Как жительница Беломорска к Путину за правдой ходила

0
2751
Жительница карельского города Беломорска Елена Соловьева у администрации президента РФ. Фото из личного архива
Жительница карельского города Беломорска Елена Соловьева у администрации президента РФ. Фото из личного архива

Исчерпав все способы добиться справедливости в решении своих насущных проблем на уровне своего поселения, района, региона, граждане России и Карелии обращаются к президенту Владимиру Путину. Накануне мартовских выборов первого лица государства количество таких обращений выросло в разы. А вдруг, да сработает жалоба, думают люди. Вдруг Путин прикажет, и чиновники на местах встанут по стойке смирно, начнут работать, как положено, правоохранительные органы и быстро окажут помощь, накажут тех, кто этого заслуживает?

Искать правды у Путина решила и жительница Беломорска Елена Соловьева, историю которой подробно рассказывала «Черника» в октябре прошлого года. Семья Соловьевой, состоящая из шести человек, фактически представляет собой три семьи (сама Елена с 16-летним сыном-инвалидом, ее мама-пенсионерка, а также взрослая дочь с двумя малышами и мужем). По программе расселения аварийного жилья им была выделена благоустроенная квартира, переезжать в которую Елена с домочадцами категорически отказывается. Действительно, какой нормальный человек согласиться променять жилье площадью 117 квадратных метров на 35-метровую квартиру, включающую в себя одну комнату, кухню, прихожую и туалет с ванной? Семья категорически отказалась съезжать и тогда, как это водится, ее стали выселять по суду.

«Переселение» стало результатом откровенного мухлежа в беломорской аддминистрации: мало того что началась свистопляска с номером очереди на получение жилья, который в 2011 году был 32, и семья должна была получить квартиру, но произошла странная подвижка, и номер стал 90. После обращения в прокуратуру очередь немного изменилась – до 43 номера, и застыла. ««Квартирные игры» беломорской администрации невозможно понять, поскольку в 2000 году наш дом уже считался расселенным и снесенным, затем он каким-то образом обновился, и мы прожили в нем еще семнадцать лет. Надзорные органы по этому поводу молчали. Вы даже не представляете, какое у нас в Беломорске царит бесправие», – прокомментировала происходящее «Чернике» Елена.

Этот дом стал объектом странных игр беломорских чиновников. Фото из личного архива Елены Соловьевой

Но это было только полбеды. Семья Елены заняла покинутые соседями две пустые квартиры и отремонтировала их, была получена и регистрация. Однако власти Беломорска тайком, во время замены паспортов, отменили прописку членов семьи в квартирах № 2 и 4. Обнаружилась эта махинация спустя какое-то время – при получении справки Елена заметила, что снова вместе с дочерью и мамой прописана в однокомнатной квартире № 3. Тогда она шум поднимать не стала, да и начальник паспортной службы убедила, дескать, если очередь на квартиру подойдет, вам предоставят полноценное жилье.

В авральном порядке власть приняла решение «осчастливить» семью Елены Соловьевой новой квартирой. Только праздника не вышло, в однушку Елена с домочадцами переезжать наотрез отказалась. Поэтому чиновники беломорской администрации подали иск на выселение, и даже прокуратура района поначалу встала на сторону власти, которая своим решением грубо нарушила права троих несовершеннолетних детей. Суды – районный и Верховный – ответчиками были проиграны. Ситуацию спасло то, что в семье появился ребенок, которого скорей всего по недосмотру прописали во все той же квартире № 3. На защиту младенца встал закон, переселение было приостановлено, но качественное жилье семье с детьми, один из которых инвалид, так и не предоставлено до сих пор. Как нет никаких подвижек в расследовании происшествия в школьном спортзале, в результате которого едва не погиб сын Елены – на мальчика упали не закрепленные металлические ворота. На многочисленные обращения матери шли отписки, а уполномоченная по правам ребенка в Карелии Оксана Старшова ей даже не ответила.

Бывший детский омбудсмен Карелии Оксана Старшова. Фото: Губернiя Daily
Бывший детский омбудсмен Карелии Оксана Старшова. Фото: Губернiя Daily

«Мой ребенок не может ходить по съемным квартирам, – рассказала в октябре Елена. – Сыну требуются особые условия, просторная комната – он обучается индивидуально на дому, нужно достаточно воздуха, потому что иногда он задыхается от последствий травмы. Сынок потихоньку восстанавливается, и прогнозы хорошие. Все курсы лечения ему предоставляют в Петрозаводске и очень качественно. Врачи нейрохирурги довольны его восстановлением. Но из-за позиции власти все может пойти насмарку. На действия беломорской администрации я подала заявление в Следственный комитет, в прокуратуру, написала Путину, Медведеву, Парфенчикову… Хочется на передачу какую-нибудь попасть, на центральный телеканал. И вот вам написала. Честное слово, за державу обидно. Мне 52 года и я думаю, что заслужила комфортную квартиру, всю жизнь работая и платя налоги. Спасибо «Чернике», что откликнулись на нашу беду».

На днях мы поинтересовались у Елены, изменилось ли что-то в ее ситуации? И вот что она ответила:

«Изменилась частично. Нас оставили в покое с домом, все решения судебные отозвали, даже умудрились решение Верховного суда отозвать. Признали суды недействительными, а дальше как в сказке. Про нас просто забыли. Мы живем, нас не тревожат, но и ничего не посулили. В Москву я решила поехать после посещения министра экономического развития и промышленности Карелии, заместителя Артура Парфенчикова – Дмитрия Родионова.

Правительство Карелии. Фото: Валерий Поташов
Правительство Карелии. Фото: Валерий Поташов

Я побывала в республиканском правительстве и поняла, что надо дальше идти. Если сейчас оставить эту ситуацию, наша семья останется ни с чем. И еще я поехала по поводу своего сына, мне непонятна ситуация с услугами, не отвечающими требованиям безопасности по статье 238 УК РФ. Я не могу понять, зачем ставили футбольные ворота в спортивный зал школы, если их не использовали на уроках физкультуры. Получается, кто-то взял деньги за мероприятия, бессовестно их провел, положил деньги в карман, а ворота-убийцы остались неубранными. Результат плачевный. Кто-то же несет за это ответственность. Я записалась к президенту через онлайн, мне назначили на 7 февраля в кабинет 204 его администрации. Я приехала, выстояла очередь с москвичами два часа, и по громкой связи меня вызвали уже в другой кабинет. Документы с жалобами сдала в окошко аппарата президента. В кабинете рассказала все, что написала в жалобах, недолго это все длилось, и меня попросили вежливо, пообещав во всем разобраться. Я очень сомневаюсь, что не будет очередной отписки, как мне пообещали, но там же я заявила о своем следующем шаге в Страсбург. И долго ждать не буду. Получу очередную отписку и поеду. Каждый день в администрации президента собирается по 50 человек в основном москвичей со своими претензиями. Если им их не решают, кто решать станет мне – иногородней. Но я не остановлюсь на этом, пока не получу заслуженные квартиры и добьюсь уголовного суда над директором школы и ответственности главы администрации города».

В администрацию президента Елена Соловьева отправилась, не найдя правды у республиканских властей. Фото из личного архива

В своих жалобах президенту Путину Елена написала обо всех своих бедах очень подробно и приложила подтверждающие документы. Мы остановимся на той части, которая касается ее сына:

«14 апреля 2015 года в школе № 1 Беломорска во время урока физкультуры в спортивном зале на моего сына упали футбольные ворота без креплений, в результате чего ребенок получил открытую черепно-мозговую травму и остался инвалидом.

Шатающаяся конструкция полгода подвисала на проволоке как маятник, прикрепленная либо за решетку окна, либо за баскетбольное кольцо. Или находилась в разных углах зала, пошатываясь без креплений. Ворота не были предназначены для учебного процесса. Директор школы хорошо знала, что от падения таких тяжеловесных ворот могут пострадать дети, но мер не предприняла, разрешая учителям проводить уроки физкультуры в столь опасном для детской жизни спортивном зале. Никакого следствия не проводилось, все отписались, как и следовало ожидать, друг друга поздравили с успешной работой и вместо наказания получили поощрения. На момент следствия мой сынок был в коме, я была в глубоком шоке, чем и воспользовались наши органы власти вместе с директором школы и главой администрации, а когда я отошла от шока, объяснили, что все сроки ушли, да и все равно амнистия к 70-летию Великой Победы подписана президентом. Никого не накажут, так как голову надо было об ворота разбивать в 2016 году. Привлекли к ответственности завхоза и сразу амнистировали за тяжкий вред здоровью, а директор школы и учитель физкультуры остались пострадавшими, как и мой сын. Только в отличие от моего ребенка они здоровы и счастливы, что не могу сказать про нашу семью. Каждый год по 4 раза я вожу своего сыночка в реабилитационный центр, в больницы, на обследования, переживаю за его будущее, ребенок болеет, испытывает боли, нервничает (нарушена психика после травмы), а за это преступление даже никто и не наказан

Директор школы Захаркина Е.А. депутат, благополучно работает в школе, на время травмы ни разу не позвонила в больницу, не пришла в Беломорскую ЦРБ, когда мы ждали вертолет из Петрозаводска, да и никто вообще из школы не пришел и не позвонил. Только в горе осталась наша семья, ребенок чуть выжил благодаря оперативности, успешной операции и грамотного, своевременного реагирования врачей и медработников Беломорской ЦРБ и Петрозаводской больницы им. Баранова, нейрохирургического отделения. Таких огромных хлопот всем доставила в школе № 1 директор своими халатными действиями.

Мой сынок выжил благодаря своему спортивному и крепкому здоровью. Здоровым он был очень красивым и уравновешенным подростком, а сейчас у моего сыночка рот на боку, слюна течет, полголовы дефектной, на ногу хромает, с кишечником большие проблемы, психика нарушена, парализация по лицевой стороне еще не отошла, и не известно, отойдет ли. Из дома без меня боится выходить, от людей прячется, всего стесняется, развился комплекс неполноценности. До травмы я не могла своего ребенка дозваться домой. До травмы мой сыночек играл на баяне, ходил в музыкальную школу, играл в оркестре, а теперь он даже не дотрагивается до баяна, и занимается на дому с учителями индивидуально. Почему дети у чиновников не попадают в такие ситуации, не страдают от халатности в школах, садах и других учреждениях. Почему у нас в Карелии такое покровительство среди органов государственной власти, депутатов, руководителей, чиновников? За директора школы встал на защиту руководитель следственного комитета Бабойдо, прокуратура Карелии, глава района, и все компетентные органы, суды и прочие. За моего сына только моя семья. У нас что — монархия в стране без короля? Где правосудие? Ребенку нанесен тяжкий вред здоровью, и никто не понес наказание. Какую пользу стране принесет мой сын, где он будет работать? Как ему теперь жить?

Прошу вас разобраться в данной ситуации, здесь налицо действующая коррупция, оказать мне помощь в уголовном деле и гражданском процессе бесплатно, а также навести порядок в правосудии (не по блату, как у нас в Беломорске), а по закону. Я не одна пострадавшая от рук чиновников в нашем городе и по Карелии. Нам нужна власть, конкретно действующая по закону власть, а не сластолюбцы и блатники, не покровители и волосато почесывающие руки (сваты, браты, и т. д.). Прошу вас по закону наказать директора школы, учителя физкультуры. Дать соответствующую оценку прокуратуре Карелии и прокуратуре города Беломорска, главе района Попову В.Ф., руководителю следственного комитета по Карелии Бабойдо, а также дать оценку действиям Бастрыкина, к которому я неоднократно обращалась, но так ничего не добилась. Везде я получала одни отписки. Власти не работают, безнаказанность и бесправие царит по регионам, которые отписываются, лгут и смеются над народом. Помогите нашей семье обрести справедливость и закон. Прикладываю документы отписок доказывающих бездействие чиновников, депутатов и органов власти. С уважением Соловьева Елена Федоровна».

Беломорская администрация. Фото: pomorskibereg.ru
Беломорская администрация. Фото: pomorskibereg.ru

В общей сложности жительница Беломорска подала президенту Путину три жалобы. В последней она просит гаранта Конституции РФ, чтобы он сократил штат чиновников, которые ничего не делают, живут за народные деньги, а этот народ еще выстаивает к ним очередь и ждет, когда они напьются кофе, отдохнут и только тогда принимают на 15 минут, не решая проблемы, отписываясь и забывая даже кто у них был.

«Им за это платят немалые деньги от государства, а государству от них нет проку, – сообщает Елена Соловьева в жалобе. – Зачем нам чиновники, просиживающие в креслах. У нас в Карелии малая грамотность в школах, в вузах, все благодаря этим же чиновникам. В нашем городе привозят в магазины тухлые продукты (называется популярная торговая сеть – авт.), и продают по дорогой цене. Также в школы не закупаются учебники, ученики учатся по старым учебникам. Идет экономия на учителях, по своему сыну знаю. Какой не приходит глава района, только наживается, ничего не делает. Много лет уже прошло с советской власти, а в Беломорске ничего не изменилось, а наоборот еще пришло в упадок. Когда моему сыну потребовалась экстренная помощь санавиации, на местный аэродром не смог сесть вертолет, так как площадка завалена мусором, не могла подъехать туда и «скорая помощь». Ни одного предприятия не открылось, зато много что закрылось и до сих пор закрывается. В Беломорске только две школы, три садика на 10 тысяч населения. Зарплаты ниже минимума, пенсии никакие, на севере-то. Дороги и зимой, и летом — непроходимые, дома строятся из газобетона и сарайного типа, как в 1905 году. Воды горячей в квартирах нет. Иногда и холодной нет. Как жить в этой ссылке бедному народу, где работать, куда деться молодежи и где им учиться с такой грамотностью? В больнице мало специалистов, проверяться за диагнозом ездим в Петрозаводск или в Москву. Прошу вас, уважаемый президент, обратить на нас внимание и принять меры по улучшению жизнеспособности граждан».

До выборов президента России остался месяц, как раз срок на ответ Елене Соловьевой. Вместе подождем…