Людмила Баулина: «Я еще бегу, но финиш уже рядом»

0
469
Народная артистка Карелии Людмила Баулина. Фото: Мария Брусникина
Народная артистка Карелии Людмила Баулина. Фото: Мария Брусникина

Актриса театра драмы Карелии «Творческая мастерская» Людмила Баулина на днях вновь отмечает свой столетний юбилей. Три года назад она уже встречала эту солидную дату, сложив годы своей жизни и годы, прожитые ею на театральной сцене. Что сейчас народная артистка Карелии вложила в трехзначную цифру? Что ждет почитателей ее таланта на юбилейном вечере актрисы в театре драмы «Творческая мастерская», который находится в режиме ожидания многострадальной реконструкции? И почему каждому из нас сегодня нужен Валера? Об этом и о многом Людмила Баулина рассказала нам в интервью.

«Пап, давай еще до 9 мая продержимся»

– Людмила Ивановна, после 50-летия, когда вы сделали спектакль «Свободная пара», вы говорили, что ничего датского, связанного с возрастом, отмечать не будете. 18 мая вы на сцене «ТМ» отметите столетие. Почему вновь век Людмилы Баулиной, а не 65 лет, как по паспорту?

– Я хитрая, не раскрываю тайну своего столетия. Пусть зрители гадают, что за годы я складываю в круглую дату. Посчитаем на вечере. Хотя кто-то говорит, что 100 лет в театре не живут. Я не согласна. Юбилей должен быть 50 и 100 лет, а дальше гуляй Вася. Поэтому на вечере «100 лет Людмилы Баулиной. «Если бы меня спросили»» поговорим о теме возраста.

– Погрузитесь в воспоминания?

– Нет. На вечере будет много любопытных вещей. Думаю, что должна получиться интеллигентная, не пафосная встреча со смыслом и с иронией. Без иронии никак, когда тебе исполняется 65. Хотя сейчас, накануне 9 мая, нахлынули воспоминания об отце. Моего папу Ивана Семеновича Иванова призвали на фронт осенью 1943 года. Он попал на северный флот в Заполярье. На фронт пришел пацан 18-ти лет, плохо говорящий по-русски, так как был из глухой карельской деревни Пряжинского района. Русскому языку его в начале войны учили дети из ленинградского интерната, с которыми он был в эвакуации.

Папа, как и многие, кто пережил это страшное время, не любил говорить о войне. Я знаю, что он был зенитчиком и одним из первых сбил какой-то самолет. Когда приехало начальство и попросило представить матроса-героя, все были удивлены. Ваня Иванов не был похож на героя. Он весил 60 килограммов, ровно столько, сколько весил ящик со снарядами. Папа тонул, когда подбили катер, где было установлено его орудие. Он прошел до конца войны, получив все главные солдатские медали и ордена.

Папы не стало два года назад. Он прожил почти до 90 лет. И в последний год его жизни я ему говорила: «Пап, ну давай еще до праздника, 9 мая, продержимся». Он смотрел, ничего не говорил, улыбался лишь глазами…

Сейчас, когда 9 мая вижу, когда идет бессмертный полк, я не могу сдержать слез. День Победы – это самый-самый главный праздник страны. Накануне 9 мая я хочу поздравить всех ветеранов войны. Их осталось так мало, а рассказать они могут нам так много.

Фото из архива Людмилы Баулиной
Отец актрисы Иван Иванов вместе с друзьями-матросами (справа). Фото из архива Людмилы Баулиной.

– День Победы – праздник общий для всех и свой для каждого. А если вернуться к юбилейному вечеру, для кого из актеров он будет общим с вами?

– Над программой мы работаем втроем: Валерий Баулин, Валерия Ломакина и я. Мы сыграем фрагмент из спектакля «Про меня и про мою маму», историю Игоряшки, с детства влюбленного в мою героиню.  Кстати, 10 мая будем играть 90-й спектакль за три года. С постановкой пьесы Елены Исаевой «Про меня и мою маму» мы попали в яблочко. До сих пор полный зал с приставными стульями. Зрители плачут, когда Игоряшка умирает, и я произношу финальный монолог: «Я хочу, чтобы ты была знаменитой».

Конечно, за три года мы изменились в этом спектакле. Сначала для меня была главной история любви мамы и Игоряшки. А теперь на первый план выходят взаимоотношения между мамой и дочерью.  У нас сложился такой партнерский контакт на сцене с Лерой, что многие уверены, что она моя дочь и в жизни. Как-то иду по улице, а ко мне подходит женщина и говорит: «Спасибо вам за вашу маму. Вы же со своей дочерью вместе играете?». И Лере люди говорят: «Ну, вашу маму мы видели». Это дорогого стоит. Так что я Лере передаю эстафетную палочку.

– Не рановато ли актрисе Баулиной эстафету в театре передавать? До 100 лет по паспорту еще далеко.

Людмила Баулина на сцене. Фото: Мария Брусникина
Людмила Баулина на сцене. Фото: Мария Брусникина

– Я еще бегу, но финиш уже рядом. Главное, что есть, кому эту палочку в нашем театре передать. Что уж говорить, золотая полоса в моей актерской судьбе уже позади. Период сплошного золота был при режиссере Иване Петровиче Петрове, когда все главные роли были мои. А потом наступили 10 лет, когда я была занята лишь в четырех спектаклях. Играла в «Дон Жуане», в «Королеве красоты», «Про меня и про мою маму» и в социальном проекте «Раз, два, три».  А репетировала за это время и Филумену (пьесе «Филумена Мартурано» Эдуардо де Филиппо), которая от меня ушла безвозвратно.  Спектакль не вышел по разным причинам. К сожалению, на многое повлияло бедственное положение театра. Жизнь в «Творческой мастерской» поставлена на паузу уже очень давно. Когда Сергей Леонидович Катанандов будучи руководителем республики понял, что только наш театр остался без нормального здания, он был готов переключиться на нас, но произошла смена власти. Следующий глава республики, по моему мнению, даже не успел вникнуть в суть проблемы. Последний губернатор – Александр Худилайнен – нас выслушал, пообещал, что «ТМ» не бросит, но власть вновь поменялась. Теперь задача попасть на прием к Артуру Парфенчикову. Нужно поговорить, привести его в театр. Пора все начинать сначала…

«Слава богу, у меня есть Валера»

– Вы как миротворец, миссия которого невыполнима. Все еще верите, что реконструкция Театра драмы «Творческая мастерская» не останется только на бумаге?

– Миссия пока действительно невыполнима. Но у меня будет оправдание: я хоть попробовала. И я наивно полагаю, что до нового руководства республики удастся достучаться. Когда Артур Парфенчиков пришел на вручение «Маски», он произвел впечатление на всех.  В момент разговора он думает о том, что говорит, а не выдает заранее заготовленные клише. Это видно. А на юбилейном концерте Геннадия Вавилова он сказал, что, если бы у нас в экономике бала такая ситуация как в культуре, мы бы процветали.

– Значит, руки опускать не собираетесь и продолжите воевать за свой театр?

– Не знаю, какой у меня будет настрой. У меня не бывает депрессий. Но я могу впадать в ярость. Меня может так колотить от злости. В эти моменты мой муж Валерий Баулин говорит: «Ты сейчас посиди, подумай, но никому не звони». Я сразу не соглашаюсь: «Нет, я сейчас скажу им все, что думаю». Но в результате посижу, успокоюсь и благодарю мужа: «Валера, ты такой молодец».

Я все эти годы хожу по кабинетам чиновников. Понимание наших проблем есть.  Но ответ людей при власти мне не нравится: «Денег нет». Хотя глубоко убеждена, что есть вещи, которые не требуют затрат. Нужно лишь взять на себя ответственность и проявить волю.  Но когда мне говорят, что если денег, то не ставьте спектакли, я прихожу в ужас. Хочется сказать этим людям: «Вы что здесь сидите? Вы здесь сидите, потому что есть мы. Если мы закроемся, кому вы будете нужны со своими бумажками?!».

К счастью, директор нашего театра Александр Лазаревич Побережный-Береговский не обращает внимания на ответы чиновников. Несмотря на то, что денег нет, он ходит по спонсорам, залезает в кредиты. И кредитная история у него очень серьезная. Мы выживаем вопреки. В этом сезоне театр выпустил три премьеры, очень разные и интересные: «Васса», «Изобретательная влюбленная», «Сказка о мертвой царевне».

Если бы каждый день люди, обличенные властью, хоть что-то понемножку делали, мы бы понимали, что мы не брошены. А когда мы говорим о том, что афиши не должны здесь висеть, а мужской туалет нужно перенести в другую часть здания в филармонии и на освободившейся территории на первом этаже сделать буфет и фойе для зрителей театра, которые сегодня в ожидании спектакля вынуждены сидеть напротив гардероба, и никто не может принять по сути не стоящих денег решений, то ты делаешь выводы. Поэтому есть от чего впадать в ярость. Слава богу, у меня есть Валера.

Людмила Баулина готовится отметить 100-летие. Фото: Мария Брусникина
Людмила Баулина готовится отметить 100-летие. Фото: Мария Брусникина

Наивные люди

– Вам можно только позавидовать. Ваш Валера не только не дает впадать в ярость, но и дает силы творить. Даже во время вынужденного простоя в театре вы вместе с супругом выпускали спектакли в своем семейном театре Баулиных, делали различные программы, с которыми гастролировали по Финляндии. А сейчас вы работаете вместе вне театра?

– С домашним театром Баулиных мы закончили, но у нас есть свои программы «Если бы меня спросили», «Необыкновенно странные происшествия на Невском проспекте». А в планах очень интересная работа. Мы познакомились с московским режиссером и актрисой Ольгой Гусилетовой. Она работает в Театре современной драмы, сделала несколько выпусков курса актерского мастерства в ГИТИСе. Вместе с ней будем ставить «Чужую бабушку» Андрея Геласимова и Евгения Гришковца (фрагмент из «+1» «Я хочу быть счастливым»).  Это наша самостоятельная с Валерием работа, поскольку у театра сейчас нет возможностей вкладываться в постановки. Но если у нас все получится, и театр примет эту постановку, то она войдет в репертуар «ТМ». В сентябре, когда мы планируем завершить работу, будет ясна судьба нашего нового спектакля.

– А как коллеги по цеху относятся к работам «Творческой мастерской», к ее проблемам?

– Конечно, мы все конкуренты, но как очевидного не видеть, не понимать, где театр добился успеха, а где нет, не знаю. Когда я работала в Липецке завлит драматического театра, прочитав хорошую пьесу для кукольного театра, тут же звонила к кукольникам: «Ребята, посмотрите такой-то номер «Современной драматургии», там шикарная пьеса для вас». Вот это был контакт между театрами. У нас это возможно? На сегодняшний день нет. Никакая «Маска» нас не объединит. Эти торжества сплачивают на пять минут, не более. Дальше все живут своей жизнью. А ведь когда-то мы переносили свои репетиции, чтобы попасть на сдачу спектакля в Финском театре. Все актеры знали друг друга. В прошлом году ходила на открытие театрального сезона в Дом актера, а там молодежная тусовка. Конечно, отдыхать актеры должны, но это должно быть на базе профессии. Объединить актеров сегодня очень сложно. Это тонкая, серьезная работа. Но кто-то из нас истощен, кто-то не напитался…

– И что же делать?

– Думаю, что главное сегодня не бояться на себя брать ответственность, каким бы делом ты не занимался. А тут мы слабы. Мне кажется на сегодняшний день нет чиновников, которые готовы взять на себя ответственность. Тебе тут же начнут объяснять, почему это сделать нельзя. Услышать в кабинете властьимущего «хорошо, сделаем, все просчитаем, решим, как и когда реализуем», невозможно. Это проблема страны. Прочитала в пьесе Улицкой, что сегодня троешники у власти, с ней трудно не согласится. Но мы наивные. Все время с надеждой смотрим в будущее. И накануне своего 100-летнего юбилея хочется верить, что следующий мой столетний вечер будет проходить в гораздо лучших условиях. Иначе без Валеры не обойтись.