Александр Степанов

Александр Степанов

Журналист и блогер. Успел побывать - рабочим нижнего склада Олонецкого леспромхоза, солдатом Группы советских войск в Германии, машинистом котельной, учителем истории, корреспондентом газеты "Олония", помощником депутата Жореса Алферова, депутатом Законодательного Собрания Карелии двух созывов.

90 лет назад, 26 января 1930 года произошло символическое событие в истории нашего города – постановлением президиума Петрозаводского горсовета был закрыт центральный Кафедральный собор Петрозаводска. Закрыт навсегда, а впоследствии снесен. Однако история не всегда движется по прямой и ровной линии. Вот и ныне тема возвращения церковной собственности, как и восстановления петрозаводских храмов, усилиями местного актива РПЦ периодически всплывает в общественном сознании. Как это было три года назад с проектом восстановления часовни Фаддея Петрозаводского. Правда, из всего тогдашнего шума и разного рода обещаний пока в наличии присутствует лишь аккуратно вырытая яма на площади Кирова. Нынешнее же 90-летие закрытия главного храма Петрозаводска вообще прошло незамеченным. А жаль. Ведь его история, если разобраться в деталях, во многом показательная.

Начало строительства храма, позже получившего название Святодуховского, было положено в 1860-м году, когда на эти цели из государственной казны была выделена весьма крупная по тем временам сумма в 55 тысяч рублей серебром. Местные жители из числа активно верующих деньги, конечно, тоже собирали, но их взносы были раз в десять меньше. Тут нужно вспомнить, что в это же самое время система народного образования в Олонецкой губернии находась в плачевном состоянии. Всего в нашем обширном крае насчитывалось 223 начальных школы. Одна школа действовала на площади в 503,68 кв. версты, одно сельское училище приходилось на 1299 жителей. В среднем, в одной школе обучалось около 15 мальчиков и 3 девочек, то есть всего – 18 человек. Получается, большая часть жителей Олонецкой губернии не могла ту же Библию и прочие религиозные книги даже по слогам прочитать! А тут весьма помпезное здание на 12-тысячный город решили возвести. Впрочем, мы и сейчас, в нынешней политической и экономической реальности можем наблюдать очень похожие явления.

Собор возводили не торопясь, и лишь в 1872 году он был торжественно освящен. Отметим первый момент – здание было построено в основном на государственные деньги. Вообще, до революции церковное имущество было частью государственного имущества, оно и называлось — имущество ведомства православного вероисповедания, то есть имущество Священного Синода, являвшегося тогда фактически «министерством по делам религии». А вся русская православная церковь официально была на государственном финансировании, официально всё духовенство, кроме монахов, и светские чиновники Синода получали государственное жалование. Следовательно, с юридической точки зрения любая власть, хоть царская, хоть Временное правительство, хоть большевики, имела полное право забрать у церкви, являвшейся фактически казённым учреждением, собственность, которой церковь всего лишь пользовалась. Так что, когда нынешние представители РПЦ жалуются, что у них отобрали то или иное здание – они чаще всего вводят людей в заблуждение. Это было не их имущество.


Второй вопрос касается истории закрытия Святодуховского кафедрального собора. И тут не обойтись без цитирования недавно изданной книги «Петрозаводск Валерия Верхоглядова: записки краеведа». Книги, конечно, неоднозначной, в которой бывший работник печатного органа карельского обкома ВЛКСМ походя клеймит советское прошлое, в том числе историю с уничтожением Святодуховского собора. Но надо отдать должное Валерию Верхоглядову – события и факты, касавшиеся процесса его закрытия, он описывает подробно и дотошно. Что же получается?

Решение об участи Святодуховского собора принималось не за закрытыми дверьми, и не просто публично, а в результате массовой общественной кампании, голосований на массовых собраниях. За это выступали рабочие, комсомольцы, школьники, женская общественность: «Делегатское собрание работниц Онегзавода высказалось за передачу кафедрального собора под культурное учреждение.

– Мы недостаточно культурно обслужены, наши дети не охвачены школами, – сказали делегатки, – между тем церковь стоит без всякой пользы и распространяет религиозные предрассудки…».

Как пишет Валерий Верхоглядов:

«В голосовании о закрытии участвовало не менее 20 тысяч человек. Если исключить из общего числа петрозаводского населения детей, больных и уехавших в лес и т.д., то можно сказать, что приговор собору вынесен всем населением». Противников почти не было, кроме группы старушек и торговок, один раз пришедших в горсовет.

Это голосование по масштабу никак нельзя сравнить с нынешними «общественными слушаниями» в мэрии по разным градостроительным вопросам и даже интернет-голосованиями. Было ли в этом случае задействовано пресловутое «административное давление»? Конечно, было. Как в любой стране при любой власти, разница тут лишь в методах. Но ведь факт в том, что проводившие антицерковную кампанию большевики были не «рептилоидами, прилетевшими с планеты Нибиру», как хотелось бы это представить некоторым нынешним иерархам РПЦ, а частью народа. Который тогда в значительной мере эту кампанию поддержал, так как еще до 1917 года авторитет церкви среди населения был не очень высоким.

Сначала в здании собора предполагалось устроить кинотеатр, но потом по предложению женской общественности открыли самую большую в Петрозаводске столовую. А в 1936 году его снесли. Конечно, если бы это здание сохранилось, сейчас оно считалось бы местной достопримечательностью и памятником архитектуры, хотя отнюдь не уникальным. Между прочим, к моменту закрытия кафедральному собору Петрозаводска было менее 60-ти лет. Возраст нынешних хрущевок. Здание петрозаводского кинотеатра «Сампо», которое пало жертвой определённых бизнес-интересов, на момент своего разрушения было заметно старее…

В конце данного повествования можно было бы сделать некий обобщающий вывод, какое-то глубокомысленное нравоучение. Впрочем, а зачем? Последние два столетия истории России вызывают столько нешуточных споров, что любой человек из предложенных автором фактов сделает свои собственные выводы.