Репортаж из «фермы смерти»

Ребра да кости - так выглядит голодная корова на молочной ферме АО "Пряжинское". Фото: Алексей Владимиров

В публикации использованы фотографии 16+ с натуралистическим изображением погибших животных.

«Ферма смерти», именно так назвали жители Пряжи молочную ферму АО «Пряжинское», на которой от голода начали умирать животные. Люди отреагировали на это беспрецедентное событие и самостоятельно объявили о чрезвычайном положении на предприятии, начав сбор средств на корм животным. Корреспондент «Черники» побывал на месте событий и пытался разобраться в ситуации.

Экскурсия без купюр

АО «Пряжинское» находится недалеко от Петрозаводска. Всего в каких-то полчаса езды по федеральной трассе «Кола» в сторону Петербурга. Правда, до самой фермы добраться не просто. Дорога с непролазной грязью и колдобинами, напоминающая времена «развитого социализма», приводит нас к корпусам ООО «Молочная ферма «Пряжинская». Над территорией «Пряжинского» стоит не просто мычание, а почти волчий вой голодных коров, разносящийся по округе.

Первым кого мы встретили – это работник фермы Алексей Ворсин. У него необычная должность на предприятии: слесарь – молочник, он работает на ферме уже 14 лет. Алексей соглашается провести нам экскурсию, все показать и рассказать, как говорится,  без купюр.

Заходим в первый корпус, где находятся взрослые телки. В здании постоянное мычание, коровы все отощавшие, пережевывают заплесневелое сено.

Алексей Ворсин. Фото: Алексей Владимиров

— Видите все сено гнилое? – начинает рассказывать Ворсин. — Все из-за чего? Из-за того, что неправильно сено заготавливать. Первым делом половину ямы с силосом сгноили, неправильно яму закрыли. Грамотные специалисты ушли в другой совхоз в Ведлозеро, а эти (начальство) черт знает, кого нанимают. Вот и результат, мы остались без сена, а то, что есть, все сгнило, приходится этим коров и кормить. Сейчас пойдем в другой корпус, там молодь (телята) двухмесячная. Только не пугайтесь, сегодня ночью еще два теленка сдохли, мы их  разделываем и вывозим на корм для норок и лисиц. Там тоже положение не лучше.

Телята вынуждены есть гнилое сено. Малыши теряют силы и умирают от голода. Фото: Алексей Владимиров

Во втором корпусе картина более удручающая: здесь находятся телята, недавно переведенные с молочного питания на фуражное. Это самая незащищенная категория скота, сена и в помине в хозяйстве нет, кроме сгнившей травяной требухи. Телята такого «полноценного» питания не выдерживают и умирают от голода.

Фото 16+ Умерших от голода телят разделывают и отвозят на корм на звероферму, где положение не лучше. Фото: Алексей Владимиров

— У нас сдавали на анализы мясо подохшего молодняка, думали, что от болезни они умирают. Нет. Умерли они от голода – продолжает рассказ Алексей Ворсин.

Здесь же, в корпусе лежат около пяти тел малышей, один из работников снимает с них шкуры, готовят мясо для отправки на звероферму для норок и лисиц. Там звери от голода себе иной раз лапы отгрызали.

Прокуратура: «Это личная жизнь коммерческой структуры»

Выходим на улицу. В это время на крыльце проходной, где располагается и администрация фермы, появляется человек в прокурорской форме. Им оказался исполняющий обязанности прокурора Пряжинского района Богдан Словецкий. Естественно у журналистов к нему много вопросов. Однако прокурор, прежде чем начать диалог, проверил у всех документы, и поинтересовался, на каком основании корреспонденты находятся на частной территории без разрешения.

Исполняющий обязанности прокурора Пряжинского района Богдан Словецкий. Скриншот.

— Комментарии могут быть даны только руководством данного предприятия, а вы здесь с разрешения руководства? Как мне известно, что про вас никто ничего не знает, а вы здесь уже все зафотографировали, — начинает разговор Богдан Андреевич.

— Никаких запретных знаков перед въездом на территорию фермы нет, поэтому так свободно мы и прошли, — отвечаю ему.

— Мы видим, то, что и вы видите. Устанавливаем причины. Это же коммерческая структура, — продолжает диалог Словецкий. – Ситуация какая. Вы будете содержать котенка своего, и не будете кормить его. Придет прокурор и скажет, чтобы вы его кормили. Это я так, утрирую. Но делать из этого проблематику – это то же самое, что требовать от кого-то поменять одежду или еще что-то. Это личная жизнь коммерческой структуры.

— Вы говорите утрировать не надо, — задает вопрос мой коллега. – А само руководство чем объясняет такую ситуацию?

— Отсутствием денег.

— А вы сами видели умерших от голода телят?

— Нет, а где они?

— Вон там, на второй ферме, хотите покажем?

Прокурор района Богдан Словецкий тела умерших от  голода телят смотреть отказался, но заверил, что у них все под контролем.

Потенциальная «стрелочница»

Татьяна Раутонен, управляющая фермы, именно она обратилась к жителям Карелии в своем видеообращении с просьбой о помощи умирающим от голода животным. Татьяна раньше трудилась на ферме Медвежьегорского молокозавода, но когда туда пришла компания «Белоусов Групп», работать больше на этом предприятии не смогла и уехала в Пряжу. По ее словам, «не смогла видеть, что там происходит». О ситуации на ферме этого предприятия рассказывали республиканские СМИ.

Управляющая фермой Татьяна Раутонен, которую могут назначить крайней в ситуации, связанной с гибелью от голода животных. Фото: Алексей Владимиров

— Ситуация у нас в Пряже аховая. Вы сами все видели. Во-первых, неправильное распоряжение финансами. Деньги уходили в неизвестном направлении. Зарплату нам не дают, кормов не покупают, коровы продаются. По три миллиона рублей мы имели с АО «Славмо», куда сдавали молоко, а где деньги? Например, позавчера был продан скот на Вологодский мясокомбинат на сумму больше двух миллионов рублей – денег нет, скот голодный. Звоню директору и спрашиваю, неужели наши коровы не заработали себе на машину комбикорма? Он ничего ответить не может. По заработным платам тоже много вопросов к руководству. Кому-то 30 тысяч рублей должны, кому-то больше 50 тысяч рублей. Нас осталось работать на ферме чуть больше 20 человек, так на нас аж шесть директоров, и всех их кормить надо. В прошлое воскресенье мы собирались, задавали вопросы руководству, так те лишь руками разводят. Мол, счета арестованы – потерпите. А сколько терпеть-то? У всех семьи, кредиты. Сейчас прокуратура, после того, как поднялся общественный резонанс, встрепенулась, ищут крайнего, и не удивлюсь, если «стрелочницей» назначат меня, — рассказала журналистам Татьяна Раутонен.

Поможем всем миром

Пока мы находились на ферме, на территорию заехала «Нива»: двое местных мужичков привезли немного картошки и яблок со своих участков.

— Мы узнали, что на ферме такая беда происходит, и решили помочь, вот привезли, что могли, — поясняет один из них.

Местные жители узнав о беде на ферме, помогают кто — чем может. Фото: Алексей Владимиров

Со слов работников фермы, из Эссойлы обещали помощь. Тамошние фермеры предложили машину сена, только вывозить не на чем, вся техника либо сломана, либо распродана.

В это время на ферму подъезжают машины с комбикормом. Этот корм для животных закуплен на пожертвования. Люди, организовавшие сбор средств, постоянно выкладывают отчеты о расходах.

Первая машина с кормом, купленным на пожертвования пришла на ферму. Фото: Алексей Владимиров

— Сегодня мы привезем около 12 тонн корма для скота. Деньги есть, все в порядке, — кратко прокомментировал нам владелец микроавтобуса Эдуард. Кстати, он тоже помогает голодным животным выжить, попросил оплатить лишь топливо.

«Мы не ожидали такого резонанса»

Екатерина Ефремова, представитель Фонда «Мельница» и никак не связана с совхозом.  Именно она предложила объявить в соцсетях о сборе средств после того, как узнала о ситуации на Пряжинской молочной ферме.

Екатерина Ефремова. Фото: Алексей Владимиров

— Мы не ожидали такого общественного резонанса и поддержки людей. У меня каждую минуту приходят сообщения о поступлениях на счет денег. Сейчас собрано где-то около 300 тысяч рублей, более подробно отчитаюсь на своей странице в соцсети, — рассказывает нам Екатерина.

Ее поддерживает и жительница Пряжи Ольга Иванова, первая обратившая внимание людей на чрезвычайное положение на молочной ферме АО «Пряжинское».

— Когда я туда приехала, просто разрыдалась. Эти умершие телята, страшно мычащие голодные коровы. Просто ужас, я представить себе не могла, что в XXI веке такое возможно.

В Пряжу пришло НАТО

Свое мнение на эту ситуацию имеет и депутат Пряжинского горсовета Светлана Хребтова.

— Я вообще не понимаю, как такая ситуация могла произойти. Кто этого Халлиста сюда запустил? Создается такое впечатление, что его кто-то поддерживает сверху. Как только он появился, в нашей районной прессе сразу пошли хвалебные ему статьи, какой он эффективный предприниматель. Потом экс-глава Карелии Александр Худилайнен зачастил к нему в хозяйство. Ну, думаем, все, совхоз возрождается. Сейчас, не тут-то было, все рушиться начало. В поселке люди уже поговаривают, что в Пряжу НАТО пришло, и прислали своего «диверсанта». Потом Артур Парфенчиков перед выборам приезжал на ферму, говорил, что проблема выведенного яйца не стоит и правительство республики все решит. Не решили.

«Ребята, пишите правильно»

Именно такое пожелание высказал нам директор Пряжинской молочной фермы и зверосовхоза Сергей Вилков, которого нам удалось найти на звероферме.

Сергей Вилков, «коллега» Бориса Березовского. Фото: Алексей Владимиров

— Что касается молочной фермы — поголовье накормлено. Поскольку были перебои с кормами, кормить животных от пуза сейчас нельзя. На сегодняшний день, благодаря благотворительным акциям, мне, администрации, правительству, ситуация нормализована. Мы вынуждены остановить подвоз продуктов от частных лиц. Люди из лучших побуждений привозят картошку, яблоки и несут прямо все это на ферму телятам. На ферме есть специалисты, которые знают, что делают. Корма на ферме есть, корма подходят, процесс мы контролируем. А вообще, у меня не сельскохозяйственное образование, я ближе к математике и экономике. Я со своими обязанностями справляюсь и пришел сюда не разрушать, а созидать.

На мой вопрос об образовании, не является ли Вилков коллегой Бориса Березовского, тот с удовольствием это подтвердил…

Удалось нам дозвониться и «виновника торжества» — собственника Айво Халлиста. Спросили, почему предприятие доведено до такой ситуации, что животные умирают от голода.

— Хороший вопрос, — ответил Халлист, — я готов встретиться с вами в четверг и поговорить. Только пришлите мне заранее вопросы, которые хотите задать.

***

Между тем, на странице в соцсетях главы Карелии Артура Парфенчикова появился пост:

«Сегодня нашли альтернативное решение ситуации, сложившейся в АО «Пряжинское». Руководство ОАО «Племенное хозяйство «Ильинское» согласилось выкупить по договорной цене все поголовье крупного рогатого скота, принадлежащее АО «Пряжинское», а это порядка 600 коров, а также трудоустроить работников этой фермы, которые обеспечивали содержание животных, и арендовать необходимую технику и фермерское оборудование. Считаю это решение наиболее приемлемым на данный момент. Оно позволит спасти животных, сохранить рабочие места и молочное животноводство в Пряжинском районе. Подписание договора купли продажи запланировано на завтра. Продолжаю держать ситуацию на контроле».

P.S. «Черника» будет следить за развитием событий вокруг молочной фермы и зверофермы АО «Пряжинское».