Что в имени твоем?

1
1005
"Калевала" - самый известный бренд Карелии: на снимке - известный художник Александр Жунев завершает роспись фасада кинотеатра "Калевала" в карельской столице. Фото: Валерий Поташов

Калевала – это не просто часть территории нашей республики. С этим местом связано главное, чем известна Карелия в мире – с рунами карельского народа, которые составили основную часть карело-финского эпоса «Калевала». Но это не только всемирно известный бренд, это еще и земля, на которой в прошлом столетии разворачивались драматические события, о которых спустя много лет мы так мало знаем. История древней земли Калевалы знает и помнит такие исторические эпизоды, которые никак не вписываются в сегодняшнюю официальную историю республики, готовящейся встретить свое столетие.

Калевальский район, расположенный на северо-западе Карелии в пятистах километрах  от Петрозаводска, имеет свою, несколько отличную от остальной республики, историю. Впрочем, в силу географического положения и исторических процессов, происходивших на этой земле, край Калевалы (как его еще часто называют) отличается от остальной Карелии своей особой ментальностью, культурой и самобытностью, остатки которой еще можно встретить в деревнях района.

Достояние республики

Скалистые острова на озере Среднее Куйтто. Фото: Андрей Туоми
Скалистые острова на озере Среднее Куйтто. Фото: Андрей Туоми

Начать следует с того, что название району дал эпос «Калевала», большая часть рун которого (по некоторым оценкам более 90%) была собрана Элиасом Леннротом именно на этой территории. Районный центр, расположенный на берегу озера Среднее Куйтто, до середины 60-х годов прошлого столетия носил свое исконное, древнее название Ухта (Uhtua – по-карельски), в то время как район является Калевальским еще с 1927 года. Очевидно, что переименование района, а затем и районного центра носило чисто политический и идеологический мотив: советская власть таким образом «застолбила» за СССР право называть эпос «Калевала» достоянием всего советского народа. Характерно, что именно в период конца 20-х и начала 30-х годов местные карелы-рунопевцы начали исполнять руны нового, советского времени. Пелось в них, конечно же, о том, «как хорошо в стране советской жить», о прелестях колхозного строительства, о дорогах, ведущих карельский народ прямиком в коммунизм.

Закрытая тема

Впрочем, переименование носило и еще один скрытый смысл: из народной памяти надо было любыми способами вычистить и вытравить память о событиях 20-х годов, когда на территории нынешнего Калевальского района возникло независимое северокарельское государство Ухтинская республика, жестоко подавленное и уничтоженное силами многотысячной группировки Красной армии в период первой «Зимней войны» на территории северной Карелии. В ход были пущены не только штыки и пушки, во всю работала и пропагандистская советская машина, до неузнаваемости исказившая и перевернувшая с ног на голову сам смысл происходивших здесь событий. И даже теперь, спустя почти сто лет, в республике с опаской говорят об Ухтинской республике, страшась обвинений в сепаратизме и «карельском экстремизме». А перед словосочетанием «Ухтинская республика» предпочитают добавлять эпитеты: марионеточная, белофинская, сепаратистская.

Колыбель национальной литературы

Еще одной характерной особенностью Калевальского района является тот факт, что именно эта земля дала республике целую когорту национальных писателей, сформировавших в советское время карельскую литературу республики. Яакко Ругоев, Ортье Степанов, Пекка Пертту, Антти Тимонен – все они были уроженцами Калевальского района и, как тогда считалось, продолжателями рунопевческих традиций известных всему просвещенному миру исполнителей карельских рун Перттуненов, Маалиненов, Киэлевяйненов. Как бы там ни было и какие бы идеологические планы не строила советская система, карельские писатели шли своей творческой дорогой и явили миру действительно настоящую карельскую литературу, которая явилась фундаментом культуры карельского народа в целом. Более того, именно калевальские карельские писатели перебросили через границу своеобразный «мост дружбы» и во многом способствовали возобновлению и восстановлению разрушенных советской системой исконно братских и дружественных отношений с Финляндией.

Главная легенда края

Сосна Леннрота. Фото: Андрей Туоми
Сосна Леннрота. Фото: Андрей Туоми

Однако вернемся к современности. Сегодняшний облик Калевалы и Калевальского района мало говорит о том, что вы находитесь на земле с богатой и самобытной историей. Единственная широко известная достопримечательность поселка – это сосна Леннрота, под которой, по преданию, финский собиратель народного фольклора Элиас Леннрот записывал карельские руны от местных сказителей.

Впрочем, история о сосне Леннрота появилась только в советский период. Понятно, что советской идеологии нужно было нечто знаковое, точка опоры на народ, его культуру и традиции. Так и появилась сосна Леннрота. И едва ли знаменитый собиратель рун записывал под этой сосной что-либо, для этого у него были гораздо более удобные и комфортные условия в домах местных крестьян, где он останавливался, но, как говорится, легенда – есть легенда. Легенда, как и аксиома, доказательства не требует. И, в общем-то, не удивительно, что сосна Леннрота появилась именно в советском районном центре, хотя наибольшее количество рун Леннрот записал в окружающих Ухтуа деревнях: Вокнаволоке (Vuokkiniemi), Суднозере (Venehjärvi), Ладвозере (Latvajärvi), Войнице (Vuonnini). В этих деревнях нет ни подобных сосен, ни камней, ни полян.

Чужие имена чужих героев

Уже с начала 90-х годов прошлого столетия журналисты Калевальского района целенаправленно и последовательно пишут о проблеме увековечения исторических событий и личностей хотя бы в названиях улиц районного центра. К нашему общему стыду, в поселке есть всего три улицы, в названиях которых отражена история района: улицы Вяйнемейнена, Михеевой (народная сказительница), улица Руны Калевалы, больше напоминающая переулок. Все остальное – стандартное и обезличенное наследие «совка».

Вы не найдете в Калевале улиц писателей Яакко Ругоева или Ортье Степанова, зато легко обнаружите улицы Пионерскую и Комсомольскую, не отыщете улицу Леннрота, зато две главных улицы поселка до сих пор носят названия Ленина и Советская. Партизанская, Красноармейская, Бруно Лахти (местный герой-партизан), Гагарина, Стрельникова – стандартный военно-политический набор. Ну и просто от скудоумия: Западная, Восточная, Лесная, Полевая, Мичурина, Береговая, Студенческая, Гидростроителей, Сельская, Дорожная, Совхозная и даже Каменистая. Коммунисты знали свое дело туго: для того, чтобы обезличить народ, достаточно забрать у него его историю и его героев, предложив взамен своих — героев советской эпохи.

Улица Вяйнямейнена в районном центре Калевала. Фото: Андрей Туоми
Улица Вяйнямейнена в районном центре Калевала. Фото: Андрей Туоми

Хорошо забытое новое?

В новейшей истории Калевалы и Калевальского района, кроме вышеназванных выдающихся писателей, есть, по крайней мере, три имени, которые заслуживают того, чтобы быть увековеченными в народной памяти: Матти Пирхонен, заслуженный учитель республики и почетный гражданин Калевалы (именно он учил и воспитывал карельских писателей); Вейкко Пяллинен, талантливейший карельский калевальский композитор и поэт, оставивший после себя богатейшую коллекцию музыкальных произведений и песен на карельском и русском языках. Ежегодно в республике проводится даже музыкальный фестиваль его имени, но парадокс – в поселке нет улицы с его именем; Ойва Мякеля — человек-легенда, журналист, мэр района, общественный деятель, благодаря которому в Калевале появились православная и лютеранская церкви, здания детской консультации (ныне – музыкальная школа) и лучшего на севере республики родильного дома. Большой патриот и совершенно бескорыстный человек, он руководил районом в самый сложный период 90-х годов, а все свои добрые дела на благо поселка сделал уже будучи простым руководителем общественной организации «Ухут-сеура», когда благодаря его стараниям и энтузиазму в районе были реализованы строительные проекты ТАСИС, в результате которых Калевала совершенно бесплатно получила первоклассные здания, построенные по самым современным технологиям. Теперь об этом напоминает только маленький скромный памятный знак, установленный во дворе Храма Петра и Павла в Калевале. Даже родильному дому никто из властьимущих или депутатов не удосужился присвоить имя Ова Мякеля, хотя предложения на этот счет звучали неоднократно.

Хроника гнусных времен

Что это – зависть, ревность, недостаток бюджетных средств или просто тупое неприятие всего местного, национального, традиционного? Скорее всего – это общая тенденция к обезличиванию, которая давно и прочно установилась в нашей стране в качестве нормы. Даже не в советские, а в более ранние времена, когда село Ухтуа относилось к Ухтинской волости Кемского уезда Архангельской губернии. Идеология Российской империи мало чем отличалась от идеологии советской империи в плане уничтожения всего национального (а значит – неминуемо сепаратистского). Мало чем отличается от своих предшественниц и идеология неоимперии под названием Российская Федерация. Разве что гораздо большим разбродом и шатанием из стороны в сторону, когда в одном котле булькает жуткое варево из победобесия, национальных традиций, знамен «Единой России», распускаемых по всякому поводу, языческих обрядов и религиозных праздников. Отсюда и полная каша в головах, и незнание истории, и катастрофическое непонимание того, откуда мы и куда идем.

Дом Моберга - историческое здание в Калевале, реставрация которого продолжается более 13 лет. Фото: Андрей Туоми
Дом Моберга – историческое здание в Калевале, реставрация которого продолжается более 13 лет. Фото: Андрей Туоми

Деградация памяти

Впрочем, такая деградация исторической памяти, культуры и традиций народа всячески поощряется сверху. Всякий новый правитель, что у руля страны, что у руля республики, что у руля муниципалитета старательно создает иллюзию, что все исторически значимые события и свершения происходят именно здесь и сейчас – в период его «царствования», а все что было до – значение имеет столько поскольку. Возьмем хотя бы тот же столетний юбилей Республики Карелия, который с такой помпой готовятся отметить в нашей республике. Медленно, но верно, в сознании обывателя затирается тот факт, что отмечать-то, собственно говоря, мы будем всего-навсего столетие со дня основания Карельской Трудовой Коммуны (что даже примерно не соответствует статусу республики). «Столетие Карелии», «Карелии – 100 лет» – эти ярлыки распространяются повсеместно, создавая полную иллюзию того, что Карелия, как таковая, существует ровно сто лет. А до сего момента не было никакой Карелии, не было карелов, не было вообще ничего – край непуганых птиц, край нехоженых троп. Так ведь удобнее: зачем загружать головы жителей Карелии отдаленными историческими событиями, зачем говорить о средневековом государстве Корела, об Ухтинской республике, о Карело-Финской СССР, о суверенитете Республики Карелия, провозглашенном в 90-х годах прошлого столетия? Ведь так гораздо проще: обозначить самую близкую дату, как точку отсчета, и отметить столетие республики с поп-корном и сладкой ватой. У обывателя империи должна быть только ближняя история, остальные подробности ему знать ни к чему.

Непомнящие родства

Цель в общем и в целом достигнута: вырастает уже, по меньшей мере, второе поколение «иванов не помнящих родства», для которых история республики и страны ужалась до состояния сухофрукта: от Берлина 1945 года до великого Путина, минуя все предыдущие и все промежуточные этапы. И если вы на уроке истории в средней школе заявите, что над Рейхстагом развевался флаг «Единой России» – большинство вам, скорее всего, поверит на слово. А сомневающихся переубедить можно будет минут за пятнадцать. В стране, где тотальная ложь – историческая, политическая, социальная и общественная – давно и прочно стоит на службе пропаганды, за истину сойдет все, что будет заявлено с экрана телевизора. И чем наглее эта ложь, тем быстрее в нее поверят.

Все начинается с улицы

Спросите сегодня на улице Советской в поселке Калевала, где сурово смотрит на дорогу каменная голова Владимира Ильича, кто такой Ленин – вы услышите все, что угодно, от «великий политический деятель» до «основатель нашего государства», но не то, что Владимир Ильич отправил 30 тысяч штыков, усиленных бронепоездами и аэропланами на уничтожение Ухтинской республики и ее строптивых обитателей. К слову, как из числа карелов, так и из числа русских, коих к тому времени тут было уже не мало. Или вспомнят слова великого вождя о том, что «карелы – народ трудолюбивый, я верю в их будущее», но едва ли свяжут имя вождя с сотнями и тысячами посаженных в застенки ВЧК-НКВД и расстрелянных советской властью жителей района. Ибо свято верует народ в искренность помыслов вождей и в святость всего, что творится и делается от имени государства и от его, народа, имени. А ведь по большому-то счету все начинается с улицы, в имени которой легко «прописывается» кто угодно, но не карел, не местный, не уроженец этой древней земли. Нет пророков в своем Отечестве и едва ли они скоро появятся.

Загрузка...