СУДЬБА ЗАВОДА В ПИНДУШАХ ОСТАЕТСЯ НЕЯСНОЙ

325
Фото: ИА «Республика». Николай Смирнов

Высокотехнологичный завод по выпуску мебельных плит «Карелия ДСП» в Пиндушах оказался на грани банкротства. Несколько сотен работников и членов их семей живут в полной неопределенности. На сегодняшнем заседании парламентского комитета по экономической политике Законодательного собрания депутаты смогли лишь констатировать, что на этом градообразующем предприятии сложилась критическая ситуация.

На заводе АО «Карелия ДСП», расположенном в поселке Пиндуши Медвежьегорского района трудится более 300 человек. Предприятие производит экологическую плиту с низким содержанием формальдегида, которая может применяться даже в производстве детской мебели. Относительно недавно, в прошлом году, здесь сменился собственник предприятия, им стало ООО «Леспроминвест», купившее в конце прошлого года завод у холдинга Segezha Group. Как обычно бывает, при покупке новые собственники объявили о грядущей модернизации. При этом основными акционерами ООО «Леспроминвест» являются три азербайджанских бизнесмена, а исполнительным директором здесь трудится житель Москвы Николай Богатырёв.

Как написали в своем обращении работники, еще с октября 2019 года на заводе начали задерживать зарплату, но если раньше они были незначительны, то теперь задержка составляет уже месяц, а сам объем зарплаты резко уменьшился:

«В декабре нам говорили: подождите до 1 февраля, всё наладится, в феврале – до 1 марта, в марте – до 1 апреля, а сейчас говорят, что в таком положении мы будем не менее трех месяцев. Многие запрашивали отчет из Пенсионного фонда: налоги туда предприятие тоже не платит, хотя с людей высчитывают. После того, как специалистов лишили всех доплат и премий – работаем за МРОТ, хоть у тебя третий, хоть шестой разряд – получишь одинаково, никакой разницы нет, а теперь и это трудно получить…, – признаются работники. – Все, что выше МРОТ (надбавки за вредность условий труда, за расширение фронта работ и т.д) какое-то время назад выдавалось в конвертах, но уже в январе это закончилось…»

Сейчас завод закрыт до июня. Зарплата за апрель еще не выплачена.

Дистанционно общаясь с депутатами – членами комитета, исполнительный директор АО «Карелия ДСП» пожаловался на недостаток технического сырья, которого хватит всего на день работы, и попросил помощи властей в связи с эпидемией коронавируса, в результате которой спрос на мебель катастрофически упал. В этой связи можно было бы заметить, что проблемы предприятия начались задолго до карантина, но никто из депутатов не стал акцентировать на этом внимания. Да и по зарплате четких обещаний от собственника депутаты тоже не дождались.

Прокомментировал господин Богатырев и информацию из письма работников о том, что с завода самосвалами вывозят распиленные металлические конструкции и у них складывается ощущение, что такими темпами скоро начнут резать рабочие линии. Директор АО «Карелия ДСП» заявил, что это всего лишь старые рельсы и другой металлолом, а достаточно дорогостоящее немецкое оборудование остается на предприятии, никто его сдавать на металлолом не собирается.

Представители правительства при обсуждении выглядели довольно-таки беспомощно. Заместитель премьер-министра Карелии по вопросам экономики Дмитрий Родионов заверил, что республиканская исполнительная власть не намерена бросать предприятие на произвол судьбы, однако так просто денег из бюджета никто не даст, для финансовой поддержки нужна серьезная подготовка документов и обоснование. При этом на заседании комитета откровенно прозвучало, что есть опасность потери этих средств, если владельцы АО «Карелия ДСП» деньги получат, а завод все равно забросят.

Тут, конечно, можно было бы порассуждать про механизм национализации таких предприятий для их спасения, без всякой компенсации горе-бизнесменам, но в нынешней России это, конечно, утопия…

Подводя итоги, можно констатировать, что вряд ли нынешнее заседание комитета могло серьезно обнадежить коллектив предприятия, который в своем обращении писал: «Мы опасаемся повторить судьбу Медвежьегорского молокозавода, когда от большого предприятия с приходом нового «инвестора» и при «тотальном контроле» республиканской власти практически ничего не осталось, а люди, которые там работали, до сих пор не получили в полном объеме свои честно заработанные деньги».

Действительно, в Карелии хватает подобных примеров «эффективности» частного капитала. И в Медвежьегорске, и в Пряже, и в Видлице, и во многих других местах. Успокаиваться работникам предприятия явно рано…