Конституцию Карелии подправили под прихоть губернатора

3
689
Парламент Карелии. Фото: Валерий Поташов
Парламент Карелии. Фото: Валерий Поташов

Законодательное собрание Карелии почти без обсуждения приняло 24 марта в окончательном чтении губернаторские поправки в республиканскую Конституцию, предусматривающие возвращение в структуру региональной исполнительной власти должности премьер-министра, который одновременно будет являться первым заместителем главы республики. Из присутствовавших на заседании карельского парламента депутатов против утверждения этих поправок проголосовали только трое – два члена фракции КПРФ Лариса и Александр Степановы и член фракции «Справедливая Россия» Виктор Позерн,  хотя еще на прошлой сессии, когда законопроект рассматривался в первом чтении, многие представители парламентской оппозиции разгромили его в пух и прах. Собственно, это может означать только одно: в Карелии больше не осталось независимого парламента, как после отставки избранного мэра Петрозаводска Галины Ширшиной почти не осталось независимого местного самоуправления, а отсутствие у «Единой России» большинства голосов в депутатском корпусе не означает того, что «партия власти» не может его контролировать.

Можно только догадываться о причинах такой смычки большинства «справедливороссов» и коммунистов с «единороссами», – всего за полгода до выборов в Законодательное собрание республики! – но, по большому счету, это уже не столь важно. А важно то, что, как говорится, в сухом остатке: Конституция Карелии в очередной раз подправлена под прихоть губернатора, который, по всей видимости, решил разделить ответственность за хозяйственное руководство регионом с премьер-министром. И в случае очередного выговора от президента за провал федеральной программы его назначенец сможет пожертвовать своим премьером, не опасаясь собственной отставки, ведь, судя по всему, заменить Худилайнена Кремлю просто некем.

После выговора от президента глава Карелии объявил об отставке республиканского правительства. Фото: gov.karelia.ru
После выговора от президента глава Карелии объявил об отставке республиканского правительства. Фото: gov.karelia.ru

О «повышении эффективности» деятельности республиканского правительства – а именно этим мотивировал губернатор необходимость внесения изменений в Конституцию – говорить не приходится. Если прежде глава республики фактически сам руководил деятельностью своего кабинета министров, то теперь у него появится премьер-министр, т.е. государственное управление Карелии прирастет еще одной головой, которая при этом будет смотреть, что скажут ей наверху, и требовать бюджетного содержания. Такую схему еще можно было бы объяснить логически, если бы действующий глава республики Александр Худилайнен был избран на прямых выборах населением региона, и мог бы считаться самостоятельной политической фигурой – своего рода «президентом» Карелии, который бы сформировал республиканское правительство, и им бы руководил премьер-министр. Но господин Худилайнен был назначен в Карелию из Кремля, и его можно рассматривать только как госуправленца, посаженного на хозяйственное руководство регионом, и вот теперь получается, что губернатор пытается уйти от ответственности за положение дел в вверенном ему президентом страны хозяйстве.

Примечательно, что как только парламент Карелии утвердил конституционные поправки, правительственные чиновники сообщили о том, что глава республики подписал указ о новой структуре исполнительной власти региона. Но если взглянуть на эту структуру, станет очевидным, что все громкие разговоры о переменах, которые ждут систему государственного управления в Карелии, остались пустым звуком.

Кардинальных перемен в структуре исполнительной власти Карелии не произошло. Фото: Валерий Поташов
Кардинальных перемен в структуре исполнительной власти Карелии не произошло. Фото: Валерий Поташов

Если прежняя структура республиканской исполнительной власти с 12 министерствами, 7 комитетами, двумя управлениями и губернаторской администрацией выглядела громоздкой для региона с численностью населения менее 630 тысяч человек и огромным дефицитом бюджета, то новая отнюдь легче для карельской казны не стала: 11 министерств, пять комитетов, три управления и губернаторская администрация. Ну, упразднили в Карелии министерство юстиции, но при этом появилось республиканское управление по обеспечению деятельности мировых судей. Ну, исчез из структуры исполнительной власти мало кому известный комитет по развитию информационно-коммуникационных технологий, однако вызвавший немало споров о целесообразности его создания контрольный комитет по-прежнему будет «проедать» деньги налогоплательщиков.

Изменения структуры исполнительной власти почти не задели ключевые министерства и ведомства Карелии, если не считать того, что в названии министерства экономического развития появился «довесок» в виде промышленности, а социальную защиту из Минздрава передали в министерство труда и занятости. Пожалуй, только ликвидация комитета по взаимодействию с органами местного самоуправления выглядит на этом фоне вполне закономерной: после того, как республиканские власти лишили население городов и районов Карелии права самим выбирать своих глав и забрали у местного самоуправления самые значимые для него полномочия – в частности, по распоряжению земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, необходимость выстраивать взаимодействие с муниципалитетами попросту отпала.

Как видим, ожидать каких-либо кардинальных изменений в республике с этим правительством и с этим парламентом не стоит. Перемены в Карелию могут прийти только с новой властью, но многие депутаты и высокопоставленные правительственные чиновники явно не собираются уступать свои мандаты и портфели.