Когда-то давно в газете «Карельская Губернiя» существовала рубрика «Сказки Шервудского леса». В ней эзоповым языком рассказывались реалии карельской политики. Все герои были узнаваемы, но, поскольку события разворачивались якобы в средневековой Англии, герои были леди и мистерами с псевдобританскими фамилиями, а под каждым текстом стояла надпись «все персонажи вымышленные и сходство с реальными лицами и событиями случайно», в суд идти было не с чем. Один чиновник попытался было, но ничего не высудил.

Мало кто знал, что автором большинства «Сказок» был покойный ныне Алексей Мосунов, депутат и политик, до которого большинству нынешних карельских «народных избранников» как до Луны. И мы никогда не думали, что наступит время, когда говорить правду станет опасно. Увы, в Карелии сейчас все именно. Поэтому мы решили возродить рубрику, но в новом формате.

Добро пожаловать в «Банановую республику».

P.S. Ах да, все персонажи вымышленные и сходство с реальными лицами и событиями случайно.


 

НЕУЛОВИМЫЙ РОЗЗО!

В городке Буэнос-Петрос, что в провинции Лос-Карьялос, солнце вставало рано. Но еще раньше вставал генерал-губернатор Алехандро Хунта. Ему нравилось утречком выйти на балкон своей роскошной двухэтажной резиденции и окинуть взором владения. Он смотрел далеко вдаль, за горизонт, думая о том, что когда-нибудь он покинет это захолустье и вернется домой, вернется богатым.

Хунта был испанцем, и презирал местных – всех этих креолов и метисов. Он бы предпочел и дальше жить в столице, но Король решил иначе, и назначил его генерал-губернатором Лос-Карьялоса. Скорее всего, только из-за фамилии – все почему-то думали, что местные примут его за своего. Кроме того, ходили слухи, что из столицы Хунту на время попросили удалиться после темной истории с продажей тамошних асьенд, в которой он каким-то боком был замешан.

Так или иначе, но за своего нового генерал-губернатора в Лос-Карьялосе так и не приняли. Подтверждение этому Хунта получил, когда вышел на балкон с чашечкой кофе. На площади, прямо перед резиденцией, было написано большими черными буквами.

ХУНТА, УХОДИ! ДОЛОЙ КОЛОНИЗАТОРОВ!

Рядом с надписью лежало что-то небольшое и круглое. Хунта прищурился, пытаясь разглядеть предмет, но не сумел. Да и так ли важно, что за дрянь там лежит? Генерал-губернатор побагровел, закипая от гнева, и заорал во всю глотку, не беспокоясь, что разбудит жену.

– Шабалез!

Престарелый советник Шабалез тут же сунул нос в покои Хунты, будто только и ждал, когда его позовут.

– Звали, ваша светлость?

– Поди сюда, олух. Это что такое?!

Мигом вспотевший Шабалез протер платочком лысину и проворно проследовал за генерал-губернатором на балкон. При этом спиной к Хунте старался не поворачиваться, опасаясь пинка или тычка.

– Это что такое, я тебя спрашиваю?! – снова возопил генерал-губернатор.

Это, ваша светлость, возмутительная клеветническая надпись. Как можно назвать колонизаторами тех, кто несет свет знаний и блага цивилизации?! Я в этом краю живу давно, поэтому пусть Дьявол заберет мою душу, если я лгу: до прихода испанцев здесь царили дикие порядки. Люди говорили что взбредет на ум и сами выбирали старост и алькальдов в городах.

– Заткнись! Почему я вообще вижу эту надпись? Кто это написал? Куда смотрят капитан Габрелле и полковник Серчачос? Разве не они должны отлавливать бунтовщиков?

– Должны и отлавливают! – горячо заявил советник Шабалез. – Но вы же знаете этих местных, этих дикарей! То им не так, это не так. Одним словом, аборигены…

– Ну-ка зови ко мне всех! – рявкнул генерал-губернатор Хунта. – Серчачоса, Габрелле, барона Бонда из совета лордов и Би Би Кокроуча из транспортного картеля! И вели кому-нибудь смыть эту позорную надпись, пока горожане не проснулись. Ишь, Хунта им не угодил! Да если б не Хунта, здесь бы до сих пор рыбу на кактус ловили!

Через двадцать минут в рабочем кабинете генерал-губернатора топтались вечно шмыгающий носом барон Бонд (у председателя совета лордов был хронический насморк), капитан Габрелле и полковник Серчачос, а также толстый капиталист Би Би Кокроуч, захвативший транспортный рынок Лос-Карьялоса при помощи взяток, шантажа и побоев. Понурив головы, все они слушали ругань Хунты, изредка вздыхая.

– Кто это сделал?! Почему он еще не в тюрьме?- рявкнул генерал-губернатор, вонзая яростный взор в Габрелле и Серчачоса.

– Это наша недоработка, – хором ответили они. Потом переглянулись, решая кто будет отвечать первым.

– Участились случаи нападений на богатых, знатных испанцев, – наконец, сказал Габрелле. – Им ничего плохого не делают, только забирают деньги и драгоценности. Мы объявили план «Стоп-Мятеж», провели проверки и обнаружили золото у местных крестьян. Они все говорят про какого-то Неуловимого Роззо. Этот так называемый «народный мститель» раздает им награбленное!

– Мои агенты тоже в курсе о проделках этого Роззо, – подхватил Серчачос. – В рамках программы «Соглядатай» нам удалось выявить нескольких неблагонадежных горожан, которые встречались с пресловутым «народным мстителем». Однако этот мерзавец носит маску и говорит низким, наверняка измененным голосом.

Серчачос выпучил глаза и заговорил жутким басом:

– Долой Хунту!

Генерал-губернатор аж подскочил от неожиданности и раздраженно бросил:

– Следите за языком, полковник. Иногда мне кажется, что вы забываетесь.

– Виноват, – тем же низким голосом ответил Серчачос. Но спохватился, прокашлялся и уже нормальным голосом извинился, – Такое больше не повторится.

Хунта раздраженно махнул рукой.

– Ну и кто же этот ваш Неуловимый Роззо? – спросил он.

Все молчали. Потом, когда пауза затянулась, Би Би Кокроуч поднял руку и, получив разрешение, заговорил:

– Говорят, это вообще не человек. Это демон какой-то. Мои возницы видели его уже много раз. Он грабит почтовые повозки, забирает правительственные грузы да так быстро! У обычного человека так бы не получилось. Говорю вам, Дьявол пришел в Лос-Карьялос!

– Мистер Кокроуч, не несите вздор! Я, конечно, понимаю, что вы поднялись с самых низов и не можете похвастаться приемлемым уровнем образования, но, право слово, лучше просто молчите!

– Возможно, это кабальеро да Васко, – предположил барон Бонд.

– Он же в Мексике! – возразил Хунта. – Прячется от нас, разве нет.

– Койоты лучше стерегут мексиканскую границу, чем тамошняя полиция, – хмуро прокомментировал капитан Габрелле. – Да Васко легко мог бы пробраться на территорию Лос-Карьялос.

– То есть это Да Васко? Опять этот Да Васко?! Я же говорил, что его надо было арестовать, пока он жил здесь. Полгода назад он ускользнул прямо у вас из под носа, а теперь вы мне спокойно рассказываете, что все эти бесчинства его рук дело.

– Мы ничего не можем утверждать наверняка, – заметил полковник Серчачос.

– Ах вот как? – деланно удивился генерал-губернатор. – А я могу! Я могу с полной уверенностью сказать, что если вы в течение недели не поймаете того, кто написал эти обидные слова, то будете искать себе новую работу!

Капитан Габрелле прокашлялся.

– Хм-м. Вообще-то формально у вас нет таких полномочий. Мы с Серчачосом отчитывается только перед Королем и своими начальниками в Мадриде.

– Вы серьезно так считаете? – уточнил Хунта и положил руку на саблю, висевшую у него на поясе.

– Нет! – тут же хором ответили капитан Габрелле и полковник Серчачос, – Мы давно оставили эти заблуждения.

Тем временем с улицы донесся шум и смех. Алехандро Хунта выглянул в окно и увидел злополучную надпись на прежнем месте. Площадь пустовала – солдаты оцепили периметр. Однако горожане высыпали на балконы своих домов, крестьяне, приехавшие по делам в Буэнос-Петрос, заполнили крыши и все они хохотали в голос, тыча пальцами в большие белые буквы.

– Какого черта! – заорал генерал-губернатор. – Шабалез, почему надпись до сих пор не стерли?

Советник Шабалез приоткрыл дверь, бочком протиснулся в кабинет и принялся объяснять:

– Солдаты боятся подходить к надписи. Там рядом бомба лежит. Начнешь стирать – полплощади разнесет.

– Да мне плевать! Пусть хоть половина Лос-Карьялоса провалится к чертям! Убрать немедленно эту позорную надпись! Пригрозите солдатам трибуналом!

Тут раздалось нервное пошмыгивание носом. Барон Бонд сделал шаг вперед:

– Ваша светлость, у меня идея. А давайте пошлем стирать надпись городскую старосту Галлу. Местные выбрали ее своим представителем, она несет ответственность за Буэнос-Петрос. Вот пусть и работает. А взорвется… ну, невелика потеря.

Мужчины переглянулись и неожиданно загоготали в голос. Советник Шабалез вновь протер вспотевшую лысину платочком.

– Замечательная идея! – сказал генерал-губернатор Хунта и впервые за весь день улыбнулся. – Позвать сюда старосту Галлу.

Продолжение следует…

Загрузка...