Когда прокурор – не указ… А разве такое возможно у нас?

    0
    372
    Медвежьегорская школа N1. Фото из социальных сетей
    Медвежьегорская школа N1. Фото из социальных сетей

    Государство виртуозно научилось выколачивать из граждан кровно ими заработанное. Только за прошедшее с президентских выборов время (за коротких три месяца!) нас огорошили из Кремля несколькими нововведениями, которые в ускоренном темпе будут опустошать кошельки и банковские счета россиян ради благоденствия чиновников и тех, кто стоит на страже государственного строя, включая надзорные органы.

    В этих бескрайних финансовых потоках тоненькими ручейками струятся денежные поборы с родителей в школах, которые хоть и являются незаконными (общеобразовательные учреждения обязаны закупать учебную литературу в соответствии с программой на бюджетные средства), но остановить их мало кому удается. По правде сказать, граждане не сильно этому сопротивляются – чем не пожертвуешь ради родного дитяти, даже если вместо покупки полезных ребенку фруктов или необходимой одежды деньги отдаешь на положенный бесплатно учебник…

    Сопротивление незаконным школьным поборам развернули несколько мам, создавших организацию «Общественный Совет Родителей МКОУ Медвежьегорская СОШ №1» – женщины сначала в интересах своих детей искали правду в прокуратуре и судах, а когда поднаторели на правозащитном поприще, взялись помогать другим.

    Вопиющим фактом вымогательства денег на учебники с родителей ученицы третьего класса поделилась на «Чернике» член общественного совета Ирина Соколовская. Утром перед школой третьеклассница кричала и плакала, отказываясь идти на уроки, если мама не подпишет записку с согласием оплатить несколько учебных тетрадей на существенную для семьи сумму. Тогда женщина собралась с духом и направилась в районную прокуратуру, где ее ждали несколько минут унижения. Сотрудница прокуратуры Елена Дружинина отказалась принимать у посетительницы заявление и при ней позвонила директору школы, сообщив в разговоре личные данные мамы ученицы. Вероятно, в школе это восприняли как сигнал к действию – так был дан толчок травле родительницы, о чем тоже рассказывала «Черника».

    – Спустя пару дней после публикации на сайте «Черника» ко мне домой, как к автору, пришел «побеседовать» следователь, – на днях рассказала Ирина Соколовская посетителям страницы «В контакте». – На мой вопрос, могу ли я узнать причину «беседы», последовал ответ: «Нам поступило заявление от старшего советника районного прокурора Дружининой, которая обвиняет вас в подрыве ее деловой репутации». Собственно говоря, добавить следователю ничего нового, кроме написанного в статье, у меня не было. С тем он и ушел. Сказать, что я была возмущена действиями Дружининой, это ничего не сказать. Человек находится при должности, которая обязывает защищать права гражданина, между тем, сама нарушает закон, так еще и заявления безосновательно пишет. Сегодня я получила от старшего следователя Следкома РФ по Медвежьегорскому району Готчиева уведомление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении меня. «Оценка законности действий старшего помощника прокурора района Дружининой будет дана руководством прокуратуры Республики Карелия, о чем вам будет сообщено дополнительно», – пишет следователь.

    И мы очень надеемся, что наказание будет не «для отвода глаз». Ровно год назад представитель Медвежьегорской прокуратуры Елена Дружинина совместно с бывшей уполномоченной по правам ребенка в Карелии Оксаной Старшовой, подполковником Следкома Карелии Геннадием Веригиным, работниками полиции вывезли из деревни Лонгасы многодетную семью Логиновых (причем маленькие дети несколько десятков километров в катере находились без спасательных жилетов – это после трагедии на Сямозере), не предупредив законного представителя детей – отца семейства об этом «секретном задании правительства», чем также, по сути, наравне с другими нарушила закон.

    Но вернемся к учебникам. На этом, казалось бы, пустяковом деле прошли проверку далеко не все чиновные люди, к которым обращались за защитой и разъяснениями представители «Общественного Совета Родителей МКОУ Медвежьегорская СОШ №1». Первый заместитель министра образования Карелии Татьяна Васильева в своем ответе Ирине Соколовской продемонстрировала незнание закона «О персональных данных», указав, что в статье закрыты данные записки, кому следует передавать деньги на учебные пособия. Более того, первый заместитель министра указывает, что автор статьи допустил в нарушение закона «О средствах массовой информации» публикацию недостоверной информации. Странно. А следователь Готчиев утверждает в своем постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Ирины Соколовской, что все факты в ее статье изложены верно.

    По обращению активисток к делу подключился уполномоченный по правам человека в Карелии Александр Шарапов. А уполномоченный по правам ребенка в Карелии Геннадий Сараев, которого родители тоже просили разобраться в ситуации с поборами в школе, как уже повелось, не порадовал активистов из Медвежьегорска. «На мой вопрос, как он повлиял на ситуацию, Сараев ответил дословно: «Из моего ответа в ваш адрес следует, что я проинформирован о ситуации, знаю кому направлено письмо Шараповым и у меня нет сведений о нарушении прав ребенка», – рассказывает Ирина Соколовская. – Ну работает человек, читает информацию, пишет отписки, а, главное, не замечает того, что должен первым увидеть – нарушения законодательства, которые влияют на качество жизни детей».

    Если честно, медвежьегорским активисткам ужасно надоело доказывать, что белое – это белое, и если в законе написано, что учебные пособия должны быть бесплатными, то платить за них родители не обязаны, главное, чтобы этой позиции придерживались все родители. Надоело доказывать, что черное – это черное, что плохо работающий государственный служащий, руководитель учреждения на бюджете или уснувшее «око государево» – зло, с которым все равно они бороться не перестанут и руки не опустят.