Андрей Туоми

Андрей Туоми

Журналист, родился в деревне Вокнаволок Калевальского района. В журналистике начала 90-х гг. Был редактором районных газет «Новости Калевалы» (2008-2012), «Северные Вести» (2000-2002 г.г.). Издал четыре книги: две - повести и рассказы «Только не умирай» (2002 г.), «Слезы Ангела» (2009 г.), два сборника стихов – «Первый виток» (1998 г.) и «Как много в жизни пройдено дорог» (2012 г.).

Почему в России храмы закладываются кулаками и дубинками?

Столкновения в Екатеринбурге, связанные со строительством церкви в городском сквере в центре города, в которых приняли участием простые граждане с одной стороны и боевики академии единоборств одного из подрядчиков строительства, а позднее и ОМОН — с другой, — высветили главную проблему сегодняшнего российского общества — его разобщенность.

Однако если раньше мы говорили о разобщенности в обществе, как таковом, о его разношерстности и неоднородности, то события в Екатеринбурге четко обозначили пропасть, которая проходит между обществом и властью.

С одной стороны этой пропасти гражданское общество, а с другой — власть, полиция, православная церковь. Да, да, именно та самая церковь, которая призвана служить мостом между богом и народом, окончательно разобралась в своих приоритетах и теперь считает возможным насаждать веру и храмы с помощью кулаков боевиков и полицейских дубинок.

Самые наши страшные прогнозы прошлых лет, которые мы отметали, ссылаясь на то, что живем в цивилизованные времена, начинают сбываться. Сбываться в 21 веке. Продвинутом, стремительном и просвещенном.

В светском государстве, коим считается Российская Федерация, православная церковь слилась в объятьях с властью и везде, где бы ни встал вопрос строительства очередного храма, он решается не иначе как в пользу церкви. В парке, в сквере, да где угодно — везде зеленый свет, всюду открытые ворота: стройте и молитесь!

Протесты граждан против строительства какой-нибудь очередной церкви в каком-нибудь очередном сквере — давно уже не новость. Но чтобы так — кулаками и дубинками церковь осуществляла свою духовную миссию — такое случается, пожалуй, впервые.

Наверное все в культурной и просвещенной части общества наслышаны и начитаны о мученичестве Христа, о страданиях апостолов и о гонениях на первохристиан. Истории, прямо скажем, немного фантастические и мифические, что не мешает определенной части населения, обращенной в православную веру, ссылаться на великомучеников и «страдальцев за веру» и сегодня, хотя чудеса уже не случаются.

Все мы знаем и о ближней истории православия, о жесточайших репрессиях против служителей церкви во времена «красного террора» и сталинских репрессий. Мне на ум все чаще приходит вопрос: а почему с таким ожесточением богобоязненный русский народ рушил и грабил храмы, сжигал церкви и убивал священников? Почему вчерашний, истово молящийся крестьянин Тамбовской губернии, мог запросто устроить в церкви конюшню, или пристрелить батюшку у стены храма?

Может быть дело в том, как тогда, ДО событий, последовавших за 1917 годом, насаждалась в народ православная вера? Если все это происходило мирно и по «обоюдному согласию» (как утверждает история православия в России), то с какого перепугу в сотнях тысяч бывших прихожан проснулась такая неистовая ненависть к церкви после революции? Может все-таки не совсем «по обоюдному согласию» шла вера в народ?

Может быть так же — кулаками, пинками, мордобоем и полицейскими дубинками? Ведь пороли розгами за нежелание ходить в храм в николаевской России! Еще как пороли!

А сегодня мы видим, что в России государство превратилось в жандарма, который раздает индульгенции на насилие против народа всем, кто не брезгует запачкать кулаки и ботинки кровью соотечественников. Во имя веры православной в Екатеринбурге мордовали в сквере людей — мужчин и женщин, без разбора. Людей, которые просто пришли мирно выразить свое отношение к строительству храма в центре города.

При этом бездействует полиция — она молча наблюдает за побоищем. А в следующую ночь подключается сама. Молчит православная церковь. Ни один священник не пришел ведь в этот сквер, не проклял в молитве это место, не счел его оскверненным, не обратился к небесам в молитве коленопреклоненной с просьбой простить боевиков и ОМОН за совершенное насилие. Не воскликнул страстно: «Прости их, Господи, ибо не ведают, что творят!»

Молчит государство. Оно привыкло обращаться к тем, кто готов проливать кровь соотечественников. Кому не страшны отрыжки гражданской войны. Сначала это были «казачки», разгонявшие молодежь на митингах Навального, теперь это профессиональные спортсмены, умеющие правильно и грамотно бить в почки и печень «за православную веру». Кто будет дальше? И за что дальше будут пинать и хлестать нагайками?

Или вы думаете, что государство, взявшее курс на насилие, остановится? Или вы думаете это последний храм, который закладывается кулаками и ботинками спортсменов? Или вы считаете, что «кровавое воскресенье» в этой стране никогда больше не повторится?

Или вы полагаете, что народ «великой державы» без конца будет безропотно терпеть мордобои в скверах и на площадях?