Родители-«экстремисты» требуют… исполнения Конституции

0
1291
Фрагмент плаката советских времен
Фрагмент плаката советских времен

В последнее время из российских школ приходят тревожные известия. Общество взбудоражено резней в Перми и Улан-Удэ, устроенной старшеклассниками, – среди пострадавших дети из младших классов и их учительница. Напряжение растет по разным причинам, разобраться в которых еще предстоит специалистам. Наша история, быть может, не столь драматичная, но уже почти год будоражит медвежьегорскую общеобразовательную школу №1. Педагогический коллектив, родители и их дети–школьники попали в круговерть конфликта, предотвратить который ничего не стоило руководству школы и ее учредителю – Медвежьегорской районной администрации в самом его начале. Нужно было лишь исполнить закон.

На родительском собрании 6 «а» класса в прошлом учебном году молодая учительница сообщила, что по ее предмету «Моя Карелия» в школьной библиотеке нет учебников, в заявке на приобретение издание тоже не значится, поэтому она не знает, как дети будут заниматься в классе и готовиться к урокам дома. Искренняя позиция педагога и желание родителей обеспечить полноценное изучение родного края детьми стали стимулом к действию. В марте 2017 родительский комитет обратился с письменным заявлением к директору школы Татьяне Каштановой, и, не дождавшись в положенный по закону срок ответа, мамы пошли за ним сами. Администратор отказала в письменном ответе, ссылаясь на нехватку времени. Тогда родители обратились к учредителю – в районный отдел образования. Там возмутились: как это – нет ответа! И буквально на следующий день любопытство родителей было удовлетворено, учебниками «Моя Карелия» детей пообещали обеспечить. А рабочими тетрадями по предмету – нет, было рекомендовано организовать рабочий процесс без них. Между тем уже в мае во всех классах собирали деньги на рабочие тетради.

Медвежьегорская школа N1. Фото из социальных сетей
Медвежьегорская школа N1. Фото из социальных сетей

По российскому закону «Об образовании» ответственность за обеспечение школьников учебниками и учебными пособиями возложена на учебное заведение, которое разрабатывает программы и рассчитывает расходы на необходимую литературу, а учредитель выделяет средства для ее приобретения. Положение это закреплено в 43-й статье Конституции России: «Гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях…». Однако закон – это одно, а суровая реальность, складывающаяся из бюджетного дефицита и банального неумения управлять средствами – совсем другое.

Обращение родителей в районную прокуратуру о незаконном сборе денег осталось без должного внимания, и четверо родителей направили иск в местный суд к МКОУ «Медвежьегорская средняя общеобразовательная школа №1», районной администрации и ее главе, а также министерству образования Карелии с требованием исполнить конституционное право детей на бесплатное образование. Ведь в той же статье Основного закона, ее четвертом пункте черным по белому записано: «Основное общее образование обязательно. Родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования». Вот родители и пошли защищать права детей.

– Могли ли мы тогда предположить, что наши абсолютно законные действия приведут к такой фронде с руководством школы? – комментирует мама одного из семиклассников Ирина Соколовская. – Сложилась абсурдная ситуация, когда родители через суд требуют то, что и так положено по закону. Правду мы не нашли, хотя добрались до Верховного суда Карелии, где нам пояснили, что наши требования уже устарели и надо подавать новые иски…

Ирина Соколовская и Оксана Устинова в Верховном суде Карелии. Фото: Татьяна Смирнова
Родители медвежьегорских школьников Ирина Соколовская и Оксана Устинова в Верховном суде Карелии. Фото: Татьяна Смирнова

Попытки четырех родительниц вытребовать прописанные и утвержденные в школьной программе учебники принесли пользу только их детям, которым выдали печатные издания по четырем предметам. Остальные 23 учащихся класса пользуются единственным оставшимся в библиотеке экземпляром, хотя в официальных ответах, в том числе из министерства образования Карелии, говорится, что необходимые учебники выдаются на уроках по одному на парту, кстати, опять же в нарушение российского законодательства, в котором прописано, что школьнику полагается не менее одного учебника или учебного пособия, необходимого для освоения программы учебного предмета.

В сентябре на родительском собрании класса активные мамы были выдвинуты в родительский комитет школы. Но не тут-то было. Администрация заблокировала их кандидатуры, вероятно, не желая пускать критически настроенных граждан в общественный орган. Тогда свои претензии и замечания до администрации и учредителя родители стали доносить другим путем, создав в социальной сети «В Контакте» группу «Общественный совет родителей», куда также выкладывают все официальные ответы на свои обращения.

Размещенный в октябре на их странице пост о том, что из-за недостатка кабинетов уроки у некоторых классов проходят в не предусмотренных СанПин условиях, попал в республиканские СМИ. «С этого учебного года профильные классы занимаются в рекреации, парты уже стоят, доска повешена, – говорится в посте медвежьегорцев. – Дети вынуждены заниматься в столовой, она же актовый зал. Кабинеты по музыке, изо, «Моя Карелия» отсутствуют. Уроки по предметам алгебра и геометрия у 7-классников проходят в любом свободном неприспособленном кабинете, чаще всего в кабинетах младших классов, где дети ростом от 150 до 170 см вынуждены сидеть за партами первоклассников, упираясь коленками в столешницы. Ребята из 6 класса вынуждены «жить» на сцене за шторами, так как не имеют собственного классного кабинета».

В таких условиях приходится учиться детям в медвежьегорской школе N1. Фото из социальных сетей
В таких условиях приходится учиться детям в медвежьегорской школе N1. Фото из социальных сетей

Руководство школы информацию подтвердило, сообщив, что кабинетов, действительно, не хватает, и эту проблему можно решить, если отремонтировать школьную пристройку, у которой течет крыша, и поэтому пришлось отключить ее от сигнализации. Если пристройку отремонтировать, то там можно проводить уроки, например, музыки. За финансовой помощью администрация школы неоднократно обращалась к главе медвежьегорской администрации, но средств так и не было выделено.

Очень беспокоит родителей отсутствие у детей возможности соблюдать в стенах школы так называемый питьевой режим. О том, что пить водопроводную воду в Медвежьегорске опасно для здоровья стало известно осенью прошлого года, когда в городе случилось ЧП. Отравленная канализационными стоками водопроводная вода (в городе нет очистных сооружений) уложила на больничные койки десятки медвежьегорцев, в большинстве оказались дети. Решить проблему не сложно, достаточно установить в той же школьной столовой кулер с одноразовыми стаканчиками, но и тут все упирается в отсутствие средств. Жалобы родителей в Роспотребнадзор обернулись для руководства административным наказанием, и вопрос был «решен»: в столовой появился графин с водой и два стакана, а у вахтера на входе пластиковая бутылка с водой и стаканы, но всему этому «питьевому режиму» у родителей нет доверия. «Мы не знаем, что в этих емкостях за вода, как часто меняются стаканы и почему их только два, – отмечают женщины. – Это же полная антисанитария».

Тривиальная история вышла и с обращением родителей к уполномоченной по правам ребенка в Карелии Оксане Старшовой, которую они попросили дать оценку нарушениям норм СанПин, федеральных государственных образовательных стандартов и прав детей администрацией школы и учредителем. «Мы и мечтать не могли, что на следующий день, 22 сентября, нам раздастся телефонный звонок лично от самой Оксаны Николаевны с предложением о встрече, – восторженно сообщили мамы посетителям странички. – Встреча оказалась для нас очень продуктивной и обнадеживающей. Оксана Николаевна заверила, что будет инициирована проверка школы по указанным нами нарушениям… и их исправление. А также мы услышали в свой адрес ободряющие слова, что мы идем верным и законным путем. Хотим выразить слова благодарности Старшовой Оксане Николаевне за быстрое реагирование на наше обращение и надеемся, что права детей в нашей школе будут восстановлены согласно Конституции РФ».

Бывший детский омбудсмен Карелии Оксана Старшова. Фото: Губернiя Daily
Бывший детский омбудсмен Карелии Оксана Старшова. Фото: Губернiя Daily

Но напрасно ждали женщины результатов «оперативного реагирования» Старшовой. Она им даже не ответила, а 20 ноября и вовсе оставила свой пост, переместившись в кресло директора Петрозаводского педагогического колледжа. Пришедший ей на замену с высокого регионального поста в «Единой России» и давно мечтавший стать детским омбудсменом Геннадий Сараев ответил 1 декабря. Раскрыв конверт, женщины поняли, что где-то все это уже читали: слово в слово, запятая в запятую ответ Сараева совпадал с поступившим месяцем ранее из министерства образования и, к слову сказать, родителей не устроил, так как был бюрократическим и не содержал требуемую информацию. Тут, полагаю, комментарии излишни. Печальные традиции Старшовой, ответы на обращения к которой готовились чиновниками Минобраза, продолжил ее преемник, бывший заместителем министра в этом ведомстве. Сараев, как никто другой, должен был проникнуться ситуацией с нарушениями прав детей в медвежьегорской школе №1. Но, увы…

Обращались родители и к главе Карелии Артуру Парфенчикову с просьбой проконтролировать сложившуюся в школе ситуацию, так как их обращения к директору школы Татьяне Каштановой, к главе администрации Медвежьегорского Владимиру Карпенко, в министерство образования, в районную прокуратуру не принесли желаемых результатов. «Мы получаем одни отписки с непонятной и противоречащей аргументацией, – сообщили Парфенчикову мамы. – Надеемся, что вы не останетесь в стороне от данных проблем и примите участие в разрешении». Но вмешиваться Артур Олегович не стал.

Новый детский омбудсмен Карелии - бывший партийный функционер "Единой России" Геннадий Сараев. Фото: Валерий Поташов
Новый детский омбудсмен Карелии — бывший партийный функционер «Единой России» Геннадий Сараев. Фото: Валерий Поташов

Мне трудно понять, с какой целью 8 ноября родители-активисты были приглашены в школу якобы на родительское собрание, а попали на заранее срежессированный педсовет с массой упреков и претензий. Женщинам пришлось выслушать обвинения в том, что они порочат репутацию школы, что чуть ли не экстремизмом занимаются и вообще могут перевести своих детей в другую школу, если эта не устраивает. Сегодня в конфликт вовлекают детей и делают это именно в школе. Недавно сына Ирины Соколовской на перемене остановила директор и задала вопрос: «Ты вчера фотографировал в туалете?». Мальчик ответил, что не делал этого. Со слов мамы, сын вообще предпочитает не посещать школьную уборную (о зловонии в школьном туалете школы №1 рассказывала «Черника». «Вероятно, туалет, это режимный объект», – грустно шутит мама мальчика.

После заседания Верховного суда Карелии, на котором сторону ответчика представляла директор школы Татьяна Каштанова, я попыталась задать ей несколько вопросов, на которые у администрации и учредителя ищут ответа родители в интересах своих детей. Аргументы администратора упирались в одно: не хватает средств…

Родители в это не верят и полны решимости добиваться предусмотренного законодательством порядка. Если в системе образования «деньги идут за учеником», то необходимое в школе быть должно. Или это уже вопрос к учредителю?

«Черника» продолжит контролировать ситуацию в медвежьегорской школе №1, где педагогический коллектив должен продуктивно работать, дети – спокойно и результативно учиться, а родители радоваться их успехам.