Давно наблюдаю за драматическими событиями, происходящими в Сунском бору, за противостоянием местных жителей с властями Карелии и «карьерщиками» и прихожу к неутешительному выводу: если для «сунских партизан» экологическая битва за сохранение леса – это вопрос жизни и смерти, вопрос их физического существования как людей и как граждан, то для остальных фигурантов противостояния – это просто дело принципа. Нет, даже не принципа, а понятий.

Неразрешимых ситуаций не бывает. В любом, даже самом тупиковом конфликте есть выход. Хотя бы выход в точку входа. Давно можно было найти другое место для карьера, давно можно было «полюбовно» решить все проблемы так, чтобы не затрагивать ни интересы местных жителей, ни сам Сунский бор. И ведь цена вопроса, уверен, была бы куда более приемлемая. Ну, потратили бы при этом какую-то сумму денег, ну прошло бы какое-то время на подготовку необходимой документации, зато не было бы этого многомесячного противостояния, этой тупиковости и безысходности.

Защитники Сунского бора живым щитом остановили его уничтожение. Фото: Валерий Поташов
Защитники Сунского бора живым щитом остановили его уничтожение. Фото: Валерий Поташов

Ведь если отконвертировать в денежное выражение все, что случилось за эти месяцы в Сунском бору и все, что еще там случится, если подсчитать все временные потери, репутационные издержки, подорванное здоровье «сунских партизан», подорванный авторитет власти в Карелии и упертых бизнесменов, мы просто ужаснемся от того, как неимоверно выросла цена вопроса. И как неимоверно она еще возрастет.

Ведь даже абсолютная и убедительная победа чиновников и предпринимателей над местными жителями не будет означать фактической победы. «Сунские партизаны» уже победили, даже в том случае, если их выдавят из Сунского бора.

Ведь все на самом деле очень просто и очень легко укладывается в формулировку «земля круглая». Никто и никогда в Карелии уже не забудет истории Сунского бора. Не забудет и не простит. Ни чиновникам, ни бизнесменам. И сегодня просто невозможно предсказать, где и когда аукнется эта история и одним, и другим, где и когда она снова всплывет и станет костью в горле, которую ни проглотить, ни вытащить будет невозможно. Потому что на тот момент все самые грубые, непростительные и роковые ошибки будут уже совершены.

Вопрос о Сунском боре "испортил" настроение главе Карелии в прямом эфире ОТР. Фрагмент программы "Отражение"
Вопрос о Сунском боре «испортил» настроение главе Карелии в прямом эфире ОТР. Фрагмент программы «Отражение»

Что меня удивляет в сегодняшней карельской действительности, так это то, как наша власть живет по принципу «после нас – хоть потоп». Как будто завтра уже никогда не наступит. Как будто в этом Сунском бору сошлись в одной точке все судьбы мира, как будто там, на месте планируемого карьера зарыт философский камень, ради добычи которого стоит бросаться из крайности в крайность.

Ведь единственное, что мешает решить проблему Сунского леса одним-единственным росчерком пера – это нежелание уступить требованиям местных жителей. Это желание во что бы то ни стало указать плебеям их место в жизни, желание показать свою силу, мощь, значимость. Желание оказаться крутым на фоне мелких и ничтожных людишек.

Упертые бизнесмены, привыкшие, видимо, жить по понятиям и мерить свою значимость наличием определенного количества монет в кошельке, по сути, не понимают, что без этих самых монет они – никто, и звать их – никак. Но ведь сегодняшний успех – это явление временное. Завтра может наступить очень скоро и очень неожиданно. И кошелек в этом завтра может оказаться совсем пустым. Куда потом идти тому, кто «никто и никак», в какие двери стучаться, где искать справедливости?

Мы живем в такой стране, где между князем и грязью, между благополучным вчера и нищенским завтра «пуля просвистеть» не всегда успевает. И когда у кого-то эта самая грязь заскрипит на зубах, ох, как захочется, чтобы все все забыли и простили. Но ведь не забудут и не простят, потому как моральную цену вопроса и чиновники, и бизнесмены взвинтили до таких высот, падение с каких простыми синяками и ушибами не обходится.

Чего так боятся чиновники? Того, что уступи они, вдруг, требованиям «сунских партизан», и это станет нормой? Уступать придется всем, везде и повсеместно? Они боятся показать свою слабость? Или все-таки в «движухе» вокруг Сунского бора принимают участие чьи-то личные финансовые завязки, связи и бизнес-интересы? Пусть даже не прямые, а косвенные. Мы же давно привыкли жить в таком мире, где звезды просто так не загораются, где бумаги просто так не подписываются, где во всем есть чей-то шкурный, финансовый интерес, даже если он напрямую противоречит с занимаемыми высокими чиновничьими постами.

А не проще было бы вот именно здесь и сейчас: посреди холодной и неприветливой карельской зимы принять всего одно, понимаю, трудное, но правильное решение: признать правоту тех, кто зимует сейчас в Сунском лесу? Принять – и заставить всю бюрократическую машину отработать назад, в исходную точку. Найти новое, не проблемное место для карьера, перезаключить договора, если надо – объяснить непонимающим ситуацию на пальцах. Сделать всего один небольшой, но важный шаг навстречу и ликвидировать не только саму проблему и ежедневную головную боль сотен людей. Ликвидировать вообще информационный повод. Чтобы летом каждый занимался своим делом: одни ходили бы в свой Сунский бор за ягодами-грибами, другие рыли бы свой карьер в другом месте, а третьи занимались бы не войнами с пенсионерами, а рутинными, но важными вопросами управления республикой?

80-летняя защитница Сунского бора идет на дежурство в лес. Фото: Игорь Подгорный
80-летняя защитница Сунского бора Нина Маккоева идет на дежурство в лес. Фото: Игорь Подгорный

Ведь, как ни крути, они правы, эти настырные «сунские партизаны». С какой стороны не подходи – они всегда будут правы. По любым понятиям, нормам, законам, ценностям – земным или вселенским – они правы. И рано или поздно признать это придется. Лучше признать это рано и самостоятельно.

Не ждите, господа чиновники, не тяните резину и не доводите людей до отчаяния. Кондопога нам однажды показала, что вы умеете действовать и принимать решения очень быстро. Даже трудные и непопулярные решения. Даже противоречащие вашему мировоззрению и пресловутому «действующему законодательству». Когда клюнет – можете. А еще нам Кондопога показала, что когда власть не находит решения проблемы, проблема сама находит власть.

Это только иллюзия, что между Сунским бором и Кондопогой лежит целая пропасть. Когда вы доводите людей до отчаяния, до точки включения в них инстинкта борьбы за жизнь, вы, сами того не понимая, включаете в них героев. И поверьте, один такой герой-пенсионер может сломать десяток вполне успешных чиновничьих карьер и крутых бизнесов. Потому что эти люди живут на своей маленькой земле, своей маленькой жизнью и своими маленькими заботами, хлопотами и радостями. Но, поверьте, если коснется серьезно, они готовы будут за свою маленькую жизнь заплатить очень большую цену. Не заставляйте людей становится героями!

Предыдущая статья«Потемкинские деревни» на новый лад устраивают Москву?
Следующая статьяОлонцу выделили «второй транш» на празднование Дня Республики Карелия
Андрей Туоми
Журналист, родился в деревне Вокнаволок Калевальского района. В журналистике начала 90-х гг. Был редактором районных газет «Новости Калевалы» (2008-2012), «Северные Вести» (2000-2002 г.г.). Издал четыре книги: две - повести и рассказы «Только не умирай» (2002 г.), «Слезы Ангела» (2009 г.), два сборника стихов – «Первый виток» (1998 г.) и «Как много в жизни пройдено дорог» (2012 г.).