На прошлой неделе на заседании комитета по природным ресурсам и экологии карельского парламента в очередной раз обсуждалась проблема взаимоотношений местных жителей и бизнесменов-форелеводов.

«Черника» много раз рассказывала о конфликтах, которые происходили в Муезерском, Кондопожском, Калевальском и некоторых других районах.

Недавно активисты из Кондопожского района предложили внести изменения в действующее законодательство, чтобы защитить водоемы, из которых ведется водозабор. Минсельхозу пришлось как-то реагировать. И на заседании комитета министр сельского и рыбного хозяйства Владимир Лабинов, обратил внимание на пробел в федеральном законодательстве, где регламентируется вся процедура создания рыбоводных участков.

По его словам, в нем никак не прописан процесс «учета предложений граждан». И именно это чревато конфликтами:

«Если эта процедура не регламентирована, то отсутствует принцип необходимости подчинения меньшинства большинству, и любое мнение любого лица, стороннего, туриста, не обязательно местного жителя иногда является достаточно весомым… Поэтому мы предлагаем эту процедуру регламентировать, исходя из того, что 100-процентного согласия никогда не бывает, сформулировать некие правила учета этих предложений».

Министр также предложил ввести в законодательство требование, чтобы границы рыбоводного участка не заходили на территорию водозабора того водоема, который используется населением. Без этого заявка на формирование участка должна быть отклонена.

Члены комитета с ним согласились и приняли решение подготовить проект обращения в Министерство сельского хозяйства РФ с предложением.

С одной стороны, можно констатировать, что это будет хоть какое-то движение в сторону решения острой проблемы. Но с другой – регламентация процесса согласования со стороны населения может оказаться палкой о двух концах. Ведь написать данный документ можно по-разному. Все хорошо знают, как проводятся те же «общественные слушания» в столице Карелии. Формально, когда для «обсуждения» мобилизуются подчиненные заинтересованным лицам люди, например, работники строительных компаний. И «общественное решение» тупо продавливается, несмотря на позицию тех, кого она непосредственно касается. Потому что они всегда остаются в меньшинстве. Хотя формально все прошло по закону.

Чтобы не получилось то же самое в вопросе выделения форелеводческих участков, было бы желательно, чтобы органы местного самоуправления, общественники и экологи заранее ознакомились с теми предложениями, которые будут отправлены в Москву. И конечно, все это никак не отменяет второго требования общественности – установить предельно допустимый объем производства форели, с учетом мнения не только населения, но и исследований ученых. Этот вопрос давно назрел и требует своего решения. Чтобы форелеводство в Карелии развивалось в своих рамках, без общественных скандалов, протестов населения, партизанских действий, митингов и судебных разбирательств.

Предыдущая статьяМОНАСТЫРЯМ – МОЖНО. СЕКТАМ – НЕТ
Следующая статьяСОРТАВАЛЬСКИЙ ПОСТВЫБОРНЫЙ СИНДРОМ. «Ты меня предал»
Александр Степанов
Журналист и блогер. Успел побывать - рабочим нижнего склада Олонецкого леспромхоза, солдатом Группы советских войск в Германии, машинистом котельной, учителем истории, корреспондентом газеты "Олония", помощником депутата Жореса Алферова, депутатом Законодательного Собрания Карелии двух созывов.