Валентина Акуленко

Валентина Акуленко

Окончила факультет журналистики СПбГУ. Более 30 лет публикуется в ведущих российских изданиях: «Комсомольская правда», «Советская культура», «Известия», «Литературная газета» и др. Постоянный автор федерального еженедельника «Деловой вторник» и карельских изданий. Член Союза журналистов России. Заслуженный журналист Республики Карелия. Лауреат республиканских и всероссийских журналистских конкурсов (золотая медаль лауреата ВВЦ; диплом лауреата премии Союза журналистов России «За профессиональное мастерство» и пр.). Живет в Петрозаводске.

Самые яркие и дорогие сердцу воспоминания в кругу друзей по плаваниям, конечно же, о «кругосветках». Когда же  по новым законам дальние плавания стали невозможны для самодельного флота «Одиссея»,  Дмитриев сильно переживал. Он, как и его единомышленники,  не очень-то верил, что составленный в 2001 году «Кодекс внутреннего водного транспорта», требующий обязательного лицензирования всех маломерных судов, включая лодки и «ялики», —  забота о безопасности людей. Уж слишком это походило на очередную неуклюжую попытку чиновников пополнить казну. Ведь на  покупку лицензий и регистрацию судна теперь владельцам требовалось платить десятки, а то и сотни тысяч рублей.

Но, как говорится, ничего не попишешь. И Адмирал решил бросить якорь на берегу, приобщая молодежь, насколько это возможно, к остаткам отечественной морской культуры.

Капитан ладьи «Святитель Николай» Алексей Дмитриев ведёт мастер-класс, учит будущих мореплавателей вязать морские узлы.

-Что имеем, не храним!– справедливо горячился Адмирал. – Помните, наверно? В шестидесятых при Петрозаводской школе ДОСААФ, кроме парусной, были секции байдарочников, водолазов, морских многоборцев. А в Морской школе у курсантов нашего речного училища имелись ялы – парусно-гребные шлюпки. На них парни отрабатывали технику прямого общения с морем, спасения людей. Теперь же они ни паруса не поставят, ни работе с веслами не обучены. И будь у такого моряка даже диплом штурмана дальнего плавания, он не смог бы грамотно сориентироваться в критической ситуации …

Дмитриев знал, о чем говорил.  В конце девяностых петрозаводский клуб «Полярный Одиссей» первым в стране успешно опробовал программу подготовки тинэйджеров к выживанию в экстремальных условиях. Называлась она «Полярные Робинзоны». Высаживали ребят на необитаемые острова  Белого моря с минимальным запасом всего необходимого. И под неусыпным, но незаметным для участников робинзонады контролем взрослых подростки проводили в одиночестве две недели. Мальчишки и девчонки прошли хорошую школу стойкости. Некоторые из них стали потом профессиональными спасателями.

На экскурсии. Школьники у музея «Полярного Одиссея».

Прав Дмитриев: в Карелии, где за 60 тысяч озер, давно мог бы быть свой Всероссийский центр подготовки инструкторов экстремального туризма и, прежде всего, водного! Но не сохранили и то, что  имели. И ничего нового не придумали. Даже для обучения элементарным навыкам поведения на воде .  Зато как торжествовали чиновники, когда в Карелию приезжал готовиться к новым рекордам знаменитый путешественник Федор Конюхов, а республику упоминали во всех СМИ.  Как довольны были, когда ответственность за лагеря, в том числе и детские, перешла к  столичным организаторам.  В итоге, произошло то, что уже не поправить. И не где-то, а у нас, в краю озер. Июнь 2016 года запомнился всей стране  трагедией на Сямозере. В штормовую погоду взрослые начальники отпустили детей в водный поход, по сути, обрекая их на гибель. Вода поглотила 14 жизней. Ровно через год уже на Ладожском озере во время шторма перевернулась лодка с пятью подростками.

Куда смотрели бдительные законники, когда на порядки в сямозерском лагере давно сыпались жалобы? Почему не смогли упредить то, что произошло на Ладоге? Как понять? Чем объяснить? И что после всего предприняли? Лагерь закрыли. Водные походы отменили. Виновных наказали. Только ребятишек, которым разные, наделенные большими и малыми полномочиями «ответственные» работники не обеспечили безопасного и полезного отдыха,  не вернуть.

***

А этот чудак-человек  Дмитриев делает за многих хозяев жизни, наделенных должностями и полномочиями, средствами и благами,  именно то, что и надобно, не боясь ответственности. Потому что она, ответственность, никогда его не покидала. Не случайно же на тридцати построенных  им судах, «ненадежных» с точки зрения судовых инспекций, на парусниках,  ходивших и к Святой Земле, и на Шпицберген, и на Аляску, — ни одного серьезного происшествия.  И в клуб свой Адмирал всегда привлекал и детей, начиная с собственного сына и внуков. Они вместе строили лодки, изучали историю деревянного судостроения, в небольших походах юные Одиссеи получали навыки поведения на воде. Но каждое такое начинание штурмовалось запретительными инструкциями. На это, как известно ни ума, ни сердца много не надо.  Вот и выходит, что «нянчиться» с детьми остается таким «ненормальным», как Дмитриев и его команда.  И, слава Богу, что они не перевелись. Вот и подумаешь: если есть на белом свете справедливость, гармония и милосердие, то на таких умельцах со светлыми головами и руками в мозолях она и держится.

Архимандрит Августин, участник многомесячного паломничества парусных кораблей «Одиссея» на Святую Землю, заметил по этому поводу: «Ноев Ковчег» строили любители, а «Титаник» — профессионалы. Результат нам известен».

***

Есть  о чем вспомнить, что рассказать, чем гордиться. Вряд ли справедливо, что «Одиссею» закрыли дальние плавания неоднозначными запретительными законами и инструкциями. Теперь о славном прошлом  рассказывают экспонаты клубного музея, фотографии из разных стран, городов и весей, фильмы, снятые в походах. В том числе – прекрасные снимки участника плаваний московского  фотографа Юрия Масляева.  Во многом благодаря именно его работам стали возможны фотовыставки Морского клуба, с которыми отец и сын Дмитриевы не поленились побывать во многих районах республики, которые сопровождают все праздники и встречи «Полярного Одиссея».

Ладья «Любовь» в проливе Босфор. Экспедиция «Паломничество» миссии «Золотой век», 1990 год.

В уныние Дмитриев никогда не впадает. И не перестает верить, что все еще может измениться к лучшему. Тем более что гавань «Одиссея» не в пустыне, а на берегу огромного Онежского озера. То есть, не с таким размахом, как прежде, но вполне можно ходить под парусами  и по озерам родного края.  Не простаивает летом трудяга-шлюп «Гонец».  Принимает на свой борт любителей экзотических путешествий до острова Кижи, к живописным шхерам Великой Губы … И в Пегреме есть что посмотреть или на Ладоге … Да и на берегу работы хоть отбавляй. Корабли в ангарах и на стапелях «Одиссея» строятся. Правда, в основном — по заказам киностудий, и путешественников из столиц.

Помню, три года назад Дмитриев с горящими глазами рассказывал, почему так увлекла его идея создать прототип дрейфующей станции: «В Арктике все сложнее становится найти подходящую льдину, чтобы поставить на ней исследовательскую станцию. Американцы ставят их на базе ледоколов. Мы же строим небольшое судно на основе маломагнитных материалов: дерева, композитов. Это будет мини-хаусбот, плавающая избушка …».  Словом, русая голова  Адмирала, как всегда, полна якобы «фантазий».

Не так давно бессменный президент «Одиссея» представил городу необычный проект. По нему на Онежской набережной в устье реки Неглинки мог бы вырасти удивительный комплекс, названный «Ковчегом Мира». Сооружение, уже изображенное архитекторами и художниками на листе ватмана, напоминает эмблему клуба: плывущий на кораблике  «Земной шар». У каждой площадки этого шестиметровой высоты «Ковчега — своя полезная  функция. Внизу– лодочная станция и причал для приема яхт, сцена для концертов. А на самой высоте – смотровая площадка, стилизованная под кораблик с прекрасным видом на озеро и набережную. Венчало бы это удивительное сооружение остекленный, семь метров в диаметре, «Земной шар» — своеобразная кают-компания для деловых и дружеских встреч.  Вполне может быть, что эта мечта Адмирала в будущем и украсит Онежскую набережную Петрозаводска.  В идею воссоздания поморского коча когда-то тоже мало кто верил …

***

Скорее всего, и не явилась бы миру этим летом красавица-ладья «Рюрик», если бы новый проект Дмитриева «Школа культуры поморского судостроения и мореходства» не победил бы в конкурсе Президентских грантов. Наконец-то к огромному желанию «одиссейцев» построить корабль и отправиться на нем в плавание, прибавилась и необходимая материальная поддержка.  Без неё общественной организации (КРОО Морской клуб «Полярный Одиссей») пришлось бы не один год зарабатывать средства, строя разные суда для частных фирм и киностудий.

Школу морской поморской культуры  Адмирал с помощниками задумали, казалось бы, не от хорошей жизни. Однако зерно упало в добрую почву.  Скоро набралось достаточно желающих  стать курсантами. Не только из Карелии, но и из других городов страны. Занятия начались накануне Нового года.  Принимая в своем хозяйстве жаждущую необычного дела молодежь, Адмирал чувствовал себя именинником.  Еще и потому, что в «Одиссей» прибыли,  как с первых же  дней стало ясно,  близкие по духу люди, не юные, но молодые, от двадцати до сорока лет. С хорошим образованием и трудовым опытом. Они горели желанием научиться строить исторические корабли, и хотя бы раз в жизни, если получится, повторить путь, пройденный по морям отважными русскими мореплавателями. Можно сказать, собрались романтики особо полезной породы. У некоторых уже имелся опыт любительского кораблестроения и мореходства. Что задумали, сбылось.

***

… На торжестве по поводу спуска на воду новорожденной ладьи, названной в честь русского князя, основателя государственности Руси «Рюрик», один из журналистов спросил у Дмитриева: «Какую пользу, кроме новых навыков  плаваний, может принести этот проект?». Адмирал ответил, не задумываясь, как будто ждал такого вопроса.

Герои дня. Ладья «Рюрик» спущена на воду. Июнь 2019 год.

—  Вы,  наверное, удивитесь, но в продукции традиционного деревянного судостроения сегодня очень нуждаются  промысловые бригады на Белом море. Они-то знают, что в условиях северных морей и озер деревянные суда превосходят аналоги из современных материалов. Наши самоделы, кроме двигателя, снабжены парусами и веслами, оказываются и прочнее, и теплее, и надежнее. К тому же, — уверенно продолжа Дмитриев, —  и культура производства деревянных лодок утратится,исчезнет, если не готовить мастеров этого уникального ремесла.  А такие умения могут стать основой для возрождения небольших прибрежных поселков и в нашей Карелии, и в соседней Архангельской области, и в других местах Русского Севера. И не только.

—  Что значит «и не только»? – не унимался дотошный журналист. Но не менее дотошный в своем деле Дмитриев взял репортера за руку и подвел его к курсантам братьям Голевым из Коми-Пермяцкого округа. Братья охотно рассказали, как планируют применить опыт, полученный в школе «Одиссея», на родной реке Каме …

Петербуржец Семен Орсет, и ростом и статью напоминающий молодого царя Петра Первого, страстного мореплавателя,- по первой своей профессии  ювелир.  Хотя с мальчишества мечтал о море и кораблях. Овладеть секретами древнего корабельного ремесла  — тоже дело тонкое, и, в известной степени, ювелирное. Семёна, по его словам, в гавань петрозаводского «Одиссея» привело желание освоить «клинкерное судостроение». В Петербурге он строил яхты и парусный крейсер.   Проект же «Одиссея» привлек его именно корабельной технологией древних поморов. И она, убежден, Семён Орсет, не утратила своей актуальности, и может пригодиться …

Как-то заглянула на занятия школы. Спросила, как идут дела?

— На всех парусах! – пошутили курсанты. И для убедительности показали мне сводку освоенного за прошедшую неделю.  Читаю то, что для них уже звучит привычно, а для меня, как азбука Морзе, в которой,  я, извините, «ни бум-бум»:

  1. осилили все шпангоуты;
  2. установили два ряда стрингеров;
  3. справились с кильсоном.

Но мы находились в ангаре, где ладья и строилась. И все эти «шпангоуты» и  «стрингеры» мне показали. К слову, мастер и главный строитель проекта Александр Карачев — один из первых помощников президента клуба Дмитриева, он и обучал курсантов строительным премудростям.

Друг Адмирала, участник экспедиции и миссии «Золотой век» Виктор Георги с внуками.

Из старших по возрасту курсантов — сорокалетний Александр Гулит. Петербуржец, магистр прикладной математики.  Среди его увлечений –парусный спорт, краеведение, водный туризм. Он  же – один из администраторов крупнейшего водно-моторного сообщества Северо-Запада. Заметил, что «на воде с самого детства». А несколько лет назад окончательно решил поменять мотор на парус. Александр – постоянный член команды легендарной яхты «Хортица».  Так вот, он считает, что школа «Одиссея» — не только возможность прикоснуться к истории и культуре деревянного судостроения.  Магистр математики, как и Дмитриев со своей командой,  убежден, что нельзя стать хорошим мореплавателем, если не умеешь построить лодку своими руками.

Кстати, с лодки, сработанной дедом по всем правилам этого непростого ремесла, и начались первые странствия по Ладоге его внука Вити Дмитриева, будущего Адмирала.

Художнику Петру Кильцову, работнику Дома культуры в поселке Заозерье Прионежского района – двадцать девять. Петр не только картины и портреты писал, но и с  плотницким делом знаком не понаслышке:  мастерил мебель, создавал деревянные и ледовые скульптуры. В школу «Одиссея» Петр пришел не только поучиться самому, но и с дальним прицелом: открыть подобную школу в своем поселке.  И как тут не сказать, что «гордый профиль» деревянного дракона, украсивший ладью «Рюрик», — дело рук  и  творческой фантазии Петра Кильцова.

Абдулгани Абдулганиев приехал петрозаводскую клубную гавань на Онего из Астрахани. Вот что он высказал, когда в торжественные минуты спуска ладьи на воду к нему подошел человек с микрофоном: «Представляете, четверть века живу в степи, где сухо, воды не видишь. А тут – такая вода, и ты — в лодке! И знаешь, что ты единственный из нашего степного края прикоснулся к рождению ладьи! Я не могу всё точно выразить словами, но эта радость бурлит во мне.  А если еще повезет пойти под парусами нашего «Рюрика» в дальнее плавание, то просто сбудется мечта …

***

Двадцать девять крепких, одержимых морской романтикой «мужиков» и одна девушка, гончар-дизайнер Тамара Иванова из Петербурга, приехав в Петрозаводск, в буквальном и переносном смысле оказались в одной большой лодке, построенной самими.  Заезжали поочередно, начиная с декабря прошлого года в три смены, каждая – два месяца.  Тридцать будущих корабелов.  Никто из них не думал, что в один прекрасный день так всё сложится. Ни школьный учитель Игорь Семёнов, ни пивовар Степан Медников, ни фермер Михаил Лавышев, ни другие … Никто и не мечтал, что будет заниматься воссозданием варяжской ладьи,  дышать ароматом карельской сосны, сооружая мощный корпус, делать мачты, вёсла, палубы …

И вот уже она, русская красавица, 18-метровая сосновая ладья, украшенная головой дракона, названная княжеским именем «Рюрик», покачивается на онежской воде в солнечный день конца июня. До конца лета ей предстоят ходовые испытания в акватории Онежского озера. Впереди – экспедиция «Скандинавское кольцо». Маршрут впечатляет.  Из Онежского озера он пройдет по реке Свирь, Ладожскому озеру …  Дальше — Балтика, Финляндия, Швеция, Норвегия, Мурманск, Архангельск.  И возвращение в родную гавань через Беломорско-Балтийский канал.  А до этого, в начале августа, «Рюрику», возможно, предстоит украсить собой и ежегодную Кижскую регату.

***

Мечта Адмирала и его Одиссеев о новых дальних плаваниях, хочется верить, сбудется. Нельзя назвать случайной майскую рабочую встречу в  Морском центре клуба. Она и была посвящена тому, как и когда возможно будет осуществить проект «Скандинавское кольцо». Одна из глобальных целей проекта и звучит громко: возрождение традиций кораблестроения  и развитие туризма на северо-западе России, международный обмен опытом уникальных путешествий на деревянных судах, какими ходили по «морям-окиянам» наши далекие предки.

Самым  колоритным участником и гостем на  этой встрече в клубе Одиссеев  был Тарье Бё, сотрудник музея викингов «Лофотр».   Музей этот находится на Лофотенских островах и занимается  историческими реконструкциями, как и наш «Полярный Одиссей».

Корабел из Норвегии Тарье Бё (слева) и строитель исторических судов, «одиссеец» Александр Карачев говорят на разных языках, но прекрасно понимают друг друга и без переводчика. Май 2019.

Норвежский гость  Тарье Бё, в числе таких же энтузиастов,  у себя дома, в Норвегии, участвует в постройке реплики драккара викингов .  В тот день в Морском центре петрозаводского клуба  «викинг» имел возможность сравнить их драккар с нашей ладьёй. Говорили и о возможной совместной  морской экспедиции по маршруту «Скандинавское кольцо». Его прохождение на двух кораблях, нашей ладье и норвежском драккаре,  должно занять примерно 32 дня.

***

Ещё не снарядили в поход «Рюрика», а неутомимый Адмирал  загорелся новым проектом для своего детища, Школы поморского судостроения: воссоздать старинную поморскую ладью «Преподобный Зосима». Что тут скажешь? Такой супер активный стиль жизни семидесятитрехлетнего Виктора Дмитриева по душе его единомышленникам: и молодым, и проверенным в деле и походах старым и верным друзьям.

Попутного ветра и семь футов под килем, Одиссеи!

Фото: Юрия Масляева, Валентины Акуленко и из архива морского историко-культурного центра «Полярный Одиссей».