«Там, где всегда мороз»

0
317
Шпицберген находится всего в полутора часах лета от Северного полюса. Фото: Валерий Поташов

«Песенка о медведях» из культовой советской кинокомедии «Кавказская пленница» невольно приходит на память российскому туристу, приземлившемуся в аэропорту Свальбарда, который находится всего в полутора часах лета от Северного полюса. Во-первых, мороз тут почти всегда, а во-вторых, белых медведей в этих краях больше, чем людей, о чем всех прибывших сюда предупреждает черно-красный дорожный знак с изображением самого опасного хищника Арктики уже на выходе из аэропорта.

О возможной встрече с белым медведем на Шпицбергене предупреждают уже в аэропорту. Фото: Валерий Поташов
О возможной встрече с белым медведем на Шпицбергене предупреждают уже в аэропорту. Фото: Валерий Поташов

Свальбард или Шпицберген – это единственная территория Норвегии, для посещения которой россиянам не нужна виза. Полярный архипелаг не входит в Шенгенскую зону, а поскольку Россия – одна из тех стран, которые подписали Шпицбергенский трактат, закрепивший за островами норвежский суверенитет, но предоставивший этим государствам право свободно вести на архипелаге хозяйственную и научную деятельность, то российские граждане могут приезжать на него без визы.

Так выглядит полярный архипелаг из иллюминатора самолета. Фото: Валерий Поташов
Так выглядит полярный архипелаг из иллюминатора самолета. Фото: Валерий Поташов

Правда, на деле Шенген нашим соотечественникам все же понадобится. Дело в том, что регулярное авиасообщение с полярным архипелагом – а это единственная возможность попасть на Шпицберген в любое время года – осуществляется только через Норвегию, но для въезда в северное королевство россиянам необходима Шенгенская виза. Примечательно, что попытка финской авиакомпании Finnair запустить нынешним летом на арктические острова собственный рейс из Хельсинки фактически провалилась – из-за финляндско-норвежского соглашения о воздушном сообщении, подписанном еще в 1978 году, в которое не был включен Шпицберген. Но, возможно, это был лишь повод для норвежской стороны ограничить допуск к воздушным перевозкам на архипелаг «чужих» авиакомпаний.

Регулярные авиарейсы на Шпицберген выполняют только норвежцы. Фото: Валерий Поташов
Регулярные авиарейсы на Шпицберген выполняют только норвежцы. Фото: Валерий Поташов

Во всяком случае, регулярных авиарейсов из России на Шпицберген нет, но, несмотря на это, российских туристов на полярном архипелаге становится все больше. Хотя путешествие на арктические острова – удовольствие не из дешевых.

На Шпицбергене. Фото: Валерий Поташов
На Шпицбергене. Фото: Валерий Поташов

«Туризм – это единственное, что приносит на Шпицбергене доход», – утверждает административный менеджер центра арктических путешествий «Грумант» Иван Величенко. Этот центр располагается в российском населенном пункте архипелага под названием Баренцбург, и, как все в шахтерском поселке, принадлежит государственному тресту «Арктикуголь». Но если добыча угля для треста убыточна и необходима лишь для обеспечения российского присутствия на архипелаге, то с развитием арктического туризма связывают будущее экономики всего полярного архипелага.

По словам генерального менеджера норвежской компании Svalbard Explorer Ронни Брюнволла, ежегодный поток туристов на Шпицберген достиг уже 60 тысяч человек – при том что постоянно проживают на нем немногим более 2,6 тысячи – и это только те гости арктических островов, которые остаются здесь на ночлег, а еще есть десятки тысяч пассажиров круизных лайнеров, посещающих архипелаг в летний сезон. Оборот туристического бизнеса на Шпицбергене приближается к миллиарду норвежских крон, и российская сторона тоже не прочь откусить от этого пирога, тем более что исторически поморы одними из первых осваивали полярный архипелаг, и даже именовали его по-своему – Грумант.

Воссозданное жилище поморов XVI века в Баренцбурге. Фото: Валерий Поташов
Воссозданное жилище поморов XVI века в Баренцбурге. Фото: Валерий Поташов

Великолепно сохранившиеся в условиях Арктики памятники поморской культуры, с которыми можно познакомиться в местном музее – далеко не единственное, что привлекает туристов в Баренцбург. Неухоженный на первый взгляд шахтерский поселок – по сравнению с аккуратным административным центром Свальбарда Лонгйирбюеном – хранит следы советской эпохи в виде типичной для приполярных городков застройки, одного из самых северных в мире памятников Ленину и ставшей уже раритетом на Европейском Севере стелой «Наша цель – коммунизм!». Руины советской империи, простиравшейся почти до Северного полюса, оказались на туристическом рынке не менее востребованы, чем камни Древнего Рима.

Как утверждает Иван Вуличенко, в Баренцбург приезжают тысячи западных туристов, в разы больше, чем россиян. И к слову сказать, гостиничная инфраструктура в российском поселке на Шпицбергене с каждым годом подтягивается к уровню норвежского Лонгйирбюена – здесь появились неплохие отель и хостел под названием «Помор», а вот уровень цен остается примерно на 30% ниже.

Иван Вуличенко. Фото: Валерий Поташов
Иван Вуличенко. Фото: Валерий Поташов

Правда, как признался административный менеджер центра арктических путешествий «Грумант» российским и норвежским журналистам, которые побывали в поселке в начале мая, сам он больше любит Баренцбург зимой, «когда снег скрывает всю грязь». «Когда приходит лето, становится видно, во что были превращены эти места в советские времена, – пояснил Иван Вуличенко. – Это был типичный шахтерский поселок, и никто им особо не занимался. Но теперь мы хотим очистить его от свалок и старых железных конструкций».

Примечательно, что прошлой осенью в Баренцбурге был запущен цех по переработке твердых бытовых отходов, и теперь весь мусор в российском поселке проходит такую же сортировку, как и в норвежском Лонгйирбюене. В строительство и техническое оснащение цеха были вложены средства как треста «Арктикуголь», так и Фонда окружающей среды Шпицбергена, и это тоже пример совместного хозяйствования россиян и норвежцев на полярном архипелаге, где природа особенно чувствительна к влиянию человека.

В Баренцбурге. Фото: Валерий Поташов
В Баренцбурге. Фото: Валерий Поташов

Но именно эта северная природа – а значительная часть Шпицбергена уже является природоохранной территорией – с незаходящим полгода солнцем и фантастическими всполохами полярного сияния осенью и зимой, с ослепительно белыми ледниками и черными пляжами Гренландского моря влечет к себе ежегодно десятки тысяч жителей Земли и обеспечивает работой сотни тех, для кого арктические острова стали домом.