Жителям Суны пообещали новый бор. Через полвека

0
549
Карельские чиновники устроили очередное обсуждение за
Карельские чиновники устроили очередное обсуждение за "круглым столом" ситуации в Сунском бору. Фото: Алексей Владимиров

В республиканском министерстве по природопользованию и экологии накануне вечером прошло очередное заседание «круглого стола», где обсуждалась ситуация в Сунском бору. По словам вице-премьера Карелии Юрия Савельева, который выступил в роли ведущего заседание, на эту встречу были приглашены все стороны, вовлеченные в конфликт, однако никаких решений на ней принимать не предполагалось. Иначе говоря, карельские чиновники предпочли в очередной раз дать возможность всем высказаться – и жителям деревни Суна, защищающим лес, где компания «Сатурн Нордстрой» намерена добывать песчано-гравийную смесь, и разработчикам карьера, получившим лицензию на недропользование от Минприроды республики, и ученым из Карелии и Мурманской области, одни из которых считают, что вырубка Сунского бора и добыча песка погубят ценные мхи и лишайники, обнаруженные в этом лесу, а другие вообще не видят в том экологической угрозы. До поиска компромисса за «круглым столом» дело так и не дошло, а в какой-то момент стало очевидно, что у организаторов встречи просто нет никакой альтернативы вырубке бора.

Сунский бор. Фото: Валерий Поташов
Сунский бор. Фото: Валерий Поташов

Поначалу выступления приглашенных специалистов носили характер научной дискуссии. Доцент кафедры ботаники и физиологии растений эколого-биологического факультета Петрозаводского государственного университета Виктория Тарасова подтвердила факт обнаружения на территории Сунского бора ценных мхов и лишайников, занесенных в Красные книги Карелии и России, и последующих попыток уничтожения краснокнижных видов, мешающих разработке карьера. «Мы заключаем, что до сих пор на территории карьера обитают краснокнижные виды лишайников и мхов, –  сказала Тарасова. – И второе: в результате прямого уничтожения талломов Лобарии Легочной и побегов Nekkera Pennata и путем трансплантации (речь идет о так называемой «операции по спасению» краснокнижных видов, проведенной осенью прошлого года с разрешения Росприроднадзора – прим. «Черники») нанесен существенный ущерб популяциям этих видов».

Выступает Виктория Тарасова. Фото: Алексей Владимиров
Выступает Виктория Тарасова. Фото: Алексей Владимиров

«Много говорят о том, что Лобария – редкий вид или не редкий вид. Давайте мы сегодня оставим это за рамками, потому что Lobaria Pulmonaria включена в Красную книгу Российской Федерации, и к ней применяется в полной мере федеральный закон об охране окружающей среды, который нам запрещает уничтожение этих популяций», – подчеркнул старший научный сотрудник Института проблем промышленной экологии Севера Кольского научного центра Российской академии наук Евгений Боровичев, который участвовал в проведении судебной экспертизы по иску жителей деревни Суна, добивающихся отзыва лицензии на недропользования у компании «Сатурн Нордстрой». Напомню, эта экспертиза также подтвердила факт произрастания краснокнижных видов на территории планируемой разработки карьера.

Евгений Боровичев. Фото: Алексей Владимиров
Евгений Боровичев. Фото: Алексей Владимиров

Однако заведующий лаборатории болотных экосистем Института биологии Карельского научного центра РАН Олег Кузнецов, которого привлекали к «операции по спасению Лобарии», неожиданно для многих заявил, что «Красная книга – не табу». «Лобария – это не амурский тигр, – выдал доктор биологических наук Кузнецов. – Я не знаю, кто открывал страницу Красной книги, которая по Лобарии, там четко написано, что ситуация с этим видом в Карелии не вызывает сомнений, потому что сотни точек, и Росприроднадзор это разрешение подписывал не то, что «не глядя подмахнул». Потому здесь сошлись интересы и так далее, и так далее. Рубим мы леса в Карелии, попадает в них Лобария, но вот с точки зрения реальности это вид охраняемый, но степень угрозы ему разный в разных регионах. Он попал в Красную книгу, потому в лесах южной тайги уже нет Лобарии».

Олег Кузнецов. Фото: Алексей Владимиров
Олег Кузнецов. Фото: Алексей Владимиров

А выступивший вслед за Кузнецовым преподаватель ботаники и микологии Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета Василий Нешатаев и вовсе подлил масла в огонь, фактически обвинив защитников Сунского бора в политических играх.

«Здесь вопрос, на самом деле, не о растениях. У меня создается впечатление, что это вопрос политический. Они развязали целенаправленную травлю в средствах массовой информации, в Интернете, дискредитируют экспертов уважаемых, называют моего коллегу «спившимся», а меня – «продажным». На что они, конечно же, получат ответ в виде судебного разбирательства в свое время», – пообещал господин Нешатаев, после чего выразил недоумение, почему «губернатор должен идти на поводу у жителей деревни, которые как будто бы собирают на десяти гектарах десять килограммов черники» вместо того, чтобы «использовать этот участок для добычи полезных ископаемых».

Василий Нешатаев. Фото: Алексей Владимиров
Василий Нешатаев. Фото: Алексей Владимиров

После такой речи руководитель Кольского центра охраны дикой природы Виктор Петров, принимавший участие в разработке положений о нескольких региональных Красных книгах, вынужден был напомнить собравшимся о конституционном праве граждан на благоприятную окружающую среду.

«Здесь зачем-то вывели вопрос в политическую плоскость, а плоскость, на самом деле, очень простая. В Конституции записано право на благоприятную окружающую среду. Редкие виды – это часть этой среды. Если каким-то образом нарушается действующее законодательство в отношении редких видов, нарушается право граждан на благоприятную окружающую среду. Дальше мы можем говорить, что угодно, но доверия у жителей, которые видят, что это нарушается, и это нарушение не пресекается, оно продолжается, и ему ищется обоснование, конечно же, нет. Поэтому мне бы хотелось, что когда мы обсуждаем это, не забывать об этом конституционном праве и о том, что в ситуации, когда доверие подорвано, это доверие нужно восстановить», – сказал Петров.

Виктор Петров. Фото: Алексей Владимиров
Виктор Петров. Фото: Алексей Владимиров

Примечательно, что организаторы встречи позаботились о том, чтобы привезти за «круглый стол» всех желающих жителей Суны. Однако то, о чем говорили защитники Сунского бора, карельские чиновники в очередной раз «приняли к сведению».

Жители Суны. Фото: Алексей Владимиров
Жители Суны. Фото: Алексей Владимиров

«Конфликта, который на сегодняшний день у нас возник, можно было бы избежать, если бы изначально местные власти прислушивались к мнению людей, – считает учитель из Кондопоги Вера Мушникова, которая родилась и выросла в деревне Суна. – Когда в 2011 году в лесу стали появляться отметки территории, уже тогда местные жители стали обращаться с вопросом, какие работы там планируются. Внятного ответа на поставленные вопросы жители не услышали. В 2012 году была первая встреча с Игорем Александровичем Федотовым (директор компании «Сатурн Нордстрой» — прим. «Черники») около железнодорожных путей перед въездом на станцию, и на той встрече жители поселка сказали, что они категорически против предполагаемого карьера, потому что, возвращаясь к Конституции Российской Федерации, есть статья 42, в которой написано, что каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью и имуществу экологическим правонарушением. Когда в 2012 году жители поселка заявили о том, что они не согласны с тем, что на территории бора будет размещаться карьер, их мнение проигнорировали. Но уже на тот момент времени, в 2011 году, аукцион на недропользование был проведен. Первые официальные публичные слушания, когда пригласили жителей поселка, состоялось только в 2015 году, и жители единогласно сказали о том, что они не согласны с разработкой карьера. И еще один момент я хочу сказать: на территории поселка Суна в 60-70-е гг. прошлого столетия функционировал Сунский леспромхоз, функционировала лесобиржа, но даже в те годы леспромхоз не вырубал лес, который растет непосредственно за поселком, потому что тогда понимали, что лес для жителей поселка – это кормилец, это охрана, и лес рубили значительно дальше вверх по реке. Да, это было более затратно, но лес, который кормил жителей поселка, который защищал жителей поселка, даже тогда не уничтожали. В Карелии, я думаю, это не единственное место для песчаного карьера, и можно было бы, прислушавшись к мнению местных жителей, которые все-таки имеют право на благоприятную окружающую среду, поискать другое место для разработки песчаного карьера».

Вера Мушникова. Фото: Алексей Владимиров
Вера Мушникова. Фото: Алексей Владимиров

Но, похоже, в Минприроды Карелии такой вариант разрешения конфликта даже не рассматривается. Во всяком случае, начальник управления лесного хозяйства Сергей Шарлаев лишь предложил защитникам Сунского бора установить общественный контроль за разработкой карьера и пообещал, что после завершения добычи песка недропользователь проведет лесовосстановление. Правда, когда деревенские пенсионеры поинтересовались, сколько пройдет лет, прежде чем вырубленный бор с полувековыми и вековыми соснами сможет вернуть свой нынешний вид, выяснилось, что никто из них до этого не доживет…