Пенсионная реформа: слабые должны погибнуть

0
3499
На старом карельском кладбище. Фото: Валерий Поташов
На старом карельском кладбище. Фото: Валерий Поташов

С начала февраля в России вновь заговорили о повышении пенсионного возраста. «Известия», сославшись на информированный источник в правительстве страны, сообщили, что основные положения, этапы и сроки будут доведены до сведения граждан в 2018 году. «Говорящая голова Кремля» Дмитрий Песков кивнул на правительство, дескать, они там решают, а мы вообще не при делах, правительство же, в свою очередь пока не подтверждает и не отрицает того факта, что подготовка законопроекта о повышении пенсионного возраста идет полным ходом.

Все это очень похоже на своего рода разведку боем и прощупывание ситуации на предмет реакции населения на этот болезненный для россиян вопрос. Понятно, что в правительстве такие планы зреют, и на самом деле «трубы горят» уже давно, ведь пенсионные накопления стали в РФ чуть ли не основным средством латания финансовых дыр. Но не все так просто, впереди выборы президента, намеченные на 2018 год, да и наступивший год обещает быть очень трудным – как угадать, к чему приведет такое нововведение?

Закон, по которому пенсионный возраст для российских чиновников будет ежегодно повышаться на шесть месяцев, вступил в силу в России с 1 января 2017 года. Повышение будет происходить до тех пор, пока для мужчин он не составит 65 лет, а для женщин – 63 года. Президент подписал этот закон 23 мая 2016 года. Очевидно, что данный закон и его положения – это та модель, которую предложат всем россиянам в 2018 году.

Президент России Владимир Путин. Фото: президент.рф
Президент России Владимир Путин. Фото: президент.рф

Однако стоит учитывать один интересный момент. Чиновников этот закон ни сколько не смутил, а можно сказать, что даже сильно обрадовал. В муниципалитетах республики сегодня и так «трудится» поколение чиновников еще советского призыва, пресловутое «Политбюро 2.0», многие из них до 1 января уже вышли на пенсию, получили свои «золотые парашюты» и продолжают работать дальше. А теперь с 2017 года они вновь стали «непенсионерами» и могут спокойно дорабатывать до следующего выхода на заслуженный отдых и нового парашюта.

Учитывая денежное вознаграждения за тяжкий чиновничий труд, массу льгот и бонусов, которые эта служба приносит чиновникам, «возрастных» и так было проблематично сковырнуть с насиженных мест, а с учетом нововведения они с радостью продолжают служить родине на совершенно законных основаниях.

Надо добавить, что чиновники – это самая не изношенная тяжелым трудом категория граждан, они живут гораздо лучше и дольше простых продавцов, уборщиц, лесорубов и водителей. Не только потому, что работа у них не пыльная, но и потому, что их денежное довольствие позволяет им правильно, полезно и вкусно питаться, обеспечивать организму полноценный отдых на курортах и медицинское обслуживание наивысшего качества.

Посему к моменту выхода на пенсию они бодры, здоровы, краснощеки и полны энергии. Чего не скажешь об остальных жителях республики, которых принято называть народом. Народ в своей массе живет скудно и нудно, выполняет тяжелую работу за скромную зарплату, мало ездит, практически не отдыхает, экономит на продуктах и лекарствах. А потому живет намного хуже и меньше, нежели чиновники.

Средняя продолжительность жизни жителей Карелии, официально озвученная летом 2016 года составляет 69,36 лет. Это катастрофически мало. А если мы посмотрим на продолжительность жизни, так сказать, в «половом разрезе», то легко обнаружим, что женщины Карелии в среднем живут 75,69 лет, а вот мужики отстают весьма и весьма серьезно, их средняя продолжительность жизни остановилась на отметке 62,99 года. И это еще не вся правда: если проводить анализ продолжительности жизни в разных категориях населения, мы получим и вовсе страшные цифры, когда обнаружим, что рабочий класс у нас едва дотягивает до 70 лет у женщин и 60 у мужчин.

Граффити в одном из "спальных" микрорайонов Петрозаводска. Фото: Валерий Поташов
Граффити в одном из «спальных» микрорайонов Петрозаводска. Фото: Валерий Поташов

И что мы получаем в итоге? Да ничего хорошего! Как «редкая птица долетает до середины Днепра», так и редкий мужик в Карелии доживет до своей пенсии вообще. Особенно это не светит мужикам нынешнего предпенсионного возраста из глубинки, которые за свою жизнь прошли весьма суровую школу работы в экстремальных условиях – на лесоповале, в леспромхозовских гаражах и на биржах, за рулем лесовозов и самосвалов, за рычагами тракторов и эскаваторов. Уже сейчас семидесятилетний пенсионер-мужик в поселках районов республики – это большая редкость, не говоря уже о долгожителях, которых среди мужчин просто нет.

Шансы на то, что в ближайшие 10 лет уровень жизни в Карелии взлетит до небес, равны нулю. А вот вероятность того, что в ближайшие пару лет она еще больше снизится – более, чем реальна. Так стоит ли вообще мужской половине Карелии, которым сейчас 50 и чуть более, горбатиться на «светлых» рабочих местах, выплачивая пенсионные взносы в ту часть своего будущего, которую они встретят уже в гробах? Какой смысл гнаться за «синей птицей», заведомо зная, что ты ее не догонишь?

Тот, кому сегодня, скажем 50 лет, должен бы, по  действующему законодательству, выйти на пенсию через пять лет – в 2022 году. Если вступит в силу новый пенсионный закон, то с 2018 по 2022 пенсионный срок отодвинется на 2 года. Пока он будет его догонять – еще на год, а потом еще на 6 месяцев. В итоге нынешний «мужик с полтинником» выйдет на пенсию только к 59 годам. Точнее – выползет, ибо к этой возрастной отметке он будет изношен до состояния старика, а может и вообще не дожить с большой долей вероятности.

Конечно, государству выгодно, с одной стороны, заставить людей работать дольше, чтобы они наполняли пенсионный фонд, а с другой стороны – платить пенсию им как можно меньше по сроку. Пожил на пенсии три-четыре года, вали в мир иной и освобождай государство от забот по твоей престарелой персоне. Уступай место следующему, все-таки, вопреки всему, «долетевшему до середины Днепра».

Неизбежно нарушит грядущая пенсионная реформа и без того разбалансированный рынок труда. Ведь государство заставит людей работать дольше, а значит – молодежь получит меньше шансов устроиться на работу. Получится ситуация, когда одни и рады бы уйти, да не могут, а другие рады бы работать, да негде – все места заняты.

Сегодня на рынок труда работающие пенсионеры сильно не влияют (без учета, конечно же, привилегированной касты чиновников и служащих всех мастей). Работают только те пенсионеры, у которых есть силы и которым не хватает на жизнь маленькой пенсии. Большинство пенсионеров все-таки предпочитают отдых, даже с учетом того, что им приходится резко снизить свои запросы. Потому как абсолютное большинство жителей глубинки приходят к пенсионному возрасту с целым букетом заболеваний и с большой степенью изношенности и усталости. Это наша реальность, с которой нельзя не считаться.

Жизнь основной массы населения Карелии существенно отличается от той, в которой живут республиканские руководители. Фото: Губернiя Daily
Жизнь основной массы населения Карелии существенно отличается от той, в которой живут республиканские руководители. Фото: Губернiя Daily

Однако государство это, похоже, мало заботит. Чиновники кивают на Европу – смотрите, дескать, там люди вообще до 67 лет работают! При этом, конечно же, забывают, что средняя продолжительность жизни европейцев давным-давно перепрыгнула за 80-летнюю отметку, что живут они в несравнимо лучших условиях, получают несравнимо лучший доход, медицинское обслуживание и социальные гарантии. При большом нежелании работать любой пожилой европеец легко может уйти с работы и сесть на государственное социальное пособие, а такой же россиянин, прекрати он работать из соображений усталости и физической невозможности, потеряет сразу все и будет мгновенно вышвырнут на обочину жизни, где и станет дожидаться в нищете наступления заветного пенсионного возраста.

Это в нашей стране называется социально-ориентированной политикой. Государство само ориентируется , кому платить бонусы, кого заставлять работать до гробовой доски, а кого и просто под руку отвести на кладбище, чтоб глаза не мозолил и государевы денежки, которые он старательно складывал в пенсионный фонд, зря не тратил. Ведь государство не обещало, что в трудные годы выживут все. Естественный отбор, понимаешь ли…