем приходила?

На заседании комитета. Фото: Татьяна Смирнова
На заседании комитета. Фото: Татьяна Смирнова

Голосование членов комитета о рекомендации рассмотреть кандидатуру Геннадия Сараева на ближайшем заседании ЗС прошло предсказуемо. Большинство проголосовали за, правда, поднятых вверх рук присутствующие не заметили. Стесняются депутаты своего решения что ли? Теперь так же предсказуемо на заседании ЗС РК 16 ноября при тайном голосовании однопартийное большинство утвердит Сараева в должности детского омбудсмена на пять лет…