Статистика жалоб как показатель авторитета карельского бизнес-омбудсмена

0
360
Карельский бизнес-омбудсмен Елена Гнетова. Фото: Валерий Поташов
Карельский бизнес-омбудсмен Елена Гнетова. Фото: Валерий Поташов

На прошлой неделе официальный Интернет-портал Республики Карелия разместил ссылку на текст опубликованного ежегодного доклада о результатах деятельности уполномоченного по защите прав предпринимателей в РК в 2015 году. Как ни странно, само это информационное сообщение содержит указание на очевидное нарушение закона. Почему ежегодный доклад не опубликован на официальном сайте уполномоченного? В самом отчете непосредственно указывается: «Закон «Об Уполномоченном по защите прав предпринимателей в Республике Карелия» обязывает размещать информацию о деятельности уполномоченного на официальном сайте уполномоченного в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»». Но, как видим, требования закона полностью игнорируются, поскольку «на данный момент официальный сайт уполномоченного отсутствует».

Очевидно, что создание сайта и его наполнение на практически ежедневной основе (тем более, с учетом современных требований к мультимедийности контента и поддержке его продвижения) требует значительных ресурсов. Прежде всего, финансовых. Можно было бы поставить вопрос о выделении необходимой суммы из пусть и довольно скудного республиканского бюджета, но сразу же артикулируется встречный вопрос: а насколько эффективна деятельность уполномоченного в Карелии? Изменяется ли сама система, при которой предприниматели вынуждены обращаться за поддержкой и защитой в адрес отдельно назначенного госчиновника?

Готова ли карельская казна на дополнительные расходы для обеспечения деятельности бизнес-омбудсмена и насколько эффективны такие траты бюджетных средств? Фото: Валерий Поташов
Готова ли карельская казна на дополнительные расходы для обеспечения деятельности бизнес-омбудсмена и насколько эффективны такие траты бюджетных средств? Фото: Валерий Поташов

Как и в большинстве подобных ведомств, самым наглядным «показателем эффективности» является количество обращений, поступающих в адрес уполномоченного по защите прав предпринимателей. Карельский бизнес-омбудсмен Елена Гнетова сообщает, что в 2015 году в ее адрес поступило 580 обращений, а в 2014-м – 361. На основе подобного прибавления делается важнейший вывод: «Положительная динамика обращений предпринимателей свидетельствует о росте авторитета института уполномоченного, доверии предпринимательского сообщества структуре, вникающей в проблемы бизнеса, осуществляющей квалифицированную экспертную оценку конфликтных ситуаций, принимающей, в рамках полномочий, все доступные меры по отстаиванию законных прав и интересов бизнеса».

Стоит отметить, что аналогичная отчетно-бравурная логика присутствует в деятельности большинства представителей власти. Следователи и прокуроры радостно сообщают, что из года в год в республике растет, например, количество выявленных преступлений коррупционной направленности. Вывод об увеличении собственно объемов коррупции и росте соответствующих преступлений им совершенно не нравится. Ведь вышестоящий начальник спросит (или может спросить) о провалах в профилактической работе, и Карелия будет опять и опять «нехорошо выглядеть» на карте криминогенной ситуации в стране. Представители судейского сообщества размышляют в полностью аналогичной логике: больше исков – больше споров – больше доверия к суду. Мысль о большем – практически на каждом шагу – количестве нарушений прав и свобод граждан им как-то претит и представляется совершенно неудобной. – Растущие «в гору» статистические графики фактического беспредела в отношении предпринимателей нужны всем интересантам, получающим и осваивающим бюджетное содержание.

Елена Гнетова. Фото: gov.karelia.ru
Елена Гнетова. Фото: gov.karelia.ru

Ну, хорошо, пусть обращений (из которых 142 письменные, 435 устные, а еще 3 … представлены, видимо, в совершенно неклассифицируемой форме) в адрес регионального бизнес-омбудсмена много, но сколько раз уполномоченный участвовал, например, в судебных процессах в рамках защиты прав предпринимателей в качестве третьего лица (не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора в деле, по которому, однако, у уполномоченного имеется производство по соответствующей жалобе)? – Один-единственный. Не это ли показатель «авторитета и доверия»? Зато «в качестве слушателя» карельский уполномоченный поучаствовал в судебных процессах дважды. И это – очевидный успех, поскольку в предыдущем 2014 году такого молчаливого времяпрепровождения зафиксировано не было вовсе.

Стоит обратить внимание на еще один принципиальный момент. Чуть более года назад госпожа Гнетова анонсировала начало кампании по созданию должностей общественных помощников уполномоченного в каждом муниципальном образовании в республике, поскольку опять-таки «ежедневно получает по три-четыре жалобы со стороны предпринимателей на действия и бездействие чиновников, не успевает с ними работать». Опубликованный доклад сообщает: «В течение 2015 года и в настоящее время идет формирование базы кандидатов на роль общественных представителей и их назначение». Пока же общественными помощниками решились стать трое неравнодушных, но, кроме указания имен и фамилий, годовой отчет об их реальной активности по обеспечению и защите прав и законных интересов субъектов предпринимательской деятельности в вверенных муниципалитетах ничего не сообщает.