Александр Степанов

Александр Степанов

Экс-депутат парламента Карелии, блогер.

Каждое 9 мая, в День Победы, в нашей стране вспоминают миллионы погибших в Великую Отечественную войну. Правда, цифры почему-то называют разные. Более того, тема военных потерь в последние десятилетия превратилась в повод для политических спекуляций, когда определенным людям важно не докопаться до истины, а обосновать любым путем свою личную политическую позицию.

Впрочем, нужно честно сказать – это началось еще с времен Хрущева и Брежнева, когда появилась каноническая цифра в 20 миллионов жертв Великой Отечественной. Высчитали ее специалисты в 60-е годы, причем этот показатель был именно демографический, на основании данных статистики и переписей населения. То есть – в эти 20 миллионов входят не только непосредственные жертвы военных действий, погибшие солдаты или умершие в блокаду Ленинграда. В ней учитывался и повышенный уровень естественной смертности населения, закономерно превышающий цифры мирного времени. В тылу в военные годы люди стали чаще умирать от тяжелых условий, недостатка лекарств и прочего. Однако разъяснений этих деталей почему-то никогда не делалось, и в сознании массы людей еще в СССР цифра в 20 миллионов была заложена именно как количество непосредственно погибших от пули, снаряда, бомбежки…

Что характерно, в других странах учитывали только прямые жертвы войны. Демографические не считали. И тогда советская пропаганда использовала эту цифру как доказательство того, что раз СССР понес такие огромные потери, то никакой войны он больше не хочет и борется исключительно за мир во всем мире. Даже песня была такая — «Хотят ли русские войны?»

Более того, детальное изучение этих цифр поставило бы под сомнение чересчур идеализированное представление тех спокойных и «застойных» лет о дружбе народов нашей большой страны. На самом деле все было гораздо сложнее, ведь из 23 миллионов населения присоединённых нами перед войной территорий многие стали советскими гражданами лишь формально. Прошел-то всего год с небольшим до июня 1941 года. Но автоматически все демографические потери Прибалтики, Западной Украины и Молдавии считались и до сих пор считаются как общие потери СССР.

Понимаете, в чем дело? Все убитые бандеровцы, солдаты прибалтийских дивизий СС и карательных батальонов, призванные в румынскую армию молдаване и восточные поляки из АК числятся как демографические потери населения СССР. А почему, собственно? Во времена СССР это было понятно, не хотелось бередить национальные раны, хотелось, чтобы все дружили. Но сейчас совершенно нет смысла закрывать глаза на эти факты.

В течение многих лет эти 20 миллионов являлись официальными данными потерь СССР в Великой Отечественной войне. Но в 90-х годах эту цифру решили пересмотреть, доведя ее до 26,6 миллионов человек. Это, цитата, «общие людские потери, исчисленные комиссией с помощью балансового метода, включают всех погибших в результате военных и иных действий противника, умерших вследствие повышенного уровня смертности в период войны на оккупированной территории и в тылу, а также лиц, эмигрировавших из СССР в годы войны и не вернувшихся после её окончания». Еще раз вчитайтесь. Это не только погибшие на поле боя, сюда вошли даже эмигранты, коих было немало. Но у нас в общественном сознании все эти люди стереотипно считаются убитыми непосредственно на войне.

Известный ученый, доктор исторических наук Виктор Земсков в своей работе «О масштабах людских потерь СССР в Великой Отечественной войне (в поисках истины)» обратил внимание, что и эта цифра вызывает серьёзные сомнения. Он, сделав ряд расчетов, нашел серьезные доказательства, что прямые людские потери Советского Союза от военных действий (именно прямые, как считают и в других странах!) составили около 16 миллионов

человек, из них 11,5 миллионов – это военные и 4,5 миллиона – гражданские, включая всех погибших от террора на оккупированных территориях, умерших жителей блокадного Ленинграда, погибших от немецких бомбежек.

Но кто у нас читает серьезные демографические исследования! В ход по-прежнему идут перестроечные шизофренические представления, что наши потери якобы в 10 раз больше, чем немецкие, что «трупами завалили». Однако, есть ведь такая наука, как математика. Впрочем, для понимания данной ситуации достаточно даже простых правил арифметики. Численность населения СССР перед войной составляла чуть более 195 миллионов человек, из них мужчин призывного возраста – 48 миллионов, из которых многие не подпадали под призыв по состоянию здоровья, имеющейся брони и прочего. Больше их в принципе никак стать не могло, люди – это не промышленные изделия, производство которых легко увеличить за короткий срок в несколько раз. Поэтому демография – это наука достаточно точная.

То есть если бы на одного убитого солдата вермахта приходилось 10 убитых советских бойцов, то немцы с союзниками (огромные потери румын, венгров и прочих часто «забывают») должны были бы два раза полностью уничтожить все мужское население СССР, до последнего человека, и у них бы еще оставались в живых миллионы солдат. Бред? Еще какой бред! Но он до сих пор повторяется и повторяется в интернет-дискуссиях о том, что «трупами завалили» … А если к этому добавить мифические десятки миллионов жертв так называемого «голодомора», репрессий 30-х годов, представления о том, что «половина страны сидела, половина охраняла», то вообще непонятно, откуда взялась многомиллионная Красная армия, победоносно закончившая войну в Берлине, Вене, Будапеште и Порт-Артуре. Или уже тогда в СССР научились клонировать людей? Да, от тирана Сталина и не такого ожидать можно…

Конечно, и 16 миллионов прямых людских потерь – это огромные жертвы, принесенные советским народом в войне с самой сильной и опытной на 1941 год армией мира, поддерживаемой большей частью Европы, к тому же нацеленной именно на тотальное уничтожение любого сопротивления. Но тем более, из уважения к собственной истории и своему народу, совершенно незачем раздувать цифры реальных потерь. Они и так очень велики.

Постскриптум

Между прочим, с недавних пор нынешнее руководство КНР оценивает потери Китая во второй мировой войне в 35 миллионов человек! Больше, чем все потери СССР. Причем для китайцев война началась не 1 сентября 1939 года (это весьма искусственная дата, позволившая представить агрессивную Польшу, совместно с гитлеровской Германией участвовавшую в разделе Чехословакии, в качестве «невинной овечки») а несколько раньше, в 1937 году. И в отличие от России, где сознательное смешение в кучу прямых и демографических потерь делается для дискредитации СССР, китайцы начали публично настаивать на этой цифре скорее всего с совершенно иной целью. С желанием предъявить в будущем Японии очень и очень крупный счет…