Почему в России преследуют религиозные конфессии?

В России продолжает ужесточаться государственная политика в отношении религиозных движений, говорится в докладе информационно-аналитического центра «Сова» о свободе совести, который поступил в распоряжение РБК.

Вопрос не праздный, какие религии можно считать в России традиционными? Ведь в докладе говорится как раз о традиционных религиях.

На ум сразу же, конечно, приходят православие, мусульманство и, в какой-то степени, иудаизм. Но Россия не мононациональная и не монокультурная (а тем более, не монорелигиозная) страна: обилие религиозных конфессий и течений здесь пестро, как, наверное, нигде в мире. И тут сам по себе напрашивается вывод, что к религиозному вопросу в России надо подходить с особым тщанием и щепетильностью.

Конечно же, сегодня мало кто осмелится оспаривать главенство РПЦ и ее традиционность для Карелии. Но вот менее ли традиционны, скажем, Свидетели Иеговы и христиане-пятидесятники?

На примере поселка Калевала, где сегодня функционируют две церкви — православная и лютеранская, а также молельный дом пятидесятников, можно с уверенностью сказать, что в советский период, когда все религии в принципе не были традиционными для СССР и были отделены от государства, все церкви находились в равных стартовых условиях. То есть в районе вообще не было ни церквей, ни общин, ни религиозных братств, а все традиции умерли два поколения назад.

И те же Свидетели Иеговы, и Пятидесятники в постсоветский период вошли в Калевальский район гораздо раньше православия и лютеранства. Так что же принять за основу для «учета традиционности»? То, что пришло в район раньше, или то, что активно навязывается государством в качестве «официальной веры» и чему всюду включается зеленый свет?

Наверное, чтобы трезво судить о религиях и конфессиях, надо быть законченным атеистом. Иначе рискуешь оказаться в капкане «правоверия», когда одна и только одна вера признается истинной, а все остальные — ущербными, вредными, сектантскими.

Однако странными кажутся вообще любые гонения по религиозному признаку в стране, громогласно продекларировавшей на весь мир свободу совести. В стране, провозглашающей равенство всех религий и конфессий и определившей статус церквей, как отдельный от государства.

Но еще более странным выглядит гонение одних христиан и возвышение других. Гонение одних мусульман и признание других. Ведь как государство ни пытается прикрыть репрессии против определенных религий и конфессий, якобы, заботой о благе сограждан и защитой их от сектантства, все это выглядит как банальная религиозная зачистка страны от нежелательных вероисповеданий.

Сколько бы ни общался за свою жизнь с баптистами, пятидесятниками, иеговистами — ни разу не распознал в них ни сектантов, ни представителей радикальных вероучений. Ни разу не слышал о потерпевших или пострадавших от этих вероучений. Нормальные люди, в моем атеистическом мировоззрении, ничем не отличающиеся от православных христиан. Как говорится, те же яйца, только сбоку.

Впрочем, преследование со стороны государства (под любым благовидным предлогом) по религиозному признаку, в моем атеистическом мировоззрении мало чем отличается от средневекового сжигания ведьм на кострах во имя веры. Разве что более или менее цивилизованной формой самого преследования.

Предыдущая статьяА МОЖЕТ ВООБЩЕ ОГРАНИЧИТЬСЯ КАСТРЮЛЕЙ СУПА?
Следующая статьяОТ СУДЬБЫ НЕ УЙДЕШЬ
Андрей Туоми
Журналист, родился в деревне Вокнаволок Калевальского района. В журналистике начала 90-х гг. Был редактором районных газет «Новости Калевалы» (2008-2012), «Северные Вести» (2000-2002 г.г.). Издал четыре книги: две - повести и рассказы «Только не умирай» (2002 г.), «Слезы Ангела» (2009 г.), два сборника стихов – «Первый виток» (1998 г.) и «Как много в жизни пройдено дорог» (2012 г.).