Где в Финляндии клубника, там в Карелии – пустырь

0
1444
Жители Карелии на клубничных плантациях в Финляндии. Фото: Зульфия Шевченко
Жители Карелии на клубничных плантациях в Финляндии. Фото: Зульфия Шевченко

Искать свой экономический путь – какое-то проклятие нашей республики. И, вроде бы, много чего ценного в Карелии есть – от алмазов до урана, а сколько лесов еще осталось, которые можно не только вырубать, но и дикоросы в них собирать! Сколько богатых рыбой рек, озер, и даже море одно имеется, сколько пахотных земель! Но наперекор всему край наш беднеет и теряет население год за годом. А в соседней Финляндии люди живут припеваючи, да еще приглашают к себе работников из других государств, чтобы на местных плантациях урожай собирать…

Вот и учительница Зульфия Шевченко из поселка Кубово, что в Пудожском районе, восьмое лето проводит за сбором клубники, малины и других даров земли финской на ферме Микко Руоттинена, расположенной в 50 километрах от Савонлинны. Да-да, того самого городка с 35 тысячами населения (примерно наша Кондопога), занятого на 70 процентов в сфере обслуживания, куда прямиком из Карелии в конце июля улетел президент Путин, чтобы принять участие в традиционном оперном фестивале, прославившем Савонлинну.

Средневековая крепость в Савонлинна, где проходит знаменитый оперный фестиваль. Фото: Валерий Поташов
Средневековая крепость в Савонлинна, где проходит знаменитый оперный фестиваль. Фото: Валерий Поташов

– Мы хотели в 27 июля съездить в Савонлинну, – рассказывает Зульфия, – но Микко объявил рабочий день. Трудились долго, устали, поэтому отказались от планов посмотреть на город в день встречи президентов России и Финляндии. Погода в этом году сложная, дождливая, работали практически в перерывах между дождями, иногда – в дождь. Поэтому любой погожий день – ударный…

Нынешним неласковым летом на плантациях Микко Руоттинена для ловких рук сборщиков урожая работы тоже хватало. Дело в том, что несколько лет назад, заботясь о стабильности своего дела, фермер установил на полях более 20 парников, которые тянутся на десятки метров, защищая растения от природных катаклизмов. Вложенные средства окупаются сторицей – на полях Микко всегда отличный урожай. По нашей просьбе Зульфия Шевченко рассказала, как организована работа на финской ферме и какой заработок в сравнении с ее учительским будет по итогам трудового десанта в Финляндию.

Зульфия Шевченко на сборе клубники в Финляндии. Фото из личного архива
Зульфия Шевченко на сборе клубники в Финляндии. Фото из личного архива

– У нас в хозяйстве Kulmalan Tila работало около 90 человек: 30 из России (то есть из Карелии) и около 60 – из Украины. Из Карелии – в основном, учителя, есть несколько студентов. В этом году прибавилось молодежи, с нами трудились школьники 14–17 лет – дети, тех, кто приехал на заработки. География нашей республики была представлена широко: Петрозаводск, Суоярви, Кемский, Олонецкий и Пудожский районы. Заработки в месяц примерно в 4-5 раз больше, чем на основной работе на родине при условии, что из-за непогоды эти летом неполная занятость. Работников много, ягоды не хватало, и она сильно гнила, трудились всего в день по 4–6 часов. За три недели только два или три дня работали 7 и 8 часов. Хозяйству Микко Руоттинена около 15 лет, собирать ягоды для меня не очень сложно, но и не очень легко. Работа внаклонку, с 5 утра. Самое главное тут – хорошее здоровье и трудолюбие. Нормы нет, работа сдельная, оплата за килограммы собранной ягоды…

Понятно, что на заработки в Финляндию жители Карелии едут не от хорошей жизни. Если бы подобные фермерские хозяйства (о которых дальше разговоров на уровне правительства Карелии уже не один год ничего не происходит) появились в республике – ягодой можно было завалить полстраны. Финны в свое время охотно делились технологиями с начинающими карельскими фермерами и помогали им практически на безвозмездной основе закладывать плантации, но, оказалось, что не в правилах нашего государства принимать жесты доброй воли. Загнулись на карельской почве ростки финского опыта без должной поддержки и внимания со стороны власти.

Ягодный бизнес приносит финнам серьезный доход. Фото: Зульфия Шевченко
Ягодный бизнес приносит финнам серьезный доход. Фото: Зульфия Шевченко

Зульфия Шевченко вместе с мужем Виктором закончила Ленинградскую лесотехническую академию, после которой супруги были распределены в Карелию, в Кубовский леспромхоз, где и осели. Неисчерпаемые восполнимые богатства Пудожского края (лес с его дикоросами и обширные сельхозугодья) сподвигли Виктора подготовить научно обоснованный комплексный проект модельной территория устойчивого развития на базе Кривецкого и Кубовского сельских поселений Пудожского района Республики Карелия, которая расположена между Водлозерским и Кенозерским национальными парками. Проект предусматривает несколько направлений развития местной экономики, включая фермерское освоение заброшенных земель и экологический туризм. Увлеченные проектом и обнадеженные радужными обещаниями власти о поддержке гражданских инициатив, супруги приобрели дом-памятник Шляминых в старинной русской деревне Усть-Колода (Кубовская) на слиянии рек Водла и Колода, по которым любят путешествовать туристы. Но в какие только двери не стучались Шевченко со своими идеями – все впустую! С тех пор с треском провалилась «Пудожская Ривьера» Нелидова, канул в небытие «Пудожский мегапроект» Худилайнена. Недавно новое руководство Карелии выдвинуло очередные инициативы по выводу экономики из кризиса, в том числе предложено сделать брендом мармелад из дикорастущей рябины, который, якобы, был популярен у местного населения когда-то…

Поток высосанных из пальца фантазий неисчерпаем. А, может, все-таки пора услышать предложения граждан, так сказать – от земли и от жизни идущие?

На делянке в Пудожском районе. Фото: Валерий Поташов
На делянке в Пудожском районе. Фото: Валерий Поташов

Тут хочется процитировать фрагмент проекта Виктора Шевченко, касающийся устойчивого лесопользования на модельной территории, предусматривающее комплексное использование всех лесных ресурсов. По мнению автора, устойчивое лесопользование должно осуществляться по принципам Лесного Попечительского Совета (Forest Stewardship Council – FSC), что улучшит экспортные возможности региона. «Использование древесины планируется по двум направлениям. Производство деревянных домов (Вектор KD – 6000) с использованием технологий программы «Экодом» (Passive house) и производство топливных гранул, пеллет (pellets). Это позволит использовать заготовленную древесину на 100 процентов. В том числе, крону дерева (ветви, листья хвою), а также низкокачественную древесину и древесину от рубок ухода. Рабочий проект комплекса по переработке растительного сырья, древесной зелени (проектная, сметная и конструкторская документация) прошел все необходимые экспертизы Республики Карелия. По результатам совместной экспертизы министерства экономики и антимонопольного комитета Российской Федерации проект включен в десятку лучших проектов по Российской Федерации как инновационный и конкурентоспособный».

Надо пояснить, что Виктором Шевченко разработана проектная документация цеха по переработке растительного сырья, которая позволяет в одном технологическом процессе получать водорастворимые и жирорастворимые компоненты и не имеет аналогов. Технология рассчитана на переработку бросовых веток, листьев и хвои, а также травянистых лекарственных растений. Она способна объединить интересы лесного и сельского хозяйства, биотехнологии, фармацевтической, парфюмерной и косметической промышленности и позволяет получать экологически чистую продукцию, которая может использоваться даже в космонавтике, оборонной промышленности и ядерной энергетике (в качестве средств радиационной защиты). Но никому в Карелии это не интересно…

Правительство Карелии. Фото: Валерий Поташов
Правительство Карелии. Фото: Валерий Поташов

Между тем в поисках новых стимулов для граждан, зарабатывающих по старинке на дарах леса, в правительстве Карелии предложили увеличить закупочную цену для сборщиков ягод. Премьер-министр правительства Карелии Александр Чепик заявил, что основную долю прибыли от лесного бизнеса получают не местные жители, которые ежегодно заняты в лесу собирательством, а предприниматели. При этом прибыль бизнесменов, трудящихся на сборе ягод, весьма внушительна. «Важно, чтобы этот уровень прибыли спускался с их бизнеса в доход тех лиц, которые проживают у нас в деревнях. Нам важно, чтобы люди там жили, нам важно их материально поддержать, – сказал Александр Чепик. – Надо поднимать цены на закупку этих грибов и ягод, чтобы люди зарабатывали, как можно больше. Мне не нужны с них налоги. Мне важно, чтобы люди в деревнях жили, были более обеспечены материально».

Депутат Законодательного собрания Карелии Андрей Рогалевич в связи с этим написал в соцсетях: «Плохо себе представляю, как правительство собирается это делать – оказывать поддержку. Обязать предпринимателей? Не думаю, что это получится. К тому же государство не имеет права вмешиваться в работу предпринимателя. Ввести госрегулирование цен для сборщиков дикоросов? Сомнительная идея. Может, существуют какие-то иные схемы о которых знает только премьер-министр?».

Премьер-министр Карелии Александр Чепик. Фото: Сергей Мятухин
Премьер-министр Карелии Александр Чепик. Фото: Сергей Мятухин

Потуги новой правительственной команды произвести прорыв в области использования природных богатств Карелии, скорее всего, снова окажутся тщетными. Все эти придумки типа мармелада из дикой рябины и стимулирования собирательства (слово-то какое – прямо каменный век!) похожи на плохую, без серьезной экономической проработки самодеятельность. Вероятно, пора снова брать уроки рачительного землепользования у соседей, ведь у них все получается! И делиться своими умениями они по-прежнему готовы.

– Пусть наши чиновники приезжают за опытом к Микко Руоттинену, пусть приезжают фермеры и перенимают у него опыт работы, – советует Зульфия Шевченко. – Он очень опытный и коммуникабельный человек, очень увлеченный своим делом, показывает превосходные результаты по выращиванию ягод. Ежедневный сбор клубники в дни пика составляет около 5 тонн. Ягоды продаются в розницу в магазинах, в собственном магазинчике на ферме. Много ягод идет в заморозку, а также на йогурты и на соки. Микко выращивает клубнику, малину и в прошлом году мы стали собирать черную смородину. Он даже написал книгу о результатах выращивания клубники и малины в парниках в условиях юго-восточной Финляндии. Наш фермер руководит плодово-ягодной ассоциацией фермеров района Миккели, включающей 80 хозяйств, выращивающих ягоды в этом районе Финляндии. Вообще, он замечательный человек, великий труженик и увлеченный своим делом человек. Мы очень уважаем и любим его за профессионализм и человеческие качества…

Финский фермер Микко Руоттинен. Фото из личного архива
Финский фермер Микко Руоттинен. Фото из личного архива

И снова вернемся на нашу измученную чиновничьими надуманными «проектами» и одновременно очень богатую (в отличие от соседней Финляндии, где научились извлекать пользу практически «из ничего»), землю. Вот только богатства эти бездарно транжирятся, и пылящийся на полке годами проект Шевченко – наглядное тому подтверждение.

Комментарий депутата Законодательного Собрания Карелии Андрея Рогалевича:

Андрей Рогалевич. Фото: Валерий Поташов

– История семьи Шевченко лично для меня лишнее подтверждение тому, что наш чиновник имеет примитивный взгляд на то, как должна развиваться республика. То, что правительство со своими министерствами и комитетами превратилось в большой аппарат статистов ни для кого уже не является секретом. Собирать, обобщать и выводить среднее значение – именно этим и занимается большинство государевых людей. И все же, иногда, под эгидой каких-нибудь форумов чиновник пытается найти панацею от затяжного экономического падения республики. Правда заканчивается это очередной поддержкой «переработки дикоросов» или призыва к предпринимательскому сообществу «приходите, предлагайте, а мы поможем». В бездну, тому пример – Надвоицы, спускаются миллиарды рублей на создание промышленных площадок, на которые, как оказывается позднее, инвестор-то не очень и идет. Пытаясь поддержать «фантазийные» проекты, чиновник игнорирует то, что может реально работать и приносить не только деньги в бюджет. Пример тому проект, который не имеет аналогов в мире и который пытается начать реализовывать на протяжении долгого времени Виктор Федорович Шевченко. Пытается доказать его уникальность и конкурентоспособность. Тем более это не просто слова, а рабочий проект, состоящий из нескольких десятков томов.

С Виктором Федоровичем мы познакомились совершенно случайно. На заданный мной вопрос о необходимой помощи, он попросил организовать встречу ученых с главой республики, так как направляемые им письменные обращения в республиканские министерства кочуют из одного в другое и результат от этого – пустые отписки. С ним выработали ряд необходимых шагов, включая и обращение к президенту Путину, который не так давно дал поручение проработать вопрос по глубокой переработке древесины в Карелии. Полагаю, что республике нельзя упускать этот проект, тем более что интерес к нему неоднократно проявляли некоторые зарубежные партнеры России. Повторюсь, в силу его уникальности.