Горе-собственника Пряжинской зверофермы простят «по-свойски»?

0
1295
Бизнесмен Айво Халлист. Фото: rk.karelia.ru

Всякому ли гражданину ЕС позволительно устраивать в Карелии «концлагерь для животных» или только вероятному свояку экс-губернатора Худилайнена?

Начну издалека. 19 октября члены Общественной палаты республики встретились в Петрозаводске с карельским министром сельского и рыбного хозяйства Владимиром Лабиновым. Темой встречи стала трагедия на Пряжинской звероферме – многочиленные смерти коров, норок и лис от голода. Я тоже была среди приглашенных. Встреча длилась долго, затронуты были многие вопросы сельского хозяйства. Не стану вас утомлять пересказом всей встречи, отмечу лишь то, что мне показалось важным. Выступление начала Наталья Вавилова, секретарь Общественной палаты, и ее слова о катастрофе в АО «Пряжинское» были абсолютно справедливы:

«[…] Для нас очень важно не допустить в будущем того, что произошло. Это — катастрофа, это – трагедия, и этого не должно быть.[…]Нам бы все-таки очень хотелось понять, как произошло то, что эти замечательные предприятия были отданы в руки частным лицам, которые не то, что не профессионалы, они вообще не готовы быть хозяевами любого производства, даже самого маленького[…]Мы хотим, чтобы те, кто допустил это, были сурово наказаны. Есть закон. Эти люди должны в тюрьме сидеть за такие деяния, за издевательства над животными. Вот эти меры должны быть как-то приняты[…]Потому, что ситуация, ну, прямо скажем, не знаю, и нелицеприятная. Просто обидно за свою республику.»

Ребра да кости — так выглядит голодная корова на молочной ферме АО «Пряжинское». Фото: Алексей Владимиров

Вавилова говорила эмоционально, не скупясь на острые выпады, как вы видите, в адрес Айво Халлиста, собственника зверофермы. Тон ответа Лабинова меня, честно говоря, очень удивил, удивил он меня уже второй раз. Первый раз на брифинге для журналистов, когда министр, говоря о ситуации на звероферме, лишь вскользь назвал владельца, нет, даже не владельца, насколько я помню, а руководителя – бесхозяйственным. Основной же удар пал на головы не получающих зарплат работяг, которые ходят на работу из жалости к животным. Они-де плохо выполняют свои обязанности. Так вот тон его ответа был не обличительным, как у Вавиловой, не порицающим, каким он должен быть у министра, говорящего о человеке, который, экономя на корме, загубил огромное количество коров и зверей… Нет, тон его был понимающим, и, вообще, создалось впечатление, что Лабинов пытается отстраниться от любых оценок деятельности Айво Халлиста. Итак, привожу слова министра:

[…] «Насколько я знаю, владелец предприятия ( речь идет о предыдущем владельце АО «Пряжинское» Валерии Колоушкине) посчитал возможным его продать. (Сейчас? – реплика Вавиловой Н.Н.) Нет, в начале этого года он это сделал. […] Продал тому, кому посчитал нужным это сделать. И это его право. А новый собственник организовал деятельность так, как мог, как умел или как хотел… Это уже оценка… (долгая пауза, видно было, что министр тщательно подбирает слова) я не могу сейчас… (опять долгая пауза) комментировать цели и я их не могу знать, целей собственника. Какова была цель приобретения этих активов. Но сложилось так, как сложилось».

Дарья Каликина и глава Минсельхоза Карелии Владимир Лабинов. Фото: gov.karelia.ru
Дарья Каликина и глава Минсельхоза Карелии Владимир Лабинов. Фото: gov.karelia.ru

Лично мне не хватило театрально разведенных рук и слов «увы и ах!» после последней реплики, хотя они напрашивались сами собой. В словах министра не было и намека на простое человеческое осуждение голодомора, устроенного Халлистом.

Вынуждена сделать важное пояснение. Дело в том, что слова министра не соответствуют действительности. Собственник зверофермы «Пряжинское» Халлист, действительно, не получал госсубсидии в 2017 году по причине наличия долгов по зарплате и налогам. Однако он является собственником этой зверофермы, как минимум, с апреля 2016 года, а в 2016 году АО «Пряжинское» было выделено госсубсидий на сумму 27 миллионов рублей. Поэтому слова министра Лабинова о том, что Айво Халлист стал собственником только в 2017 году выглядят как не совсем удачная попытка скрыть выделение госсредств владельцу фермы. Но зачем министру Лабинову это скрывать и вводить членов Общественной палаты в заблуждение, предоставляя им ложные сведения?

Поняв, что Лабинов, мягко говоря, не совсем честен в общении с уважаемыми членами Общественной палаты, я задала министру простой уточняющий вопрос:

«Правильно ли я Вас поняла, что Айво Халлист не получал абсолютно никаких денег? 27 миллионов не было получено ни на что?»

Министр почему-то грустно покачал головой. Но мне-то надо было, чтобы все услышали его честный и прямой ответ, потому спросила у него еще раз: «То есть он денег не получал?»

Министр: «Нет».

Я: «Вообще нисколько»?

Министр: «Нет».

А как же быть вот с этой информаций, опубликованной на официальном интернет-портале РК?

Обратите внимание: информация опубликована 18 января 2017 года, и слова предыдущего министра о 27 миллионах субсидий, которых должно было бы хватить на погашение заработной платы и т.д., относятся уже к Айво Халлисту, который, если верить словам бывшего вице-премьера Карелии Юрия Савельева, уже до апреля 2016 года несколько месяцев занимался бурной деятельностью в АО «Пряжинское» и даже получил 5 миллионов рублей господдержки.

Запись со страницы бывшего вице-премьера Карелии Юрия Савельева в социальной сети Facebook
Запись со страницы бывшего вице-премьера Карелии Юрия Савельева в социальной сети Facebook

Встреча с членами Общественной палаты завершилась без всяких конструктивных результатов, с моей точки зрения. Лабинов обещал взять на ферму с собой Владимира Рыбалко, создателя общественного приюта для животных, но предложение поступило от министра всего однажды и за два часа до предполагаемого выезда. У Рыбалко тогда оказались запланированные заранее дела, и он поехать не смог, но предложил взять меня или кого-то из общественников, однако получил отказ. Мы с Рыбалко попросили ввести общественный контроль за ситуацией на звероферме, но получили еще один отказ. Попросили организовать встречу с Халлистом зоозащитников на территории министерства сельского хозяйства, однако собственник этого не захотел.

Однако вернемся к тому, что так сильно меня тревожит. Почему себя так странно повел Лабинов на этой встрече? Почему у него такое «выгораживающее» отношение к человеку, который развалил некогда процветавшее предприятие и заморил голодом столько невинных жизней? Попробуем разобраться.

Экс-губернатор Александр Худилайнен и бизнесмен Айво Халлист. Фото: gov.karelia.ru
Экс-губернатор Александр Худилайнен и бизнесмен Айво Халлист. Фото: gov.karelia.ru

С мая 2012 года губернатором Карелии был назначен Александр Худилайнен. По словам Халлиста, первый раз он приехал в республику летом 2012 года. С 2014 года началась его авантюра под названием «глубоководный порт в Кеми». Авантюра, которой оказывала поддержку Корпорации развития Карелии, а ей, напомним, руководила чудом избежавшая уголовного преследования экс-депутат республиканского парламента Анна Позднякова, особа, по слухам, весьма приближенная к Худилайнену. Потом появилась в 2015 году афера с «козьей фермой» в районе Сортавалы. Всевозможное содействие этой афере также обещала оказывать Корпорация развития Карелии и … министерство сельского хозяйства! Но никакой фермы в итоге не возникло, а возникло стойкое ощущение, что подавляющее большинство членов правительства Карелии внимали с открытыми ртами «сказкам» Халлиста.

Почему же для эстонского бизнесмена в республике везде горел зеленый свет? Не потому ли, что он, как утверждают злые языки, приходится родственником бывшему губернатору Худилайнену, а именно свояком? Тогда понятно, почему, не смотря на многочисленные заявления работников АО «Пряжинское», никто в прокуратуре Карелии не предпринимал особых мер, чтобы ситуацию исправить. Понятно, почему Лабинов не осуждает публично Халлиста, и почему наш губернатор Парфенчиков ни разу не высказался о деятельности Халлиста, «прославившей» нашу республику не с лучшей стороны далеко за ее пределами, если вспомнить репортаж лондонской «Daily Mail». Понятно, почему деятельностью Халлиста не займутся правоохранительные органы. Не трудно предугадать, что, если произойдет чудо, и Халлист все-таки понесет ответственность, это может оказаться серьезной угрозой и для вероятного его родственника Худилайнена, а может, и для многих членов его бывшей команды. Но готов ли на это пойти Парфенчиков, губернатор нынешний? Будет ли глава Карелии прикрывать деятельность вероятного семейного подряда Худилайнена-Халлиста или нет? Вот в чем вопрос.