Правительству Карелии опять взБРЕНДило

0
1915
Правительство Карелии. Фото: Валерий Поташов
Правительство Карелии. Фото: Валерий Поташов

Честное слово, уже не знаю – смеяться или плакать над тем, как очередной новый руководитель республики вместе с привезенными им в наш край для создания «команды эффективных менеджеров» чиновниками (из Бурятии в том числе), не имеющими понятия о традициях и культуре Карелии, начинают искать,  как говаривала моя заонежская бабушка, «не потерянного». Искать «бренды». И вот уже чиновники и бизнесмены на совещаниях снова ломают голову над «фишками» и «заманухами». Ну, чем еще привлечь в Карелию туристов и инвесторов, избалованных брендами других городов и весей? И если предпринимателям эти мероприятия, как говорится, в удовольствие, то чиновники по десятому кругу «высасывают из пальца» пресловутые бренды в рабочее время, которое оплачиваем мы с вами – налогоплательщики.

Как сообщил один карельский телеканал, 31 марта в Петрозаводске состоялся очередной «мозговой штурм», или – в официальной подаче – стратегическая сессия с участием чиновников республиканского правительства, управленцев муниципального уровня и бизнесменов, обсудивших презентацию идеи для туристского бренда «Карелия – земля легенд и историй». По такому случаю из Москвы был выписан куратор создания бренда Карелии Константин Гаранин – специалист по маркетингу территорий   (известен тем, что в 2014 году был директором по территориальному развитию горнолыжного курорта «Роза Хутор» в Сочи), руководитель Центра территориального маркетинга, член экспертного совета при правительстве РФ и, судя по всему, очень высокооплачиваемый специалист, который рассуждал так: «Откуда пошли калитки, как растет черника? Мы занимаемся легендированием, то есть наша задача легендировать то, что можно легендировать и не легендировать то, что не легендируется…». Вы поняли – все предельно просто! Надо сильно напрячься и найти нечто. Ну, типа голодной рыси, которая накануне празднования 90-летия Карелии забрела на территорию Законодательного собрания РК и пресекла мучительные чиновничьи попытки найти символ для этого юбилея. Метавшаяся по Петрозаводску рысь совершенно случайно и на очень короткий срок стала брендом Карелии. Кто помнит, поднимите руки?

Символом 90-летия Республики Карелия была выбрана рысь. Фото: vk.com
Символом 90-летия Республики Карелия была выбрана рысь. Фото: vk.com

А за пять лет до этого, накануне 85-летия республики, тогдашний глава Карелии Сергей Катанандов говорил: «Карелия – это раскрученный бренд, известное и узнаваемое в России и за ее пределами имя. Это стало возможным благодаря тому, что мы – стабильная республика с гостеприимным и хорошо работающим населением… Карелия – это окно в Европу».  Прошло без малого пятнадцать лет. На носу 100-летие Карелии. И нам снова нужен бренд! Однако в современных социально-экономических условиях поляна брендов резко оскудела – так, вероятно, считают новые «поисковики». Оскудела ли? Об этом чуть ниже.

Чтобы придать веса очередной попытке «раскрутить» республику, на стратегическую сессию пришел заместитель врио главы республики Александр Чепик и заявил: «Петрозаводск – это лицо Карелии, люди, которые сюда приезжают, как видят Петрозаводск, так и видят всю республику. Возникают положительные или негативные эмоции. Туриста должно что-то зацепить…».

Новый премьер-министр Карелии Александр Чепик. Фото со страницы Александра Чепика в Facebook
Новый премьер-министр Карелии Александр Чепик. Фото со страницы Александра Чепика в Facebook

Ну что же, приступим. Чем «зацепить» туриста? Любой житель нашего края сходу ответит – у нас есть Калевала. Это и эпос, и одноименный населенный пункт, где сохранилась древняя сосна, под которой собиратель рун Элиас Леннрот по преданию слушал карельскую Илиаду. Но поселок Калевала стагнирует, дороги становятся непроезжими, народ покидает родные края. А ведь здесь самое место организовать Калевала-ленд (по аналогии с Диснейлендом). Финны эту идею у себя осуществили, а развить ее могла бы Карелия.

В соседней стране в черте города Кухмо расположен тематический парк Kalevala Spirit («Дух Калевалы»). Здесь в буквальном смысле оживают рассказы, сказки и верования героев знаменитого карело-финского эпоса. Колоритный гид знакомит гостей с жизнью героев старинных преданий и традициями жителей Финляндии. В парке  можно опробовать свои силы в роли кузнеца и посетить баню «по-черному». Во время экскурсии есть возможность пройти увлекательный тест и узнать, насколько вы близки к природе и естественной жизни, присутствует ли в вас истинный «дух Калевалы». Заведует парком финская семья, при знакомстве с которой нельзя в очередной раз не порадоваться тому, как ценится здесь культура и история своей страны.

Финны превратили все, что связано с "Калевалой", в туристический товар. Фото: Валерий Поташов
Финны превратили все, что связано с «Калевалой», в туристический товар. Фото: Валерий Поташов

В связи с этим хочется привести выдержку из интервью в ту пору главного ученого секретаря президиума Карельского научного центра РАН, а сейчас – заместителя главы Карелии Юрия Савельева о брендинге муниципалитетов «как передовой культурно-экономической стратегии в европейских странах». «Может ли быть общий бренд у Карелии, учитывая историко-культурное многообразие нашей республики?», – спрашивает корреспондент. «Да, конечно же, может, – отвечает Савельев. – И дело здесь не в разнообразии или однообразии. Наоборот хорошо, что Карелия так многообразна в историко-культурном (и не только) плане. Такое многообразие и может быть основой для бренда. Это только расширяет спектр потенциальных клиентов, а, соответственно, и потенциальных возможностей. Основой такого «зонтичного» бренда может быть, например, эпос «Калевала», или русские былинные традиции, пришедшие к нам из Заонежья. А можно предложить некие сказочные или мистические образы, которые в карельской и вообще в любой северной культуре так сильны…».

Есть в Карелии еще один супербренд – Кижи. Чиновники стыдливо тупят взор, когда им напоминают о скандале, который нельзя было не заметить, но все – от главы республики Худилайнена до руководителей правоохранительных органов – почти три года наблюдали за тем, как посаженный министром культуры РФ Мединским в кресло директора музея «Кижи» экс-губернатор Карелии Нелидов со своей командой губил памятник и сам музей. Это стало причиной срыва реставрации главного архитектурного шедевра – Преображенской церкви, которую приезжают посмотреть туристы со всего белого света. Сегодня проблема реставрации никуда не делась, поэтому необходимо срочное и  деятельное вмешательство нового руководителя республики. Бренд надо спасать. Но из правительства пока ни звука…

Ансамбль Кижского погоста включен в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Фото: Валерий Поташов

А руководство музея тем временем само стало изобретать способы зарабатывания денег на музейных экспонатах (вероятно, не от хорошей жизни в федеральном учреждении культуры решились на такое нововведение). 7 октября 2016 года директор «Кижей» и бывший министр культуры Карелии Елена Богданова издала приказ, которым было утверждено положение о правилах использования изображений музейных предметов и коллекций вверенного ей музея, которые отныне осуществляются за плату по специальному прайс-листу.

В связи с этим юрист, руководитель комиссии по вопросам гражданского общества и межнациональным отношениям Общественной палаты РК Елена Пальцева подготовила обращение в Генеральную прокуратуру РФ, в котором указывает, что законодательство предусматривает разрешительный порядок использования изображений музейных экспонатов, однако взимание платы за это нарушает конституционные права граждан на свободное получение, воспроизведение и распространение информации и право на доступ к культурным ценностям (ст. 29, 44 Конституции РФ), а, следовательно, является неконституционным.

Елена Пальцева. Фото: facebook.com

«Полагаю, что произведения, находящиеся в общественном достоянии, должны быть доступны всем желающим, в том числе для их воспроизведения и использования без каких-либо ограничений, – пишет Елена Пальцева. – На основании изложенного, просим провести прокурорскую проверку изложенных фактов и в случае нарушения музеем-заповедником «Кижи» федерального законодательства при установлении платы за использование изображений музейных объектов, принять меры прокурорского реагирования».

Союз журналистов Карелии в своем обращении к директору Елене Богдановой попросил музей «Кижи» разъяснить требование платить комиссию за публикацию фото.

Многие памятники, которые могли бы стать брендом Карелии, находятся сегодня в плачевном состоянии. «Черника» не раз рассказывала о чудовищных последствиях перевоза деревянного памятника XVII века – церкви Великомученицы Варвары из деревни Яндомозеро в Типиницы  – на средства федеральной программы. Сегодня по свидетельства местных жителей часть сруба валяется на месте, где стояла церковь, часть – вдоль дороги на Типиницы, а остальной сруб, дай Бог, чтобы не сгнил под полиэтиленовой пленкой в самих Типиницах. Власть уверяет, что все в порядке…

Такой деревянная церковь Великомученицы Варвары из заонежской деревни Яндомозеро была до разборки. Фото: Виталий Лях
Такой деревянная церковь Великомученицы Варвары из заонежской деревни Яндомозеро была до разборки. Фото: Виталий Лях

Настоящие страсти кипели в последние полтора года вокруг 190-летия народной поэтессы и благотворительницы из Заонежья Ирины Федосовой, имя которой известно, без преувеличения, во всем мире. Общественность под руководством председателя КРОО «Заонежье» Валентины Сукотовой – автора и бессменного в течение 20 лет руководителя проекта «Федосовские чтения», признанного уникальным, настоятельно требовала от чиновников правительства Карелии, которым глава Карелии поручил подготовку юбилея, начать действовать. Оргкомитет под руководством вице-премьера Валентины Улич, по мнению Валентины Сукотовой, дело провалил. Только в последние несколько недель власть оживилась – юбилей-то уже в апреле. Теперь и в ЗС РК, и в министерстве культуры наперебой заговорили о памятнике Федосовой, правда, по мнению представителей власти, установить его будет возможно лет через пять, а пока надо о месте договориться…

Валентина Сукотова. Фото: Татьяна Смирнова
Валентина Сукотова. Фото: Татьяна Смирнова

– Сразу видно, что наши депутаты и чиновники находятся на другой орбите. А знают ли они, в каком состоянии находится вообще ситуация с юбилейными мероприятиями, – комментирует общественница. – А я отвечу: в плачевном. Как привезти из Медвежьегорского района в Петрозаводск детей на презентацию сборника «Малые Федосовские чтения»? Я не знаю, что подарить ребенку, чем его накормить, как отметить руководителей проектов и т.д. Хожу через массу унижений с протянутой рукой! А кому-нибудь из представителей власти есть до этого дело? Никому! Потеряно почти два года подготовки к юбилею – и вот результат! Вздумали торопиться: давайте быстрей определяться с местом для памятника в зоне исторической застройки Петрозаводска, предложил председатель ЗС Элиссан Шандалович! Может, удастся кого-нибудь удивить?

Это уж точно получится, потому что делится шкура неубитого медведя… А ведь талантом Федосовой восхищались Достоевский, Римский-Корсаков, Шаляпин. Некрасов и Горький запечатлели ее образ и стихи в своем творчестве. Считаю ее образ – это тоже бренд Карелии наряду с заонежскими сказителями Рябиниными, Щеголенком, Богдановым, Корниловым и другими, которые сохранили для потомков русские былины…

Криком о помощи стало обращение в Норвежский морской музей города Осло, подписанное летом прошлого года главой Сумпосадского поселения Ириной Кузичевой, которая просила норвежских специалистов оказать содействие в спасении уникального образца судостороения – старинной мореходной лодки, которая имеет статус памятника истории.

Царская лодка в Сумском Посаде. Фото: Валерий Поташов
Царская лодка в Сумском Посаде. Фото: Валерий Поташов

«Эту лодку сумлянам подарил великий князь Алексей Александрович Романов, четвертый сын императора Александра II, – сказано в обращении. – В 1870 году Алексей Александрович совершал путешествие из Санкт-Петербурга в Сумский Посад и удивился тому, как легко и умело управляются с лодками-карбасами женщины-поморки. Вернувшись в Петербург, он решил подарить сумлянам лодку хорошего качества и распорядился построить лодку типа норвежского ботика. Так в мастерских речного яхт-клуба Санкт-Петербурга был сооружен этот листер-бот. В 1872 году судно было доставлено в Сумский Посад… В прежние времена лодка использовалась для перевозки паломников в Соловецкий монастырь, затем как учебное судно для курсантов Сумпосадской мореходной школы. В 1971 году лодка получила статус памятника  истории и находится сейчас под навесом на берегу реки Сумы. Лодка нуждается в ремонте и реставрации…, считаем сохранение такого уникального объекта для истории, для наших потомков одной из важнейших задач».

Нам неизвестно, чем закончилась история с этим обращением в Норвегию. Пришла ли оттуда помощь, и удалось ли спасти памятник? Понятно одно – сохранять брендовые объекты, которые можно «легендировать», у нас не торопятся.

Народ может делать бренды? Фото: citycelebrity.ru
Народ может делать бренды? Фото: citycelebrity.ru

Уже давненько, в 2010 году, был обнародован первый и последний «Рейтинг региональных брендов», в который вошли результаты экспертного опроса по целенаправленности и эффективности деятельности по формированию привлекательной репутации, уникального имиджа субъектов России. Республика Карелия оказалась в верхнем ряду, заняв 37 строчку. Наивысшие оценки были поставлены региону за «Привлекательность», «События» (фестивали, конгрессы, конкурсы), «Возрождение и создание традиций». Сегодня Карелия оказалась бы в хвосте такого рейтинга со своей «Пудожской Ривьерой», «Карелфорнией» и прочими досужими выдумками изобретателей брендов региона последних лет.

– Никогда не понимал того, когда при обсуждении необходимости создания бренда республики не рассматривалось или не учитывалось то, что создавалось самим народом веками, – комментирует очередное брендовое поветрие депутат ЗС РК Андрей Рогалевич. – Лично у меня складывается ощущение, что мы теряем свою самобытность. Свою историю и культуру. Или делаем это специально, вернее нас подводят к этому. Эпос «Калевала», русские былины, сакральные места на севере Карелии, петроглифы, Кижи, Соловки или Валаам. Федосова или Рябинины. И это только то, что приходит на ум сейчас. То, с чем ассоциируется республика. Нам же предлагают иное. Рысь, черничный кисель или калитку. Всегда повторяю, что Карелия – это не только калитка. Это нечто большее…»