АДВОКАТ НЕ ОДИН, АДВОКАТУРА ЕДИНА

515
Фото: Николай Флеганов

Как известно, у России есть всего два союзника — армия и флот, а в уголовном деле у подсудимого или обвиняемого с союзниками ещё сложнее. Как правило, союзник один — и это адвокат.

Гражданин, сталкиваясь с юридическими проблемами, особенно в области уголовного преследования, всегда оставался практически один на один против выстроенной годами правоохранительной системы. Она ведь буквально заточена на формирование и доведение до логического финала уголовных дел, включает в себя множество подсистем, обеспечивающих ту или иную составляющую уголовного преследования.

И вот в какой-то момент описанная выше государственная система уголовного преследования пошла по такому пути развития, что некоторым её представителям стало позволено вести полузаконную борьбу с активными адвокатами. Не повсеместно, конечно, но от этого легче, как говорится, не становится.

Первыми ласточками в борьбе с грамотно выстроенной защитой стала практика, когда адвоката отводят из дела под надуманными, а зачастую сфабрикованными предлогами. Например, по какому-нибудь уголовному делу следователь принимает решение о допросе некоего гражданина в качестве свидетеля. Его показания не имеют никакого юридического значения, но… Данный свидетель ранее пользовался помощью невыгодного следствию защитника. По закону такой адвокат в деле участвовать уже не может.

Еще один способ отвода активного адвоката в одно время начали активно использовать следователи Следкома с прямого указания некоторых заместителей руководителей следственных отделов. Так, без разрешительного постановления суда следователь мог допросить адвоката в качестве свидетеля, что исключало его участие в качестве защитника по этому делу.

В какой-то момент отдельные одиозные персонажи, входящие в следственно-правоохранительную систему, решили, что останавливаться на достигнутом нет смысла, и неугодные адвокаты сами стали объектом уголовного преследования. Например, уголовное дело в отношении адвоката из Краснодарского края Михаила Беньяша, которого, несмотря на обвинительный приговор (на момент публикации не вступил в силу), я считаю полностью невиновным в предъявленном ему обвинении. Уголовное преследование в отношении него было связано с тем, что он защищал протестующих, которые выражали свою гражданскую позицию.

Адвокат Михаил Беньяш, по моему глубокому убеждению, отдельными представителями правоохранительной системы был подвергнут преследованию за добросовестное и бескомпромиссное исполнение своего адвокатского долга. Но оправдательный приговор в его отношении породил бы уголовное преследование других лиц, фигурировавших в деле, в том числе в качестве потерпевших. Таким образом, адвокату был вынесен обвинительный приговор.

Ещё одно уголовное дело, которое не выходит у меня из головы, в отношении адвоката Дагира Хасавова. Его обвинили в воспрепятствовании правосудию. Подробности будут позже, и свое мнение на этот счёт я тоже выскажу.

До недавнего времени адвокаты, попавшие под прицел отдельных деятелей в погонах, возомнивших себя неизвестно кем, оставались наедине с этими, мягкого говоря, сложностями. Но ситуация на текущий момент в корне изменилась: помимо самоорганизации внутри адвокатского сообщества, руководством адвокатских палат всех уровней также были приняты меры по созданию системы защиты прав адвокатов.

Наш регион не стал исключением. Приведу пример. В Карелии в зоне риска был адвокат Виктор Молодёжников в связи с защитой прав нескольких заключенных карельской колонии, известной по всей России как «девятка». Ситуация с коллегой была описана в статье «Феномен адвоката Молодёжникова».

Но все вышло иначе, чем могло бы произойти. Печального исхода в истории адвоката Молодёжникова не случилось, хотя он сильно рисковал. Все прошло в рамках закона и без неблагоприятных последствий для активного защитника. Во многом потому, что ситуацию удалось взять под контроль на стадии ее́ возникновения, а адвокату, которому объективно грозила опасность и были обещаны преследования, адвокатское сообщество республики оказало всестороннюю защиту.

Это стало возможным в том числе и потому, что экс-президент Адвокатской палаты Карелии Михаил Ямчитский и Совет АП РК не так давно создали специализированный орган по защите профессиональных прав адвокатов. В задачу новой структуры входит защита прав коллег, столкнувшихся с произволом и нарушением закона при защите своих клиентов.

По сути дела, задачей нового исполнительного органа АП стала дополнительная защита прав граждан, чьи защитники столкнулись с нарушением закона при осуществлении адвокатской деятельности. Новую комиссию возглавил известный адвокат, член Совета Адвокатской палаты Роберт Осян, также в неё вошли адвокаты Александр Шишков и автор этих строк.

И когда со стороны руководства колонии были замечены первые признаки преследования Виктора Молодёжникова за осуществление его профессиональной адвокатской деятельности, адвокат Осян незамедлительно поручил членам комиссии выполнить комплекс мероприятий, направленных на недопущение подобной практики. Ситуацию взяли под полный контроль. Наш коллега получил защиту как в судах, так и в профессиональной деятельности по защите своих клиентов — заключённых ИК-9.

У отдельных деятелей, пытавшихся воспользоваться служебным положением и личными связями и выбить из дела активного адвоката, планы на дальнейшую жизнь несколько изменились. Они столкнулись с тем, что адвокат больше не один, а на его стороне работает отлаженная и выстроенная система, поэтому подвергнуть его репрессиям так и не удалось.

Надо отдать должное, что сама система ФСИН не стала покрывать своего высокопоставленного сотрудника и оперативно отстранила его от выполнения обязанностей. Теперь судьбу человека, публично грозившего адвокату преследованиями за профессиональное исполнение своих обязанностей, будут решать следствие и суд.

В этой ситуации, если бы Адвокатская палата и все профессиональное сообщество не проявили принципиальной позиции по делу Виктора Молодёжникова и оставили бы его наедине с теми угрозами, которые были организованы отдельными представителями правоохранительной системы, то мы с высокой степенью вероятности получили бы печальный исход.

Безусловно, такой системный подход к защите своих адвокатов при исполнении ими профессиональных обязанностей стал возможен благодаря инициативе бывшего президента АП РК Михаила Ямчитского о создании специальной комиссии. Теперь можно с уверенностью говорить о том, что адвокат надёжно защищён самой адвокатурой и государством.