Аватар

Надежда Логинова

Блогер

Супругам Цветковым из карельского села Янишполя в ответ на заявление предоставить благоустроенное жилье в администрации Кондопожского района предложили подождать… пока умрет бабушка, проживающая в муниципальной квартире. А когда они отказались «договариваться», администрация больше года кормит их обещаниями — это ответ на многочисленные обращения о ремонте печей, без которых в аварийном доме не пережить холода.

Дом № 13 по улице Набережной в Янишполе признан аварийным и подлежащим сносу, давно годится разве что на дрова. Хотя с виду может показаться еще годным для проживания, особенно если посмотреть на ухоженный участок вокруг. Но это только видимость: ровесник IV пятилетки, построенный в 1950-м году, он давно изъеден крысами, покосился, балки на чердаке разошлись, печи разрушились, полы не держат тепло, стены в трещинах, в подполе сезонная вода.

С виду дом пенсионеров Цветковых может показаться еще годным для проживания. Фото: Алексей Владимиров
Потолок начинает проваливаться. Фото: Алексей Владимиров

Фото: Алексей Владимиров

Это так, навскидку… Прочие бытовые «удобства» в виде туалета на улице, приносной воды, огромного количества газа и дров, необходимых для отопления хотя бы небольшого жизненного пространства и приготовления еды — все это вы, уважаемые читатели, сами знаете. Наша суровая действительность смотрит на нас отовсюду: в каждом поселке, селе, деревне, городе есть хотя бы один такой дом. Если из него давно выехали последние жильцы, то и пусть стоит себе — уродует своим внешним видом карельский пейзаж, у нас есть проблемы посерьезней какого-то там пейзажа. Однако проблема в том, что в таких развалюхах до сих пор живут.

В янишпольской развалюхе № 13 живут супруги Цветковы, которым уже седьмой десяток. Ветераны труда, чей общий трудовой стаж составляет: 38 (Николай Николаевич) + 34 (Людмила Брониславовна) = 72 года.

Фото: Алексей Владимиров

Впереди зима, а значит, холодно будет в квартире № 3, ведь печи необходимо ремонтировать, топить их невозможно, трубы также нуждаются в ремонте.

Это единственное жилье и перебраться накануне холодов супругам некуда. Не будем напоминать, что в этом возрасте мы не молодеем и болезни настигают, требуя элементарных удобств, покоя, тепла и воды. Почему же на обращения Цветковых в администрацию люди получили только бумаги, но не реальную помощь?

Не нужно быть специалистом, чтобы при взгляде на печи понять: пользоваться ими не просто опасно, а очень опасно. В печах упал свод и колосники, прогорело все внутри, кирпичи развалились, когда фонариком светишь, то свет падает на стену напротив, из труб падают осколки и целые кирпичи. При осмотре видим большие вертикальные щели, трещины, сколы. Дом «гуляет», а вместе с ним и печи.

Все фото: Алексей Владимиров

Поэтому понятна тревога супругов, которые еще в августе 2011 года обращались в администрацию Янишпольского сельского поселения с просьбой о капремонте печей. Но эта строка расходов относится к текущему содержанию за счет средств на содержание дома. Тогда ремонт сделан не был, а позже, после признания дома аварийным, средства на капремонт уже не собирались.

Однако квартира муниципальная, и здесь мы подходим к главному: ремонт печей, в соответствии с законом, должен делать не наниматель, то есть не супруги Цветковы, а собственник, то есть администрация Кондопожского муниципального района. Именно туда и направились супруги Цветковы, стали обивать пороги здания на площади Ленина в Кондопоге с упорством отчаявшихся людей, которым деваться некуда. Вы уже догадались о результативности этих визитов: если бы она была, люди не обратились бы в суд и к журналистам.

Поначалу надежда была. Глава администрации Виталий Садовников встречал, усаживал и вел беседу, говорил, мол, нужно помочь, отремонтировать печи, ведь людям холодно. Вызывал первого зама Юрия Спиридонова, начальника отдела ЖКХ Александра Михеева и специалистов отдела, которые присоединялись к обсуждению и объясняли: объективные трудности, денег нет. Но вы держитесь, вот мы сейчас составим смету, вот сейчас мы объявим аукцион, а сейчас мы подготовимся к заключению муниципального контракта.

Посмотрим ответы на обращения. Они все содержат «элементы чиновничьего оптимизма», как красиво формулировал один юморист. Правда, от этого оптимизма не теплеет в квартире № 3, но зато можно проследить работу бюрократической машины по ремонту печей и труб: «Администрация внесла ваше жилое помещение в план работ в части ремонта… Заказана сметная документация… Будет объявлен аукцион… Проводится работа по заключению муниципального контракта…» На все обращения получены ответы, бумаги есть — помощи нет.

Супругам даже обещали комнату площадью 12,5 м в Кондопоге, в общежитии. Это куда меньше, чем сейчас, и вещи совсем некуда было бы поставить-положить, но кого это волнует, кроме самих Цветковых.

Чтобы переехать из аварийного холодного дома, первый заместитель главы Кондопожской районной администрации Юрий Спиридонов посоветовал супругам договориться и порешить на том, что, когда умрет какая-нибудь бабушка, проживающая в одной из муниципальных квартир, тогда, если не найдется у нее родственников, эту жилплощадь отдадут Цветковым.

Юрий Спиридонов. Фото: http: rk.karelia.ru

Людмила Брониславовна, возмущенная циничным поведением муниципального служащего, в следующий свой визит в администрацию отказалась общаться с чиновником, сделавшим такое «предложение». «Я и в глаза сто раз повторю, — возмущается она, — как такое можно говорить? Мы что, стоим в очереди за смертью и должны ждать, когда кто-то умрет? Раз с нами так разговаривают, значит, делать нам тут (в администрации. — Ред.) нечего».

Сейчас супруги Цветковы смотрят на градусник, видят там плюс девять и понимают, что выхода у них нет, кроме как обращаться в суд на собственника — администрацию Кондопожского района.

В исковом заявлении указывают: «Последний ответ администрации поступил 29.08.2019 г., из которого следует, что ответчик занимается сметной документацией, заключением муниципального контракта. Однако данные обстоятельства не способны заменить истцу исправные отопительные приборы и обеспечить в зимний период теплом».

Супруги Цветковы, проживающие в развалюхе № 13, еще надеются. Надеются, что суд примет справедливое решение, что печи все же отремонтируют и трубы починят. И еще несколько зим они переживут в тепле, пока дождутся переселения в новостройку. Им обещали, что это будет в течение пяти лет (ответ за подписью замглавы администрации Кондопожского района Анжелики Дубень датирован 18 июля 2018 года).

А пока Людмила Брониславовна заклеивает щели между плинтусами и стенами скотчем, чтобы меньше дуло и дольше сохранялось тепло. Затыкает дыры от крыс. Николай Николаевич кладет на плиту большую крышку от бачка, чтобы дым не шел в комнату. Не пользуется электронагревателями — боится за проводку. Они одеваются потеплее, чтобы не замерзнуть, и раздеваются, когда на улице греет солнце.

Вместо постскриптума

На днях глава Карелии Артур Парфенчиков на своей странице в соцсети ВКонтакте в очередной раз заявил о беспрецедентном прорыве республики в области расселения аварийного жилья.

«Продолжаем расселение аварийных домов в Карелии. На сегодняшний день план 2019 года перевыполнили уже на 60 процентов. К концу года эта цифра еще увеличится. Мы расселили почти 5 тысяч квадратных метров аварийного жилфонда вместо 3 тысяч, установленных программой на этот год. Это значит, что более 100 карельских семей получили благоустроенное жилье взамен своих старых, непригодных для нормальной жизни квартир. Еще 32 семьи отметят новоселье в ближайшее время, квартиры для них приобретены, идет заключение договоров мены и соцнайма», — сообщает Парфенчиков.

Может руководитель республики рассказывает о другой Карелии? Не о той, в которой живут пенсионеры, ветераны труда Цветковы, а о той, которая упоминается в отчетах карельских чиновников в федеральный центр?