Страшная тайна Сандармоха, или почему чиновники не хотят говорить правду?

Фото: Алексей Владимиров

Сегодня, 30 октября в России официально отмечается День памяти жертв политических репрессий. Он был законодательно определен в 1991 году как день всеобщего траура для граждан страны, пережившей национальную трагедию, отголоски которой сегодня как никогда за прошедшие четверть века навевают мрачные мысли. Мысли о том, что кто-то очень влиятельный во власти отдал команду дискредитировать память жертв сталинского режима, переписать историю и попутно очернить тех, кто возвращал россиянам имена их расстрелянных и загубленных в лагерях родственников.

В конце лета на территории мемориального кладбища Сандармох был развернут лагерь Российского военно-исторического общества, участники которого, по их утверждению, получили официально разрешение на поиск в пределах границ места массовых расстрелов граждан бойцами НКВД за так называемые «контрреволюционные преступления» других захоронений – советских военнопленных, якобы убитых финскими оккупантами.

Фото: Алексей Владимиров

Идеологами этой версии выступили два карельских историка, но почему-то проверять ее в открытых финских архивах никто из «поисковиков» не захотел. Сразу начали копать, из земли извлекли останки трех человек, заявив, что «находки переданы на экспертизу в Следственный комитет». Но копателям по каким-то известным только им признакам заранее было ясно, что это «красноармейцы», о чем они вскоре рассказали на пресс-конференции в Москве, не дожидаясь результатов экспертизы, которые так и не оглашены до сих пор.

Тела. Фото: Ирина Тумакова / «Новая газета»

Общественность не согласилась с такой ничем не подтвержденной версией. Более того, возник вопрос законности проведенных раскопок. В связи с этим депутат Законодательного собрания Карелии Эмиля Слабунова подготовила ряд запросов в прокуратуру, МВД, Управление по охране объектов культурного наследия Карелии. Лидер российского «Яблока» неоднократно пыталась поставить вопрос об обеспечении государственной охраны мемориала Сандармох в повестку заседания Комитета по образованию, культуре, спорту и молодежной политике ЗС РК. Однако коллеги-депутаты во главе с председателем комитета Галиной Гореликовой повели себя странно, если не сказать – трусливо.

Законодательное собрание Карелии. Фото: Валерий Поташов

– Почему мы должны рассматривать этот вопрос? Вы бы еще поставили вопрос о том, почему листья с деревьев падают, – заявила председатель комитета на вопрос Слабуновой о причинах отказа. Ну а представитель главы Карелии в ЗС Юрий Шабанов заверил депутата в том, что рассматривать ситуацию с Сандармохом нет необходимости, потому что там «все делается по закону».

Но если «все делается по закону», то почему в адрес Слабуновой стали приходить типичные отписки? На поставленные перед Управлением по охране объектов культурного наследия по Республике Карелия, которое выдает разрешения на проведение работ на охраняемой территории объектов культурного наследия, вопросы, включая требование предоставить копии положенных в таких случаях документов, должного ответа от руководителя Юлии Алиповой получить не удалось.

Депутат парламента Карелии Эмилия Слабунова возглавила российскую партию "Яблоко". Фото: Валерий Поташов
Депутат парламента Карелии Эмилия Слабунова. Фото: Валерий Поташов

– Попытки разобраться с законностью раскопок, проведенных недавно в Сандармохе с заявленной целью уточнения границ памятника, оставляют все меньше шансов найти хоть какие-то законные основания, – рассказала Эмилия Слабунова в своем блоге на «Эхо Москвы».

– На мои запросы, направленные еще до начала работ, я не получила внятных ответов. И Управление по охране объектов культурного наследия Карелии, и региональные прокуратура и МВД отделались отписками, сославшись на то, что все работы проведены в соответствии с законом, не подкрепив свои слова доказательствами. В следующей порции запросов к правоохранителям пришлось более настоятельно требовать проведения проверки по существу, а Управлению по охране объектов культурного наследия адресовать большой перечень конкретных вопросов и просьбу предоставить копии целого списка документов: заявление РВИО о выдаче разрешения на проведение работ, договор на разработку проектной документации по сохранению объекта культурного наследия, результаты проведенной экспертизы проектной документации, паспорт объекта культурного наследия и др.

И вот получены ответы. Управление по охране объектов культурного наследия отделалось переписыванием федерального закона и констатацией законности проведенных работ. Ни одного из запрашиваемых документов не представлено, что дает основание полагать, что этих документов просто не существует. Главным аргументом ведомства является то, что проводились научные работы, Сандармох – достопримечательное место, а для объектов культурного наследия такого вида не требуется ни проекта проведения работ, ни экспертизы проекта, ни осуществления надзора за проведением работ. Но вот незадача! В государственном реестре объектов культурного наследия вид памятника истории Сандармох определен очень четко – памятник! Федеральный закон «Об объектах культурного наследия народов РФ» разрешает только один вид работ для памятников – это деятельность по сохранению объекта культурного наследия, со всем перечнем требований к проекту работ, экспертизе и надзору. И проводить такие работы могут только организации, имеющие соответствующую лицензию. Обнаружить наличие лицензии на проведение работ по сохранению объектов культурного наследия у РВИО не удалось ни на официальном сайте организации, ни в реестре лицензий на этот вид деятельности на официальном сайте Министерства культуры РФ, которое их выдает.

Из полученного ответа прокуратуры Карелии понятно, что она не провела самостоятельной проверки и переписала присланный ей ответ Управления. При этом упомянуто, что РВИО согласован «поиск захоронений узников финских концлагерей и погибших военнослужащих РККА в боях против финских оккупантов в Карелии в 1941-1944 гг.» Присутствие Минобороны в проводимых работах подтверждает эти цели. Но такой вид работ регулируется другими федеральными и республиканскими законами и подзаконными актами. Подтверждений их соблюдения также не имеется.

Все это в совокупности подтверждает опасения общественности в незаконности проведенных работ и то, что государственная охрана памятника не была обеспечена должным образом, – сообщает депутат, которая на этот раз обратилась с запросом в Генеральную прокуратуру России.

В завершение блога депутат написала: «Границы нашей памяти мы определим сами. Кто в нашей истории герои, а кто – злодеи, кто летописцы, а кто – переписчики, общество разберется. Сандармох – наша история, общая боль, память и урок».

Фото: Анна Николюкина

…Сегодня утром к местам массовых расстрелов в Сандармох и Красный Бор отправились два автобуса – от миннаца Карелии и от администрации Прионежского района. Количество мест ограничено, оповещение о поездках – крайне скудное, а правозащитник Анатолий Григорьев, у которого в Красном бору покоятся репрессированные родственники-карелы, только с помощью депутата Андрея Рогалевича накануне смог выяснить, в какое время и откуда пойдет автобус с желающими поклониться могилам невинно убиенных. Правда, все места оказались заранее расписаны среди неких общественников. «Придется взять такси», – сказал Григорьев.

Страх сковал организаторов, или приказ?