Переселили… в «каменный век»

0
1532
Новый дом для переселенцев из аварийного жилья в карельской деревне Вокнаволок выглядит вполне презентабельно. Фото: Евгений Куликов

Карельская деревня Вокнаволок находится всего в полусотне километров от Костомукши, поэтому территориально относится к городскому поселению. По мнению чиновников, черту между молодым городом и насчитывающей четыре века исторической деревней должно было стереть расселение аварийного жилья, для чего в Вокнавлоке (как водится – на болоте) подрядчиками из «Гидростроя» был спешно построен четырехквартирный дом.

Внешне новостройка выглядит вполне презентабельно, однако хочется спросить: каким местом думали те, кто проектировал и согласовывал объект? В доме все работает на электричестве, включая отопление. А в Вокнаволоке с подачей энергии дела обстоят не очень. Может несколько часов не быть света, может целый день, а то и сутки-другие-третьи…

В разговоре с одной из жительниц нового дома Александрой Лесонен выяснилось, что здесь можно было бы жить, если бы строители догадались поставить плиту, на которой она могла бы сготовить еду и возле которой согреться. Из прокуратуры, куда женщина обращалась с жалобой, ей ответили, что конструкцией дома плита не предусмотрена. Поэтому, когда отключают электричество, пенсионерка разжигает во дворе костер, ставит на кирпичи кастрюлю и варит обед!

Прошлую зиму, а новоселы перебрались в дом накануне нового года, пережили чудом. В морозы, особенно когда не было света, топили установленные в квартирах «камины», очень напоминающие старорежимные буржуйки, о которых в наше время, казалось бы, следует забыть. Но где там! Рассказывают, когда глава администрации Костомукши Павел Зелинский уговаривал стариков деревни Вокнаволок переехать из ветхих домов в «новый коттедж», построенный по программе расселения аварийного жилья, он делал акцент на фразе: «У вас дом теперь с камином!»

– Эта проклятая камина, – с характерным карельским акцентом клянет предмет навязанной роскоши Александра Агеевна, – на нем ни сготовить ничего нельзя, ни согреться толком! Сегодня третий раз затапливаю, а все равно холодно, ключ в двери замерз…

Александра Лесонен возле "проклятой камины". Фото: Евгений Куликов
Александра Лесонен возле «проклятой камины». Фото: Евгений Куликов

Александра Лесонен – коренная жительница Вокнаволока. Здесь крестьянствовали ее предки, да и она сама с 16 лет трудилась сначала в колхозе, потом в совхозе и подсобном хозяйстве. За 53 года трудовой деятельности и дояркой была, и свиней обихаживала, и коней пасла. Неприхотливая по жизни она и с новым жильем смирилась – уже дровяник и баню ей сын построил. Но как переживет новую зиму – представить не может. «Проклятой каминой» дом не согреть, а электричество такое дорогое – при пенсии в 15 тысяч рублей…

Только в одной квартире новостройки пока не светятся окошки. Переезжать сюда категорически не соглашается ветеран-педагог Лариса Куликова. В 70-х после окончания вуза в романтическом порыве она приехала в Костомукшу на комсомольско-молодежную стройку. Но в городе для нее работы не нашлось, предложили Вокнавлолк. Временно. Согласилась. Последнее время жила в полуветхом доме барачного типа, пока вместе с сыном многочисленными обращениями в различные органы власти они не пробили квартиру в другом муниципальном доме, где перед вселением был произведен капитальный ремонт. Впоследствии в документах этот дом поменял статус на переселенческий фонд. Тут и начались проблемы.

– Я приехала в Вокнаволок на работу учителем по направлению Калевальского РОНО в 1978 году и за все время, до 1996 года, вопреки закону, не имела жилья, в общем, скитались с ребенком по углам, – рассказывает Лариса Куликова. – В 1996 году нам выделили комнату в признанном аварийным с 1988 года бараке, построенном в 1926-ом. Жили среди алкоголиков, социально опасных соседей (дважды было покушение на убийство), но ничего не менялось, чиновники мэрии оставались черствы и безразличны и к учителю, и к ребенку. Куда только я не обращалась с просьбой, чтобы найти убежище и обрести покой. И вот в 2011 году после обращения к депутату Законодательного собрания Карелии появилась надежда. В мэрию поступило письмо с просьбой найти вариант и избавить нашу семью от жизни в опасном соседстве в аварийном бараке. Тогдашний мэр Костомукши Лахно распорядился отремонтировать для нашей семьи старое заброшенное здание конторы ДРСУ. В 2012 году ремонт закончился и нам предложили переезд. Радости не было предела! Правда, ключи пришлось просто-напросто выклянчивать больше месяца, да и внутри обнаружилась куча недоделок, но это было уже не в счет. Мы радовались тишине и покою без битья окон, оскорбительных матов и угроз расправы. Когда обратились в мэрию для заключения договора соцнайма и регистрации по месту жительства, новый мэр Костомукши и жилотдел стали в позу и нагло начали врать, что мы отказывались от этого переселения и уже задним числом, через месяц, изменили статус дома на маневренный фонд, а потом, два года спустя, в 2014 году, совершив мошеннические действия, внесли нас в списки якобы нуждающихся в переселении из аварийного жилья. В 2015 году всего за три месяца (октябрь-декабрь) в Вокнаволоке тяп-ляп построили дом, куда пытаются переселить нашу семью к прежним соседям – алкоголикам и дебоширам. И чтобы оправдать свои действия чиновники мэрии снова пошли на мошенничество – они подделали цифры в поэтажном плане, уменьшив площадь жилой комнаты на 10 квадратных метров, то есть нарушили статью 89 ЖК РФ о равноценности аварийного и предоставленного нам жилья. Еще дальше пошли органы опеки (вместе со мной прописан несовершеннолетний внук), вступив в сговор с мэрией, представитель опеки Соломка стала доказывать в суде, что 15 квадратных метров нисколько не хуже, чем 25,2! Мэрия явно хочет из перекоса, который натворила (т.е. отнесла нашу семью к переселенцам и такое творит: 15 м2 на троих человек, это просто комната в общежитии – 2 кровати и тумбочка), выйти с красивым выражением лица. На пятнадцати метрах должны жить мать, взрослый сын и внук – как они себе это представляют? Да никак, мы для них – быдло! Им лишь бы отчитаться, а мы снова в бордель, в котором прожили 20 лет, да в тесноту, темноту, холод. В каменный век! В доме нет традиционной дровяной плиты, отопление электрическое, которое отключается на 5-9 часов во все времена года. Летом весь август свет отключали с 9 утра до 6 вечера, те, кто туда заселился, варили еду на кострах во дворе, а нужду справляли на ведро или в кустах (вонь была невыносимая). Когда стали жаловаться на холод, на кухнях поставили печки-буржуйки. Дом стоит у дороги, ни забора, ни хозяйственных построек, негде сделать грядку и разбить огород, нет детской площадки, если не считать песочницы и кривой скамейки, которая смотрится как издевательство… Юрист мэрии утверждает – вам понравится, а если нет – продадите, купите другое, по вкусу… В суде нам отказывают в желании остаться на прежней жилплощади, чиновники угрожают выселением…

Верховный суд Карелии. Фото: Иван Алексеев
Верховный суд Карелии. Фото: Иван Алексеев

11 ноября Верховный суд Карелии оставил в силе решение Костомукшского суда, который предусматривает выселение семьи Куликовых из занимаемого ими жилья. Идти им некуда – только в новостройку, где придется осваивать навыки первобытных людей, готовить еду на костре. И здесь следует сделать акцент: после этого решения Верховного суда Карелии, фактически исполнившего команду приезжавшего в октябре с инспекцией хода расселения аварийного жилья Сергея Степашина – выселять людей по суду, создан прецедент. Теперь, надо полагать, суды будут щелкать подобные дела как орешки, не щадя никого – ни детей, ни ветеранов.

И еще. Чтобы выполнить самое тупое поручение сверху, чиновники ничего другого придумать не могут, кроме как организовать травлю непокорных граждан. Сын Ларисы Куликовой рассказал, что по заявлению в УФМС главы администрации Костомукшского городского округа Зелинского у его мамы проверяли наличие регистрации по месту жительства. А регистрации не было, так как  администрация отказывалась заключить с ней договор соцнайма. В результате на женщину был наложен штраф.

– Когда я спросил у Зелинского, зачем он это сделал, чиновник  ответил, что ему нечего не оставалось, кроме как надавить на маму таким способом, – говорит Евгений Куликов.

А ранее, 31 декабря 2015 года, вероятно, чтобы уложиться в сроки сдачи объекта, приехавшие гуртом в Вокнаволок чиновники горячо убеждали Ларису Куликову подписать документы о переезде. Так горячо, что даже угрожали привлечь педагога к уголовной ответственности…

Но Куликовы держатся и верят в какую-то справедливость.

***

Вокнаволок считается рунопевческой деревней. Фото: Валерий Поташов
Вокнаволок считается рунопевческой деревней. Фото: Валерий Поташов

Вокнаволок, где до сих пор основным населением остаются карелы, называют рунопевческой деревней. В этих местах знаменитый финский этнограф Элиас Леннрот записал множество рун, которые вошли во всемирно известный эпос «Калевала». Недаром же, как говорят историки, он назвал Вокнаволок «поющей деревней». Но песни теперь здесь все грустней и грустней…

Казалось, что вместе со строительством в 1998 году новой школы, которая заметно выделяется своей «пряничной» архитектурой, в деревне забурлит жизнь. Открывал тогда школу глава республики Сергей Катанандов. С тех пор в «поющей деревне» не побывал ни один губернатор Карелии.

Не спасла деревню школа. Как и повсюду оптимизация социальной сферы и массовый отъезд жителей из Вокнавлолока (многие переселились в соседнюю Финляндию) поставили деревню на грань выживания. Но недавно у Вокнаволока появился шанс снова блеснуть своей родовитостью. 5 августа в Хельсинки деревня стала победителем в международном конкурсе на звание финно-угорской культурной столицы 2017 года. Программа «Культурные столицы финно-угорского мира» была запущена в 2013 году на четырехлетний период (2013-2017 годы) и предусматривает географическую ротацию регионов-участников с тем, чтобы представить культурное разнообразие финно-угорского мира, протянувшегося от Центральной Европы до Сибири.

Тема конкурса 2017 года: карельский язык и культура. Проект предусматривает увеличение регионального туризма для поддержки местной экономики, а также направлен на повышение осведомленности населения о необходимости поддержки использования карельского языка в регионе.

Какие новые «руны» услышат гости культурной столицы финно-угорского мира – Вокнаволока? Одну – про возвращение в «каменный век» – мы сегодня уже узнали…