На этой неделе в ряде СМИ прошла информация о том, что Валентина Пивненко больше не будет участвовать в выборах в Госдуму. 21 год заседавшая в российском парламенте «бабушка» карельских единороссов наконец-то уходит на пенсию.

Пишут, что сама она возможно и готова была пойти на выборы в шестой раз, но руководство «Единой России» решило кардинально обновить состав следующей своей фракции и омолодить его. Да и губернатор Артур Парфенчиков, у которого с депутатом Госдумы не сложились деловые отношения, был не в восторге от такой перспективы. Поэтому в сентябре нынешнего года у партии власти в Карельском одномандатном избирательном округе будет новый кандидат.

Предсказывают, что им станет председатель Законодательного собрания Карелии Элиссан Шандалович, занимающий также и пост руководителя республиканских единороссов. Как пишет политолог Анатолий Цыганков, «в данный момент вообще нет ни одной фигуры в других партиях, которые способны с ним соперничать за думский мандат. То есть, победа для «ЕдРа» в Карельском одномандатном избирательном округе — весьма ожидаема».

Это и так и не так. Дело в том, что по нынешним российским законам для победы в одномандатном округе не надо набирать более 50 процентов, достаточно получить относительное большинство голосов, а второго тура нет. И значит, важнейшим фактором победы становится расклад сил – сколько соперников, кого они представляют, и кто у кого отбирает голоса. В этой связи на наших выборах и появляются так называемые спойлеры – несамостоятельные кандидаты, которые не имеют шансов победить, но оттягивают на себя часть голосов у противника. Не трудно догадаться, кто организует и помогает их выдвижению.

А теперь обратимся к математике, причем даже к самым простым арифметическим действиям. В 2011 году выборы в Госдуму были только по партийным спискам. Тогда в Карелии за «Единую Россию» проголосовало лишь 32 процента избирателей, за «Справедливую Россию» было отдано 20 процентов голосов, за КПРФ – 19, за ЛДПР 17 процентов. Впрочем, партия Жириновского и ее кандидаты давно уже доказали, что являются всего лишь «обслуживающим персоналом» для партии власти, поэтому в дальнейших расчетах не будем их брать во внимание.

Ведь и так наглядно видно, что при сложении избирательных потенциалов одних зюгановцев и эсеров, в нашей республике они кроют единороссов как бык овцу. Да, далеко не все избиратели той или иной партии готовы по призыву голосовать за представителей другой партии, но при росте протестных настроений очень часто происходит именно так. Эффект объединения усилий работает.

Но что случилось на следующих выборах в Госдуму в 2016 года, уже на Карельском одномандатном округе? Вместо того, чтобы договориться между собой, карельская парламентская оппозиция выдвигается на выборы нестройной толпой. В итоге Валентина Пивненко получает 35 процентов голосов, Ирина Петеляева 17 процентов, Борис Кашин – 11, яблочница Наталья Киселене – 9 процентов. И тут легко подсчитать, что если бы КПРФ и «Справедливая Россия» выдвинули бы общего кандидата, то он имел шансы приблизиться к показателям Пивненко, а если бы вдобавок карельские яблочники отказались от выдвижения заведомо непроходного кандидата, то вполне возможно, что политическая карьера Пивненко закончилась бы еще четыре года назад.

Между прочим, в этом случае поведение руководства «Яблока» выглядит особенно скверно. Вместо раскрученной Галины Ширшиной был выдвинут малоизвестный человек, олончанка Наталья Киселене. К самому яблочному кандидату претензий нет, понятно, что партийная и не только дисциплина заместителя директора Олонецкого молочного комбината сыграла решающее значение. Но такое откровенное спойлерство заставляет предполагать, что в 2016 году существовали некие особые отношения между штабом Валентины Пивненко и руководством карельских яблочников.

Однако вернемся в сегодняшний день. Если не наступать во второй раз на одни и те же грабли, то здравый смысл не то что подсказывает, а буквально кричит, что КПРФ и «Справедливой России» нужно договариваться. Кто-то не выдвигает своего кандидата в Карелии, взамен получает поддержку в другом регионе. Экономя свои силы и ресурсы.

Тем более что ныне между этими двумя партиями не осталось принципиальных идейных расхождений. Всем понятно, что руководство КПРФ, с 90-х годов совершившей длительную эволюцию, уже не имеет никакого отношения ни к коммунистической идеологии, ни к Советскому Союзу. С одной стороны, политологической, это типичные правые социал-демократы, с другой – бизнес-проект по получению депутатских мандатов за счет эксплуатации символов великого советского прошлого. «Справедливая Россия» в этом смысле абсолютно такой же политический проект, как нынешняя партия Зюганова.

Думское единство

Тем более, что с кандидатами у обоих партий тоже все непросто. У КПРФ в госдумовские кандидаты метит первый секретарь Евгений Ульянов, но он за последние годы закрепил за собой имидж неудачника – все муниципальные выборы кандидаты от КПРФ регулярно проваливали, фракция зюгановцев в карельском парламенте просто развалилась, никакими серьезными законодательными инициативами лидер фракции Ульянов не отметился. У «Справедливой России» дела обстоят немногим лучше, тем более что Ирина Петеляева давно уехала на постоянное жительство в Москву. Правда, одна заметная история победы у карельских эсеров есть, это выборы в Сортавале. И есть потенциальные кандидаты в лице Александра Федичева или, например, Сергея Крупина, более или менее известные избирателям Карелии.

Так или иначе, политическая обстановка требует договариваться. Тем более что шансы победить у единого кандидата весьма неплохие. Оппозиционно настроенных избирателей в Карелии больше, чем единороссовских, есть традиция протестного голосования, большой антирейтинг у действующей республиканской власти, относительно честный подсчет голосов… Вопрос тут заключается в уровне самостоятельности этих партий. А им разрешат пойти на такие договоренности? Ведь ни для кого не секрет, об этом много раз писалось в федеральных СМИ, что списки кандидатов в Госдуму от парламентских партий согласовываются в администрации президента.

С другой стороны, непонятно, готовы ли местные зюгановцы и эсеры сами договариваться между собой? Можно вспомнить историю, как сразу после выборов 2016 года представители карельских отделений «СР», КПРФ и «Яблока», оказавшиеся в меньшинстве в ЗС РК, подписали соглашение о создании «Оппозиционного блока», и совместной работе в новом созыве карельского парламента.

Пресс-конференция «Оппозиционного блока» в 2016 году. Фото: 7х7, Карелия

Тогда свои подписи под документом поставили Андрей Рогалевич («Яблоко»), Евгений Ульянов (КПРФ) и Ирина Петеляева («Справедливая Россия»). В соглашении они давали обещание избирателям «вырабатывать общую позицию по принципиальным вопросам и проводить консолидированное голосование».

Весь этот пафос закончился при первых же голосованиях…

Если с тех пор ничего не изменилось, то шансы кандидата от «Единой России» на победу в Карельском одномандатном округе можно признать близкими к 100 процентам. В таком случае Элиссан Шандалович уже может планировать обстановку в своем московском кабинете на Охотном Ряду.

Элиссан Шандалович. Фото: Губернiя Daily
Элиссан Шандалович. Фото: Губернiя Daily
Предыдущая статьяЖурналисты Карелии бойкотируют визит премьер-министра Мишустина
Следующая статьяЖитель Карелии оштрафован за агитацию на митинг
Александр Степанов
Журналист и блогер. Успел побывать - рабочим нижнего склада Олонецкого леспромхоза, солдатом Группы советских войск в Германии, машинистом котельной, учителем истории, корреспондентом газеты "Олония", помощником депутата Жореса Алферова, депутатом Законодательного Собрания Карелии двух созывов.