Аварийное жилье, сельские школы и права заключенных: о чем говорили жители Карелии с московскими правозащитниками

0
965
Выездное заседание Совета по правам человека при Президенте РФ
Выездное заседание Совета по правам человека при Президенте РФ. Фото http://president-sovet.ru

Информацию о том, что выездное заседание Совета по правам человека при президенте РФ состоится в Карелии 8-10 февраля, «Черника» получила из Москвы за три недели до этого события. А когда мы рассказали об этом читателям и те, в свою очередь, стали выяснять в администрации главы республики, как можно записаться на прием к правозащитникам,  в ответ услышали:  никто ничего не знает, дескать, обращайтесь… в «Чернику»!

Но, несмотря на то, объявление о приеме граждан  чиновники дали всего за два дня до приезда членов СПЧ, наплыв униженных и оскорбленных, не находящих помощи и поддержки у себя в республике граждан, оказался внушительным. 9 февраля прием граждан  шел до часу ночи.

О мероприятиях, которые проводили в Карелии московские правозащитники,  говорят те, кто лично принял в них участие.


Елена Пальцева, председатель комиссии по гражданскому обществу и межнациональным отношениям Общественной палаты Карелии
Елена Пальцева

Елена Пальцева, председатель комиссии по гражданскому обществу и межнациональным отношениям Общественной палаты Карелии:

– Думаю, что дать полную и объективную оценку выездному заседанию СПЧ можно лишь спустя некоторое время. Но вот некоторые впечатления.

Первое, что непременно нужно отметить, это высочайшая трудоспособность членов Совета. За три дня работы они сумели просканировать все ключевые проблемы с соблюдением и реализацией прав человека в Карелии и сформулировать предложения и замечания. Это поразительно: до часу ночи вести прием граждан, а в десять утра уже иметь на руках анализ собранных нарушений с готовностью их обсуждать.

Второе: на этом контрасте бледно, я бы сказала, бесцветно, выглядит работа Совета по правам человека при главе Республики Карелия. Сегодня создается видимость работы: ни одна проблема, озвученная Советом по правам человека при президенте РФ, не находится в работе у карельского совета! Более того, со стороны министерства по вопросам национальной политики, взаимодействию с общественными, религиозными организациями мы видим сопротивление, когда речь идет о расширении повестки работы Совета на 2017 год («Черника» писала об этом http://mustoi.ru/kto-uslyshit-golos-grazhdanina/).

Третье: форма работы СПЧ в виде выездных мероприятий имеет огромную пользу для региона, куда совет десантирует своих членов. Сбор информации о соблюдении прав человека происходит из разных источников, и  по итогу создается вполне объективная картина. А картина с соблюдением прав человека в Карелии получилась невеселая: люди не находят понимания в коридорах власти, сталкиваются с несправедливым правосудием. Вот для контраста два судебных приговора прошлого года. Осужденные – чиновники одного уровня, муниципального. Чиновник, который причинил ущерб государству в 36 тысяч рублей, отправлен судом в колонию-поселение на полтора года (!), а второй чиновник за причиненный ущерб на сумму более 87,9 миллионов рублей приговорен к штрафу в 110 тысяч рублей и с неснятой судимостью уже трудится на муниципальной службе.

Четвертое: поразило количество людей, которые желали встречи с членами СПЧ. Это ли не повод задуматься властям, что механизмы по защите прав человека в республике не работают должным образом, и приезд СПЧ был для многих как луч света.

Пятое: я не разделяю лестные оценки, которые  члены  СПЧ дали работе нашей прокуратуры. Да, бывают случаи, когда прокуратура выходит с исками с защиту интересов граждан. Но это нечастое явление. Граждане постоянно жалуются на формальный подход при рассмотрении их жалоб и обращений.

Шестое. Полностью согласна с мнением членов СПЧ, что в Карелии сильное гражданское общество. Но вот наладить взаимодействие с гражданским сектором, увидеть в нем помощника, власти не удается. Наиболее отчетливо это видно в работе уполномоченного по правам ребенка Оксаны Старшовой. Не знаю почему, но Оксане Старшовой ближе правительственные круги, чем сильные общественники, годами занимающиеся защитой прав ребенка в Карелии.

Очень надеюсь, что визит членов СПЧ даст свои результаты. Но уже то, что так глубоко копнули проблему пыток в ИК-9 и ИК-1, что документы по ситуации с «САНой» попали в поле зрения московских правозащитников, что впервые за долгие годы так открыто и масштабно подошли к обсуждению темы соблюдения прав человека – все это позволяет говорить о безусловной пользе трех дней работы СПЧ в Карелии.


Валентина Евсеева, депутат Медвежьегорского районного совета
Валентина Евсеева

Валентина Евсеева, депутат Медвежьегорского районного совета:

– Информацию о выездном заседании президентского Совета правам человека  власть, в том числе районная, старательно замалчивала. Спасибо интернет-журналу «Черника» за информирование. Между тем только в Медвежьегорске активно обсуждаются три проблемы массового нарушения прав граждан. Это нарушение прав работников Медвежьегорского молокозавода на труд – здесь и невыплата заработной платы, и уничтожение элитного стада – основы производства, и грядущее банкротство, которое грозит безработицей для 350 человек. Вторая знаковая проблема – многолетнее нарушение конституционного права граждан на охрану здоровья и благоприятную природную среду в связи с заражением Онежского озера хозфекальными стоками из-за  отсутствия канализационных очистных сооружений. И третье массовое нарушение прав граждан в Медвежьегорске – это проблема расселения аварийного жилья, которое откладывается на неопределенную перспективу.

Узнав, что правозащитники посетят и наш район, я заранее обратилась в местную администрацию по поводу участия в работе группы СПЧ, но получила ответ, что «в Медвежьегорском районе работа группы носит ознакомительный характер с объектами ББК и урочищем Сандармох», чему очень удивилась. Я все же получила приглашение принять участие в работе совещания по вопросам по увековечиванию памяти жертв политических репрессий.

Поскольку приема граждан в Медвежьегорске не планировалось, активисты  решили подготовить пакет документов для передачи руководителю СПЧ Михаилу Федотову. А чтобы привлечь внимание членов Совета к нарушению прав, решено было также провести ряд одиночных пикетов в день их приезда в Медвежьегорск.

И тут начались странности. Замглавы администрации Евгений Михайлов пообещал мне заранее, что мы сможем передать документы правозащитникам. Но  поздним вечером накануне встречи мне сообщили, что совещание членов СПЧ по итогам посещения Медвежьегорска будет проходить в закрытом режиме. Якобы, это распоряжение Москвы. Таким образом, мое приглашение было аннулировано, а новая вводная гласила: можно дождаться окончания совещания и пообщаться в частном порядке.

Но из телефонного разговора с членом СПЧ Сергеем Кривенко выяснилось, что ни о каком закрытом режиме он, как член совета, не знает. Придя на итоговое совещание,  слышу от главы администрации Владимира Карпенко: «Валентина Ивановна, а вы подождите в приемной!» Поясняю, что я – депутат районного Совета…  В ответ слышу, что совещание будет по другим  вопросам, мне тут не место.

Опять возражаю, что у меня и по теме совещания, то есть, по мемориалу в Сандармохе, есть конкретные предложения. Неизвестно, чем бы закончилась наша перепалка, если бы не вмешался руководитель администрации главы республики Анатолий Моисеев. Кстати, предложения по мемориалу в Сандармохе в ходе совещания я, конечно, озвучила, предложив передать мемориальный комплекс на баланс республики, так как у района не хватает средств для его содержания.

Встреча работников молокозавода с членами президентского совета состоялась позже. Внимательно правозащитники отнеслись и к проблеме сохранения экологии Онежского озера, которое является федеральной собственностью и передано Республике Карелия на правах использования с обязательствами по охране озера от загрязнения. Меня обнадежило, что в своих комментариях по итогам выездного заседания Михаил Федотов отметил, что необходимо сохранить Онежское озеро для наших детей и внуков. Значит, голос общественности услышан. Будем ждать первых практических шагов по решению проблемы строительства КОС в Медвежьегорске и надеяться, что в Год экологии это чудо свершится.


Зинаида Строгальщикова, председатель Карельской региональной общественной организации «Общества вепсской культуры»
Зинаида Строгальщикова

Зинаида Строгальщикова, председатель Карельской региональной общественной организации «Общество вепсской культуры»:

– Вепсов волновала сложнейшая обстановка с объектами образования и культуры на их родине. Директор Шелтозерской школы Наталия Быкова говорила, что ранее предусмотренная реконструкция здания Шелтозерской школы  (здание – бывший интернат, спальные комнаты которого по санитарным нормам не могут являться классами для занятий), была снята со всех республиканских программ.

Дома культуры в Рыбреке и Шелтозере находятся плачевном состоянии. В Шелтозере вся культурная жизнь перенесена в музей, в Рыбреке – в школу. И это в поселениях, на территории которых работают более 20 карьеров, круглосуточно вывозящих тонны строительного камня. С момента упразднения Вепсской волости в 2006 году население здесь сократилось почти на четверть.

Дорога до Петрозаводска, куда местное население вынуждено ездить по всем житейским проблемам, разбита, транспортное сообщение жителей не устраивает.

Федеральные средства, которые выделяются малочисленным народам Севера, с каждым годом сокращаются. В 2009 году на 40 народов Севера выделялось 600 миллионов рублей, в этом году – 120. Получается, по 500 рублей на одного представителя коренного малочисленного народа.

Признание карельского языка государственным дала бы большой толчок его развитию, а программа по его реализации могла бы предусматривать постепенное расширение его функций, как это происходит в других республиках, где коренные народы являются меньшинством.

Общей темой была и проблема выделения земельных участков для строительства домов и ведения традиционного хозяйства. Ставился вопрос – почему вдруг началось выделение в Карелии земель казакам, которых в Карелии сроду не было? Высказывалось пожелание выделять всем желающим поселится на родине по гектару, как на Дальнем Востоке.

Надеюсь, что наш непростой разговор даст результат. Рекомендации «круглого стола» будут представлены на сайте  Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека.


Валентина Сукотова, председатель КРОО «Заонежье»
Валентина Сукотова

Валентина Сукотова, председатель КРОО «Заонежье»:

– Собираясь на встречу с  московскими  правозащитниками, я подготовила обращение к председателю СПЧ Михаилу Федотову. В нем указала, что нас, общественников, очень беспокоит положение дел в республике.

2015-2016 учебный год, Медвежьегорский район – болезненная оптимизация сельских школ. Родительская общественность выступила тогда против, просили организовать встречу с главой Медвежьегорского района и директором «Великогубская СОШ». Однако никто родителям не пошел навстречу, поэтому они были вынуждены за помощью в организации школьного родительского собрания обращаться к президенту России! А когда  родительская общественность решила собраться в местном Доме культуры села Великая Губа,  глава администрации Великогубского поселения Панкратов вызвал силовые структуры, мол, действует группа экстремистов. Обращались и к Оксане Старшовой, уполномоченной по правам детей в Карелии, она даже не ответила на письмо. Конфликт закончился бойкотом Дня знаний, который был широко освещен в прессе Карелии и России. Сегодня по-прежнему детей возят по непроезжим дорогам, в пути до школы вместо положенных 30 минут они находятся больше часа, чиновники «не замечают» этого. Министр образования РК Морозов заявляет: «Дорога прекрасная».

На заседании ЗС по вопросу обсуждения судьбы малокомплектных сельских школ нас тоже не захотели слушать. А председатель парламента Шандалович заявил, что здесь принимаются законы, а обсуждать надо было раньше, для этого существуют комитеты! Кто из депутатов знает, что такое малокомплектная школа? Однозначно – никто, потому что это не обсуждалось ни с родительской общественностью,  ни с сельскими педагогами, ни с Ассоциацией сельских школ при ПетрГУ. Такие законы нельзя принимать «междусобойчиком», они – стратегические, от них зависит судьба не только конкретных людей, но и всей республики. Нет школы – нет и деревни.

Помогут ли нам московские правозащитники наладить взаимопонимание с властью? Во всяком случае, членов СПЧ явно впечатлили примеры нынешнего взаимодействия чиновников с общественностью в Карелии.


Ирина Титова, побывавшая на личном приеме приобретательница жилья у строительной фирмы «Сана», г. Петрозаводск
Ирина Титова

Ирина Титова, побывавшая на личном приеме приобретательница жилья у строительной фирмы «Сана», г. Петрозаводск:

– Узнав о визите СПЧ, можно сказать, случайно, мы записались на личный прием, и, как оказалось, правильно сделали, потому что по переданному заранее коллективному обращению с нами никто так и не связался. На личный прием сначала попадали по 1-2 человека, пока член СПЧ юрист Ирина Киркора не пригласила всех, кто дожидался своей очереди «по САНе». Нас набралось человек десять. Кто-то взял документы с собой, кто-то обращения. И получился коллективный диалог. Результатом нашего общения стало выступление Ирины Киркора на итоговом заседании в правительстве Карелии, где она заявила об «агрессивном бизнесе с поддержкой власти», о том, что нигде (Михаил Федотов ее поддержал) в регионах, в мире  нет таких договоров! Заявила об удивлении, что ни один суд не признал сделки кабальными. В ответ слово взял прокурор Карелии Габриелян, который высказался, что это буквально 10-15 человек мутят воду,  он просит не придавать этому событию политическую окраску. На что господину Худилайнену одним из членов СПЧ было сказано: нерешение этой ситуации наносит прямой вред репутации губернатора и может вылиться в конфликт на федеральном уровне… В общем, члены СПЧ приехали не зря. Нас они услышали.


Андрей Рогалевич, депутат Законодательного собрания Республики Карелия
Андрей Рогалевич

Андрей Рогалевич, депутат Законодательного собрания Республики Карелия:

– Не знаю, кто из органов исполнительной власти Республики Карелия отвечал за организацию проведения мероприятий и встреч с членами СПЧ, но у меня сложилось такое впечатление, что все было сделано для того, чтобы свести к минимуму количество желающих приехать или обратиться в их адрес. И речь идет не только о гражданах республики. Многим депутатам Законодательного Собрания также было неизвестно, где и во сколько проходят, допустим, «круглые столы». Лично мне удалось передать несколько папок с необходимыми документами для членов СПЧ по чистой случайности.


Наталья Мешкова, редактор интернет-журнала «Лицей»:
Наталья Мешкова

Наталья Мешкова, редактор интернет-журнала «Лицей»:

– Вижу разное отношение к итогам работы СПЧ в Карелии. На мой взгляд, программа-минимум выполнена. Публично зафиксированы нарушения прав человека в нашей республике – от детей-инвалидов до заключенных. Все мы, конечно, хотим, чтобы был сделан следующий шаг, и проблемы были не только названы, но и начали решаться. Если это произойдет, то будет выполнена и программа-максимум. Но ждать у моря погоды не следует. Уверена, что активное гражданское общество Карелии, которое получило поддержку членов СПЧ, этого не допустит.

Загрузка...