«Я предлагаю рассмотреть вопрос, для чего мы законы принимаем?»

658
Депутат Сергей Андруневич. Фото: ЗС РК

Сегодня прошло очередное заседание Законодательного собрания Карелии. Большинство вопросов повестки носили второстепенный или технический характер.

Так, на 20 июня назначили дату публичных слушаний по годовому отчету об исполнении республиканского бюджета за 2022 год. Рассмотрели и приняли обращение к вице-премьеру правительства РФ Татьяне Голиковой и министру финансов России Антону Силуанову по поводу установки робототехнических систем обнаружения и тушения огня на памятниках деревянного зодчества. Впрочем, нет никакой гарантии, что в федеральном бюджете найдутся деньги на эти цели.

Большинством голосов была отвергнута законодательная инициатива сортавальского горсовета о привлечении к административной ответственности собственников жилых и нежилых зданий за ненадлежащую очистку тротуаров от снега и наледи. («Черника» уже рассказывала об этом законопроекте). Зато были одобрены изменения в региональный закон об уполномоченном по правам ребенка. Новая редакция закона предусматривает, что детский омбудсмен «содействует развитию международного сотрудничества в области защиты прав и законных интересов детей». (Подробнее об этой инициативе можно прочитать здесь). Все эти вопросы были решены без особых дискуссий.

Лишь в самом начале заседаний, при обсуждении повестки дня, депутат Сергей Андруневич предложил обсудить действительно серьезный вопрос:

«Я предлагаю в разном рассмотреть вопрос, для чего мы законы принимаем? Дело в том, что согласно Конституции России у нас три ветви власти. Законодательная, исполнительная и судебная. Я полагал наивно что законодательная власть законы принимает, исполнительная руководствуется этими законами, а судебная принимает решение на основании этих законов.

На самом деле исполнительная власть законы игнорирует, судебная власть принимает решения по понятиям. Возникает вопрос, а для чего тогда мы принимаем законы? Граждане, которые обращаются ко мне, так и говорят — законы в нашей стране не работают. Хотелось бы обсудить этот вопрос».

Впрочем, большинством голосов эта неожиданная инициатива Андруневича была отвергнута.

Удивительно, что он вообще с ней выступил. Как человек, получивший советское образование, да еще и депутат от КПРФ, депутат Андруневич должен бы знать, что теория разделения властей, по которой государственная власть понимается не как единое целое, а как совокупность различных властных функций (законодательной, исполнительной и судебной), всегда критиковалась в СССР как лживая и не имеющая отношения к реалиям XX века. Так как, цитата, «в буржуазном государстве разделение властей носит чисто формальный характер, в ряде случаев используется для оправдания «сильной» президентской исполнительной власти».

Теперь для многих стало очевидно, что советская пропаганда не врала. Собственно говоря, мы это сейчас и наблюдаем, например, в случае с судебным преследованием Трампа, или в случае «силового» проведения пенсионной реформы во Франции. Да и нынешнее Законодательное собрание Карелии, давно являющееся лишь придатком исполнительной власти, наглядно доказывает всю химеричность либеральной теории разделении властей. Странно, что депутат Андруневич понял это только сейчас…