Александр Степанов

Александр Степанов

Журналист и блогер. Успел побывать - рабочим нижнего склада Олонецкого леспромхоза, солдатом Группы советских войск в Германии, машинистом котельной, учителем истории, корреспондентом газеты "Олония", помощником депутата Жореса Алферова, депутатом Законодательного Собрания Карелии двух созывов.

На прошлой неделе карельские власти объявили о присоединении животноводческой фермы ООО «Видлица Агро» к племенному хозяйству «Ильинское». Таким способом решили спасти сельскохозяйственное производство в Видлице, доведенное до ручки очередным «эффективным частником». Сообщается, что местная животноводческая ферма станет подразделением «Ильинского», а её работники смогут перейти в племхозяйство. Но не все так просто, как об этом сообщают правительственные источники.

Во-первых, известно, что сами ильинцы были против объединения, так как в этом случае дополнительная финансовая нагрузка ложится на передовое ильинское хозяйство. Тут же сразу возникает вопрос – если в результате всего экономические показатели племхозяйства «Ильинское» заметно ухудшатся, не будет ли это поводом попробовать включить его в план приватизации? Желающие поучаствовать в данной процедуре найдутся.

Во-вторых, не все так просто в самой Видлице. В адрес редакции «Черники» поступила копия письма, которое было направлено главе Карелии Артуру Парфенчикову:

«Уважаемый Артур Олегович!

К Вам обращаются работники сельскохозяйственного предприятия ООО «Видлица АГРО» (Республика Карелия, Олонецкий район, село Видлица).

В апреле этого года мы уже обращались к Вам с просьбой решить вопрос о дальнейшей судьбе предприятия, в связи с предстоящим вывозом собственником всего поголовья крупного рогатого скота за пределы Республики Карелия. После нашего обращения Вами проделана определенная работа по решению данного вопроса. Скот на сегодняшний день в хозяйстве, предприятие продолжает работать.

Из средств массовой информации мы узнали, что АО «П/х Ильинское» выделено 67 млн рублей на покупку КРС и животноводческих помещений у нашего предприятия. В связи с принятием этого решения у нас возник вопрос. Почему был рассмотрен вариант приобретения и выделения денежных средств на покупку только части нашего предприятия, а покупка его в целом, как самостоятельной единицы, не рассматривалась?

Ведь на предприятии кроме скотных для содержания крупного рогатого скота имеется свинарник на 1000 голов свиней с автоматизированной подачей корма и уборкой навоза. А также мясокомбинат с полным циклом производства мяса: от забоя животных до разделки и фасовки. На протяжении последних 15 лет предприятие производило 140 тонн свинины в год. Вся продукция реализовывалась на территории республики.

Но, из-за изменения порядка предоставления субсидий в 2018-2019 гг., по сравнению с предыдущими годами, предприятие вынуждено было еще в ноябре 2019 года начать ликвидировать отрасль свиноводства. В связи с этим возникают еще вопросы.

Почему не рассматривался вопрос о приобретении свинарника и мясокомбината? На сегодняшний день еще есть возможность возобновить производственный цикл по выращиванию свиней и осуществлять забой, разделку и реализацию мяса на мясокомбинате. Мощность мясокомбината позволяет производить забой и разделку животных не только нашего хозяйства, но и близлежащих сельхозпредприятий. Очевидно, что не задействованные в ближайшее время в производственном процессе объекты будут разворованы и придут в негодность. Также останутся не задействованы два картофелехранилища, база ремонтно-механических мастерских, здания столовой и конторы.

Почему звучит от Минсельхоза РК, что наше предприятие «не тот формат», когда среднегодовое поголовье свиней составляло 1000 голов в год, а, например, фермер, имеющий 2 головы свиней и 10 голов КРС, получает государственную поддержку, в том числе, и на производство мяса свиней?

С того момента, как стало известно о планах собственника вывезти скот за пределы республики, а именно с апреля этого года, наше сельхозпредприятие, на глазах у Правительства РК, Министерства сельского хозяйства РК, исчезает как самостоятельная производственная единица. Хотя сегодня в Видлице есть все ресурсы для дальнейшей работы: специалисты, рабочие, производственные здания и сооружения, сельскохозяйственные угодья.

Нам непонятно: почему, когда с телеэкранов Президент страны и Председатель Правительства РФ говорят об увеличении мер поддержки сельхозтоваропроизводителей в условиях санкций, наше работающее предприятие планомерно закрывается, невзирая на то, что есть все условия для работы и развития.

Коллектив работников ООО «Видлица АГРО». (Справочно: среднесписочная численность работающих на 1 июля – 80 человек, а трудоустроится в АО «П/х Ильинское» смогут не более 35 чел.)

Пока ни губернатор Артур Парфенчиков, ни министр сельского хозяйства Владимир Лабинов это коллективное письмо никак не прокомментировали. А жаль, стало бы понятно, как видит республиканское руководство дальнейшую судьбу сельхозпроизводства в старинном карельском селе.

Между прочим, два года назад глава минсельхоза Карелии заявил, что причина «чудовищного отставания» села кроется в советском периоде. Видимо, приезжий министр Лабинов так и не удосужился понять, что именно в советский период инфраструктура карельского села целенаправленно развивалась. Мелиорация, жилищное строительство, подготовка кадров, прибыльное звероводство… Тот же зверосовхоз «Видлицкий» в 80-е годы был процветающим многопрофильным предприятием. Видлицкие меха норок, соболей, песцов успешно реализовывались на международных пушных аукционах.

Таким был «Видлицкий».

Но пришел «эффективный собственник», почти такой же эффективный, как бывший владелец пряжинского хозяйства, и в итоге видлицкое сельхозпредприятие повторяет судьбу тех 20 карельских зверосовхозов, которые были «убиты» за годы неолиберальных капиталистических реформ. Парадокс же заключается в том, что теперь остатки этого частного хозяйства приходится спасать от окончательного уничтожения именно сохранившемуся государственному предприятию. Больше некому.

Бывшая совхозная ферма в деревне Большие Горы. Фото: В. Богданов

Однако в состоянии ли нынешние республиканские чиновники адекватно оценить ситуацию, чтобы спасти все хозяйство? Пока в СМИ дается бодрый отчет о том, что видлицкое сельхозпредприятие спасено от окончательного уничтожения, на деле мы видим потерю половины рабочих мест, что крайне болезненно отразится на жизни в деревне.

Впрочем, это не единственная подобная история. Напомним, что развитие, да и просто сохранение села – это еще и подготовка профессиональных кадров. А какова судьба олонецкого профтехучилища, десятилетиями готовившего кадры для сельского хозяйства Олонецкого района?

Если раньше СПТУ-2 было самостоятельным учебным заведением, то несколько лет назад оно стало лишь отделением ГАПОУ РК «Сортавальский колледж в г. Олонец». Как рассказывают олончане, в нынешнем году для местного отделения колледжа установили план приема лишь 50 человек, при том, что заявлений было подано 95. Конкурс почти как в университет! В итоге 10 человек дополнительно приняли платно. А остальные, подростки явно не из богатых семей, скорее всего, остались без возможности получить профессиональное образование. Но о каком сохранении и тем более развитии карельского села может идти речь при постоянных реорганизациях и оптимизациях?

Три года назад в своей предвыборной программе Артур Парфенчиков обозначил такой важный пункт, как «реализация системы мер, направленных на финансовое оздоровление и нормализацию ситуации с крупными сельскохозяйственными предприятиями Республики Карелия». Судя по видлицкой ситуации, приходится констатировать, что это так и осталось пустым предвыборным обещанием карельского губернатора.