Юлия Шевчук

Юлия Шевчук

Историк по образованию - окончила Петрозаводский госуниверситет. Журналист по призванию. В первую редакцию устроилась в 1992 году случайно, отец был редактором и взял корреспондентом. Более 25 лет работала в районных газетах Карелии ("Диалог", "Новая Кондопога"). Получила несколько уроков от власти. Первый: не жди справедливости, но работай ради нее. Второй: гни свою линию. Третий: сомневайся во всем, старайся быть честной. Наверное, есть что-то более интересное, чем журналистика, но не для меня. Член Союза журналистов России.

Расселение аварийного жилья в Суоярвском районе копит проблемы много десятков лет, обрастая судебными решениями и страданиями сотен семей. Одно неверное решение порождает ком тяжб, которые тянутся из года в год. Сегодня мы расскажем историю борьбы за свои права, которая, наверное, вас не удивит. Такие кругом и рядом. Из аварийного жилья семью временно, на 20 лет, пересилили в маневренный жилфонд. Потом и эти метры признали непригодными для проживания. Дети разъехались, а мама пытается получить жилье по программе расселения. О том, почему ходьба по кругу длится уже третий год, в этом материале.

Мы сидим за столиком в петрозаводском кафе рядом со зданием, где расположено правительство республики. Галине Павловне Каралюк семьдесят два, она только что выписалась из больницы. В её комнате в аварийном доме в Суоярви высокая влажность, блохи и грибок, поэтому пневмония, астма и ревматоидный артрит, приобретенные за последние три года, не дают спокойно вздохнуть. Она рассказывает мне историю своих мытарств… Складывает натруженные ладони лодочкой: «Если бы вы знали, как я мечтаю вот о такой ма-а-а-а-а-ленькой квартирочке, с ма-а-а-аленькой ванночкой и ма-а-а-аленьким туалетом. Но вижу квартиру только во сне».

Галина Павловна Каралюк. Фото автора.

В 1973 году Галина, уроженка Шелтозера, приехала работать в Суоярви. Устроилась в типографию наборщицей, где и трудилась 13 лет, получила льготный стаж. По совету врачей решила уйти с вредного производства и потом работала продавцом в магазине, сестрой-хозяйкой в больнице, в других местах, всегда старалась делать все на совесть. Общий стаж 40 лет, ветеран труда. Но разве нынче солидная трудовая биография и чистая совесть могут помочь в решении жилищных проблем? Это раньше работали на энтузиазме, не ожидая от страны многого, скромно ждали и верили, что труд будет оценен по заслугам и жилье будет, обязательно будет. Так думала и Галина.

Когда уходила из типографии, надеялась получить квартиру, ведь к тому времени у нее уже было двое сыновей, в однушке дома № 40 на улице Гагарина стало тесно, да и здоровье не становилось лучше с годами, вот и решила: нужно просить квартиру, быть настойчивей. Даже писала об этом президенту Путину, но постепенно надежда на помощь главы государства угасала. Галина Павловна считает, что на местах «Путина перестали бояться»: если поначалу в ответных письмах говорилось о том, что нужно решить проблему и дать квартиру, то потом все как-то сошло на нет.

«В гробу наше начальство всех видело. Легче нас всех уморить, чем дать жильё», — говорит моя собеседница.

Дом на улице имени первого космонавта признали аварийным и стали расселять. Но мечта получить благустроенную квартиру не сбылась: предложили маневренный жилой фонд, комнату в общежитии на улице Октябрьской, дом № 6. Это было временное жилье, куда семья въехала по ордеру в 2000 году.

Согласно этому ордеру, Галина Павловна поселилась в комнате № 2.

И здесь мы с вами, уважаемые читатели, понимаем: все как всегда. Да, вы правы — временное самое постоянное.

В 2017 году общежитие признали аварийным и подлежащим расселению. Вот именно тогда Галина Павловна и пошла в суд, она так мечтала получить благоустроенное жилье и пожить наконец в тепле, без алкоголиков-соседей, орущих по ночам, и крыс, обедающих на ее столе, с удобствами в квартире, а не на этаже, с водой в кране, а не под полами.

Суоярвский районный суд встал на ее сторону и принял решение о том, чтобы администрация предоставила жилье вне очереди.

Но радовалась Галина Павловна недолго. Вы думаете, суоярвская администрация согласилась с решением суда? Нет, она не согласилась с тем, что Галина Павловна имеет право пожить по-человечески. Это только в идеале местное самоуправление — для людей. Практика показывает — далеко не всегда. Это только в идеале грамотный, умный и все понимающий чиновник делает жизнь простого человека лучше. На самом деле чиновник, прикрываясь несовершенством и нестыковками федерального законодательства, а также не желая делать усилия ради справедливости и рисковать своим креслом, подает на ветерана труда в суд. Интересы местного бюджета — это наше все. Интересы человека — ничтожны. Ведь куда как проще выплатить Галине Павловне 150 тысяч компенсации за 10 квадратных метров, чем приобретать для нее квартиру.

Тот факт, что в 2010 году Галина Павловна подписала документ о приватизации квадратных метров в общежитии, стал основанием для того, чтобы она потеряла право на предоставление благоустроенного жилья по программе расселения. Юридически, раз она собственник, то может претендовать только на денежную компенсацию. А это такие крохи, на которые не то что квартиру, даже комнату не купить.

Время для подачи иска о признании приватизации ничтожной или оспоримой ушло, теперь можно говорить только о том, что в результате ошибки или умышленно была приватизирована не та комната, в которой фактически проживала и проживает Галина Павловна. Как может быть так, что человек 20 лет живет в комнате № 2 площадью 13 кв. м по ордеру от 31 мая 2000 года, а 10 лет за ним числится, как оказалось, приватизированная комната № 12 площадью 10 кв. м?

Можно предполагать, что администрация Суоярвского района была прекрасно осведомлена о том, в каких условиях и в какой комнате живет пожилой человек. Иначе как объяснить то, что в 2013 году комната, юридически принадлежащая Галине Павловне, была передана по договору соцнайма семье из четырех человек? То есть администрация сдавала в аренду не принадлежащее ей жилье.

И вишенка на торте: в 2017 году, спустя семь лет после приватизации, это общежитие было признано аварийным и подлежащим сносу! Как будто в 2010-м году администрация района полагала, что муниципальная собственность простоит еще века. Зачем Галина Павловна приватизировала жилье в общежитии, которое находится в неудовлетворительном состоянии, не была ли она введена в заблуждение?

Галина Павловна не отказывается от того, что радовалась приватизации: собственность свалилась! И только позже схватилась за голову — как же так, приватизировала квадратные метры в общежитии, где то пожар, то убийство, живут в основном асоциальные личности, из удобств только вода в кухне и туалет на шесть комнат в общем коридоре, куда вход вечно открыт, потому что соседи выламывают все замки.

Теперь обратно ничего не вернуть, срок давности для подачи иска о признании приватизации недействительной или оспоримой ушел, но вопросы к администрации Суоярвского района остаются. Например, как так получилось, что по документам Галина Павловна приватизировала не ту комнату, в которой живет изначально, а соседнюю? И почему приватизированная комната была отдана другой семье? Так бывает?

Мы попросили прокомментировать эту ситуацию адвоката Николая Флеганова:

Николай Флеганов

— Разумеется, никаких прав на передачу по договору социального найма данного жилого помещения у администрации быть не могло. Исключительным правом распоряжения обладает только собственник. Этим собственником, по документам, являлась и является Галина Павловна. Но этот факт, на мой взгляд, не просто досадная ошибка или недоразумение. Это свидетельство того, что в администрации Суоярви прекрасно знали реальное положение дел. Им было доподлинно известно, какая комната занята, а какая свободна. В их распоряжении наверняка были актуальные данные по принадлежности жилых помещений. Во всяком случае, Росреестр такие данные всегда предоставляет муниципальным образованиям. И тем не менее, зная, что у Галины Павловны имеется ошибка в документах, они предпочли сделать вид, что не знают об этом и не в курсе дела. И у меня возникает закономерный вопрос, а не вводили ли представители администрации суд в заблуждение умышленно? И этот вопрос пока остаётся без ответа.

Внимательно читая апелляцию администрации, понимаешь, как хорошо сидеть в танке. Обложился со всех сторон нормами закона, инструкциями, регламентами и только отфутболивай: то не положено, это не могу, тут накажут, там расстреляют, должности лишат и в тюрьму посадят. А зачем людям чиновник, который не может или не хочет действовать в его интересах? Федеральный закон вам в помощь, чти и уважай, но оставайся человеком. Зачем портить жизнь друг другу? Как иначе можно интерпретировать усилия администрации Суоярвского района по наматыванию на кулак нервов пенсионерки Каралюк?

Местное самоуправление и правительство республики при решении вопросов расселения действует в рамках федерального закона. Но можно просто вникнуть в проблему и сделать все, чтобы помочь человеку, чтобы развернуть систему принятия решений в его сторону. И такие примеры в республике есть, когда грамотные чиновники проявляли свои лучшие качества и обнаруживали выходы из самых трудных и, казалось бы, тупиковых ситуаций.

Обращения в администрацию района, в том числе личные, результата не принесли. Ну разве что сердечный приступ — это да, это было. Пережила, встряхнулась и… жить дальше! «Я еще повоюю», — говорит Галина Павловна. В нашем государстве — как на войне, и в своих кабинетах, как в танках, сидят как раз чиновники. А люди, как солдаты, идут на них с винтовками наперевес. Чья возьмет?

Можно бы гадать, но вот у Галины Павловны времени на это мало, ей так хочется, чтобы сон стал явью и она смогла хотя бы какую-то часть своей жизни пожить в ма-а-а-а-ленькой благоустроенной квартирке. Для этого ответственным людям нужно сделать не так много: представьте, что на месте пенсионерки Каралюк – ваша мама. И просто решите, что ей нужно помочь. Просто помогите.